На галоўную старонку
 


Огонь патриотизма в Свислочской гимназии
никогда не затухал

Ещё не закончился погром, учинённый сатрапом Новосильцевым в учебных заведениях Литвы, как в конце 1823 года Феликс Ляхович организует в Свислочской гимназии новое тайное общество "Согласные братья". Его члены выступали на собраниях с пламенными речами, читали запрещённые стихи. Им не терпелось перейти к действию.

Белорусский историк Борис Клейн в своей книге "Найдено в архиве" пишет: "В конце 1824 года в местечке Свислочь произошло событие, которое встревожило должностных лиц Российской империи... В помещение 5-го класса гимназии вошёл учитель русского языка Невиль. Как и полагалось, ученики были выстроены на молитву. Ничто не предвещало грозы - может быть, только необычный блеск в глазах, устремлённый на доску, где были наклеены печатные тексты молитв. Поле господа Бога предстояло воздать хвалу его наместнику на земле - государю императору. И в этот момент все увидели, что слово "государю же" прочитать нельзя - оно зачёркнуто!

Расследованием обстоятельств этого неслыханного "преступления" занялась комиссия во главе с известным реакционером, доверенным лицом Александра I, сенатором Новосильцевым. Было установлено, что слово "государю же" перечеркнул карандашом ученик 5-го класса Антон Глазер, "а ученик Зенкевич слово ещё более зачернил."

По распоряжению цесаревича Константина, одобренному императором, оба гимназиста были подвергнуты телесному наказанию, после этого Глазер был сдан рядовым в Брестский пехотный полк, а Зенкевич отправлен солдатом в Гродно, в 48-й егерский полк, где над ним был учреждён строжайший надзор. Было также предписано держать в Свислочи полицейских; кроме того, в местечко переводилась рота во главе со штаб-офицером, который должен был доносить в Варшаву о каждом "предосудительном предприятии" гимназистов. Иначе говоря, гимназия была взята под личный надзор цесаревичем Константином.

Неужели всё это произошло из-за одного зачёркнутого слова?

Здание Свислочского поветового училища
Здание Свислочского поветового училища. С рис. XIX в.

… Ключ к этой разгадке можно подобрать, изучив и проанализировав меры, принятые властями в отношении группы учителей. Виновными в "слабом за учениками смотрении" оказались учитель русского языка Невиль, а также Пушкаревич и Микульский, взятые под арест на гауптвахту. Относительно Пушкаревича, учителя красноречия, указывалось, что и раньше был замечен "в назначении ученикам неприличным тем для упражнения", а об учителе древней словесности Микульском прямо говорилось, что он "принадлежит к тайному обществу филаретов…"

Действительно, в новосильцевском списке филаретов находим: "122. Карл Микульский, кандидат философии, Волынской губ., нет за ним никакого имения." В конце 20-х гг. у Адама Мицкевича в Петербурге был хороший знакомый Кароль Микульский, которого поэт называл коллегой (учителем) из Слонима. Очень вероятно, что им был бывший преподаватель Свислочской гимназии. Следует отметить, что тогда селом Здитово Слонимского уезда владели помещики Микульские. Возможно, Кароль Микульский был связующим звеном между виленскими филаретами и кременецкими лицеистами. Новосильцев приложил много усилий, чтобы докопаться до этих связей, но так и не смог ничего доказать.

Учителя рисования и русского языка Ж. де Невиля гимназистам даже удалось втянуть в тайное общество. В списке филаретов среди неотысканных под номером 139 значился Леваль. Очень вероятно, что это свислочский учитель Невиль.

Учитель риторики Пушкаревич ещё в конце 1810-х - начале 1820-х гг. задавал своим ученикам сочинения на темы славных деяний польских королей и славных мужей, таких как гетманы Ян Тарновский и Станислав Жолкевский, канцлеры Ян Замойский и Лев Сапега, деятели революции 1794 г. Гуго Коллонтай и Юзеф Понятовский и др. В бумагах бывшего гимназиста Игнатия Кочальского в 1823 г. нашли похвальную оду на князя Юзефа Понятовского. В ней, превознося знаменитого полководца, секретарь Морального общества писал: "Не однажды испытал мужественную десницу твою москвитянин, когда зрел тебя на берегах Волги, когда разрушил ты великолепную его столицу, или когда под Можайском молил тебя о мире."

В 1823 году Пушкаревич сумел оправдаться перед новосильцевскими следователями.

Но на следующий год свислочских учителей ждало суровое наказание: их отправили на гауптвахту сроком на два месяца - Пушкаревича в Белосток, Невиля в Гродно, а Микульского в Брест-Литовск.

Согласно Повелению Его Императорскаго Высочества Цесаревича препровожденнаго ко мне в копии при повелении бригадного командира Господина Генерал Майора Рейбница от 31-го Декабря прошлого 1824 года за №904-м Присланный приотношением Правящего должность Гродненского Гражданского Губернатора, Вице Губернатор Максимович, Учитель Свислоцкой Гимназии Микульский; по Выдержании Его двух месячного Срока на брестской гауптвахте, отправлен мною к здешнему городничему Подполковнику Конопацкому, которою испросил в пред до вашего разрешения обязать из города не отлучаться О чем Сим Вашего Превосходительство уведомить честь имею.

Полковник Пинабель

НАРБ (Гродно) ф.1, оп.2, ед.хр. 246, л.180

Следует отметить, что полковник Пинабель являлся отнюдь не рядовым масоном в Литве.

9 июня 1825 года мать Павла Зенкевича, помещица Пружанского уезда, написала прошение цесаревичу Константину об облегчении участи своего сына. Великий князь ответил ей грубо и к тому же ещё оштрафовал, чтобы неповадно было отвлекать его от государственных дел. Отбыв солдатчину, Павел Зенкевич вернулся в родные места, обзавёлся семьёй, воспитал сына Феликса - героя восстания 1863 года.

Но свислочские гимназисты никак не хотели успокоиться: вскоре создаётся новое тайное общество "Зоряне", впоследствии ставшее филиалом белостокских "Военных друзей". После подавления выступления Литовского пионерного батальона были разгромлены и "Зоряне". Над тайным обществом состоялся в Вильно отдельный суд. Феликса Ляховича приговорили к шести годам работ в крепости, семь человек отправили в солдаты на Кавказ, а основную массу - на прежние места жительства под полицейский надзор. В Национальном историческом архиве в г. Гродно сохранились документы по этому делу. Первый называется так:

Список лиц прикосновенных к делу разыскиваемому Комиссиею о некоторых тайных обществах, с показанием места жительства тех же лиц:

  1. Богурский Адольф в Кобринском уезде
  2. Булгаровский Игнатий в Волковыском уезде
  3. Гловацкий Иван в Гродненском уезде
  4. Гельтман Лев в Брестском уезде
  5. Гувальт Станислав в Гродненском уезде
  6. Ейсымонт Аурелиан в Гродненском уезде
  7. Козминский Иван в Волковыском уезде
  8. Кунахович Теодосий в Брестском уезде у помещика Чарнецкого
  9. Орда Наполеон в Кобринском уезде
  10. Стравинский Адам в Слонимском уезде
  11. Окенчиц Феликс землемер в имение князя Сапеги в Деречин
  12. Парчевский Константин в Гродно
  13. Задарновский в Гродно

НАРБ (Гродно) ф.1, оп.2, ед.хр. 1482, л.13

Второй документ касается выдающегося художника и композитора Наполеона Орды:

3 июля

Список повеления Его Императорского Высочества Цесаревича Гродненскому гражданскому губернатору от 25 июня 1827 года №1459

На присланное ко мне от помещицы Кобринскаго Повета Иозефины Орда прошение об освобождении на поручительство сына ея, содержащегося под стражею по делу тайного студенческого общества, имеете Ваше Превосходительство объявить просительнице, что ей следует ожидать решение сына ея поразсмотрении производящегося онем дела, невходя с просьбами, которые не могут быть принимаемы во уважение, ичто затем помянутое прошение ея оставлено мною без действия, причем взыскать с нея за употребленную по канцелярии моей вместо гербовой простую четвере листа бумагу деньги для причисления к казенным доходам.

НАРБ (Гродно) ф.1, оп.2, ед.хр. 1823, л.1

Из документа видно, что Цесаревич Константин был не только грубым человеком, но и бездушным. Даже Новосильцев часто откликался на различные прошения.

Но и после разгрома зорян кузница патриотических кадров - Свислочская гимназия - продолжала работу до 1851 года, успев воспитать ещё К. и В.Калиновских, В.Малаховского, Р.Траугутта, А.Белокоза, Ю. и К.Крашевских и др. Этому не помешала и рота солдат, расквартированных в Свислочи.

Становится очевидным, что назрела необходимость создания польскими и белорусскими учёными полной истории Свислочской гимназии, которую окончили к тому же известные деятели культуры: медик и природовед С.Горский и один из лучших переводчиков Шекспира на польский язык Ю.Пашковский... Да и в известной нам когорте выпускников-патриотов видим писателя, историка и художника Ю.Крашевского, писателя и композитора К.Крашевского, художника Л.Крашевского, художника и композитора Н.Орду, поэта Р.Суходольского, писателя и литературоведа Л.Зенкевича, монголоведа Ю.Ковалевского, мыслителя, публициста и поэта К.Калиновского, археографа В.Калиновского, публициста В.Гельтмана....

Александр Ильин

На галоўную старонку