На галоўную старонку
 


Журавлиная колыбель Загородья

В самом центре Брестчины, словно красуясь среди болотных массивов, расположена возвышенная песчаная гряда, названная географами Загородье (имя-ориентир), что значит "за городом (Пинском)"1. На северных склонах этой гряды протекает Ясельда, река-труженица, которая у города Пинска заканчивает свой путь в объятиях Припяти, связав голубой нитью судьбы десятков больших и малых селений, возникших на ее зелёных берегах.

Слово Ясельда донесло до наших дней восприятие окружающей природы теми людьми, которые дали реке такое верное имя. В основе его славянское ясло (ясли) - колыбель. Балтийская основа яцолд, ясолд (начало) тоже несёт в себе подобный смысл. Возможно, в течение тысячелетий произошла трансформация этого термина со славянским или с балтийским оформлением.

В языках некоторых индоевропейских народов слово Асольда означало "река асов" или "река богов", которым они поклонялись в древние времена, где слово асо - бог, а часть слова льда, альда - река. Не зря балтийские народы лодку называют алдия, а славяне - ладья.

Через всё Брестское Полесье, от Пружан до Пинска, протекает эта река, имевшая огромное историческое значение основной водной дороги, которая была извечной труженицей по перевозке различных грузов. Ещё в прошлом веке ежедневно десятки барж везли лес, хлеб, пеньку в Польшу, Германию, Данию и дальше в Англию. Река славилась рыбными богатствами. Истоки её - это основные места нерестилищ многих видов рыб. Издавна их оберегали в надежде на богатый улов и спасение от голода. Заболоченные земли не могли прокормить людей, и им необходимы были дары Ясельды.

Пружанские болота славились как древние места гнездовий серых журавлей2. Сюда, в верховья Ясельды, они прилетали, чтобы вывести потомство. Эта красивая птица пользовалась любовью и уважением у полешуков. К ней, как и к аисту, люди относились с особым благоговением. Весенний прилет журавлей всегда был праздником для окрестных жителей. Нашим предкам он являлся знаком возрождения жизни, прихода весны. Журавлиный зов напоминал людям, что суровое зимнее время ушло и жизнь полна великого значения, великого смысла, вечного обновления природы, а, вместе с тем, надежд на будущее. Журавли вьют свои гнезда по законам древнего инстинкта в тех же местах, где появились на свет сами. Криком радости возвещают они о появлении первого яйца. Обычно их в гнезде два. Журавлиный век долог, он равен человеческому. За свою жизнь одна пара выращивает целый журавлиный клин. Журавли - современники динозавров. Но и по сей день восхищают они людей своей красотой и величием полёта.

В своей памяти я сохранил грустные воспоминания, связанные с осушением Пружанских болот. В конце апреля 1979 года по научным делам мне пришлось побывать в Пружанском районе. Стояли тёплые солнечные дни и было время возвращения журавлей на свою родину. Но на этот раз они собрались высоко в небе и долго-долго кружили над осушенными и распаханными болотами, не узнавая своих мест, не находя своих гнёзд.

Печальный, а как позже оказалось, и прощальный журавлиный крик напоминал плач. Все, кто видел эту картину, стояли в растерянности, не смея говорить друг с другом. Женщины и дети вытирали слёзы. После люди говорили, что птицы кружили над своими местами весь день, а к вечеру куда-то улетели. Сюда они больше не возвращаются, за исключением единичных журавлиных пар.

В связи с этим вспоминаются строки стихотворения уроженки этих мест Евгении Янищиц "Про болота":

...И разумный и дурной совет -
Всё на веру принимали веси...
Только чёрных аистов уж нет,
Клюквы нет под снегом на Полесье!
Где они, лозовые кусты,
Из которых мы лукошки вили?
На озёрах - синих и густых -
Помню! - рыбу вёдрами ловили...

Это своеобразное предупреждение и напоминание нам, ныне живущим, как бережно мы должны относиться к колыбели своей жизни и помнить, как верно наши предки выражали своё мироощущение, своё отношение к природе, как образно умели именовать места, где жили. Такие названия, как Ясельда (ясли), нужно заносить в "Красную книгу" топонимии.

1 О топониме Загородье см.: Ф.Д. Климчук. Полесский топоним Загородье // Загароддзе-1. Матэрыялы Міждысцыплінарнага навуковага семінара па пытаннях даследавання Палесся (Мінск, 19 верасня 1997 г.). Мн., 1999. С. 10-23.

2 У нас на Поліссі есть такое повір'е. Як пэршый раз побачыш журавля, то брыньбужэ ны называй ёго журавлём, бо будыш цілый рік журытыся. Трэба высэлыком тоді назваты, то вжэ будыш высылытысь цілый рік. Як пэршый раз навысні побачыш, шо лытять гэты птушкы, о вжэ скажыш: Дывітэсь, высэлыкы полытілы.

Л и т е р а т у р а :

М. Ермаловіч. Старажытная Беларусь. Мн., 1990.
В.А. Жучкевич. Общая топонимия. Мн., 1968.
В.А. Жучкевич. Краткий топонимический словарь Беларуси. Мн., 1974.
В. Короткевич. Колокола в глубинах озёр // Неман, 1986, №8.
Л.М. Лыч. Назвы зямлi беларускай. Мн., 1994.
М.Р. Прыгодзiч. Шчодрасць слова. Мн., 1990.
А.Ф. Рогалев. Белая Русь и белорусы. Гомель, 1994.
А.Ф. Рагалёў. Сцежкi ў даўнiну. Мн., 1992.
П.С. Стасевiч. Вёска над Ясельдай. Мн., 1991.
Н.М. Шпилевский. Путешествие по Полесью и Белорусскому краю. Мн., 1992.
У. Юрэвiч. Слова жывое, роднае, гаваркое. Мн., 1992.

Георгий Рылюк

На галоўную старонку