На галоўную старонку
 


Антони Ожешко

Антони Ожешко герба Побуг (ок. 1743-1771), барский конфедерат. Был сыном Людвика, пинского подкомория, помещик в Винче и Залозье, совладелец Глинного, Осовцев, Осович и Овзич в Пинском уезде. Политически, похоже, связан с Чарторыйскими, 18.04.1763 г. подписал протест против финансирования Каролем Раздзивиллом великолитовского трибунала. В 1764 г. был депутатом элекционного сейма от Пинского уезда и вместе с отцом подписал акт избрания королем Станислава Понятовского. Под влиянием братьев Пуласких предпринял усилия для организации поддержки Барской конфедерации на Пинщине. Однако, не успев собрать значительного вооружённого отряда, в середине июля был рассеян Древичем. Несмотря на это, создал в Пинске, наиболее вероятно - 3.08.1769 г., конфедерацию Пинского уезда и стал её маршалком. С помощью региментара Борейши (Игнатия или его брата Михала) набрал несколько сот рекрутов, а также привлёк стоявший в Пинске отряд конной гвардии под командой Михала Грабовского. Однако уже около 8 августа был разбит А. Суворовым под Яновцем (около Пинска, собственность рода Ожешко). Произошло это во время марша Суворова 5-17 августа из Минска в Варшаву - первая его встреча с конфедератами. Ожешко, которого беспокоили другие российские подразделения, с 350 людьми прорвался в направлении Владимира Волынского, чтобы соединиться с Казимиром Пуласким. После соединения они несколько месяцев вели совместную партизанскую войну. В сентябре Ожешко (единственный из всех литовских маршалков, который в то время вёл вооружённую борьбу) участвовал во втором походе Пуласких в Литву. Шёл через Замостье, Ленчне и Ломазы. Тут А. Ожешко и К. Пуласкому не повезло с подчинением полков Юзефа Беляка и Александра Корыцкого. Погоня за ними Ожешки с двумястами пинскими конфедератами закончилась поражением, которое 7 сентября нанёс ему под Славатичами (над Бугом) полковник К. Рённ. 8 сентября Ожешко с Пуласким под Пратулином перешли на правый берег Буга. Лагерь разбили под Сычиками, а 9 сентября через Чернавчицы направились на восток к Кобрину. Но, окружённые несколькими отрядами русских, уже 11 сентября начали отходить по восточной стороне Буга на юг. 13 сентября Ожешко участвовал в проигранном сражении под Ореховом, а 14 сентября, после переправы через Буг, во второй битве, под Влодавой, также завершившейся ощутимым поражением. С остатками своего отряда он укрылся в лагере Пулаского под Грабом на венгерском пограничье и, несомненно, участвовал в осенней партизанщине 1769 года в Прикарпатье.

18 ноября Ожешко прибыл в Бельск и с двумя секретарями Михаилом Доманским и Горбачевским заседал в только что образованном Наивысшем совете. В январе 1770 г. перебрался в Прешов - новую резиденцию Генеральности. 28 января был назначен в Комиссию шести для принятия присяги отрядами Казимира Пулаского, Юзефа Мончинского и др. Со временем дал себя убедить в правильности политики Теодора Вессля и стал его горячим сторонником на пленарных заседаниях Наивысшего совета. Многократно поддерживал предложения весслевской оппозиции, в частности, в деле переезда Генеральности в границы Речи Посполитой. Сочувствовал действиям большинства, всеми способами препятствуя осуществлению даже самых прогрессивных проектов оппозиции. "На ветер слова летят, - писал Весслю 20 марта 1771 года, - а результата добиться не могут." В марте находившийся в Прешове Х.Ф. Дюмурье отметил Ожешко как одного из самых способных и подготовленных командиров. Получил назначение на должность заместителя генерального командующего литовскими войсками, а также командование над корпусом в 400 литвинов. В середине апреля прибыл в действующие войска в непосредственное подчинение Дюмурье. Участвовал в военной кампании 1771 г. В битве под Ланцкороной 23 мая командовал левым флангом, на который был направлен главный удар Суворова. Окружённый верными товарищами, Ожешко сражался до конца: погиб, не сдаваясь, проколотый казацкими пиками. Был похоронен в приходском костёле в Ланцкороне. Женат не был.

Вацлав Щигельский

От редакции. Добавим, что Антони Ожешко купил у генерала Адама Бжостовского земли на Киевщине, которые потом передал государству с условием заботы о крестьянах. Это означает, что пинский маршалок был не только горячим патриотом, но ещё и богатым человеком, которому были не чужды идеи эпохи Просвещения.

На галоўную старонку