На галоўную старонку
 


Михаловские

   Как уже ранее говорилось, Юстина Антоновна Котович вышла замуж за священника Павла Михаловского, отец которого Иван Михаловский (1797 - ?) был униатским, а затем православным священником в селе Береза Кобринского уезда. Другой сын последнего Фома Иванович Михаловский (? - 1897) сделал неплохую карьеру, дослужившись до должности прокурора в Москве и до генеральского чина - действительного статского советника.

   Павел Михаловский родился в 1838 году в селе Береза. В 1862 году закончил Литовскую духовную семинарию и был рукоположен в священники Березской церкви. В 1881 году поменялся приходами с шурином Фомой Котовичем. В Черевачицком приходе столетнее служение священников Котовичей сменилось на почти столетнее Михаловских. До 1911 года священствовал Павел Иванович Михаловский в Черевачицах. Умер здесь же 15 июня 1915 года.

   Нам известны четыре его сына: Иван, Павел, Антон и Константин, а также дочь Юлия, вышедшая замуж за священника Николая Соботковского. Отца на Черевачицком приходе сменил в 1911 году его старший сын Иван, о жизни которого можно судить по следующему письму к архиепископу Александру ( ГАБО, ф. 2059, оп.2, д. 230, л. 268):

" ...имею я 64 года всего только - род. 1873 года 22 января. 15 июня 1895 года окончил Виленскую Духовную Семинарию и тогда же назначен псаломщиком Черевачицкой церкви, где за особую ревность при досмотре-постройке Черевачицкой приходской церкви награжден архипастырским благословением и признательностью.

Н.И. Михаловский
Н.И. Михаловский

   В 1898 году 25 января рукоположен в священника Киселевецкой церкви, где за особую заботливость благоустройства школ получил благодарность Епархального училищного Совета. Беспрерывно был священником в Степанковском, Черевачицком приходах и во время войны - на передовых позициях в 144 Каширском полку, совмещая при этом, в течение 20 лет, должность благочинного 2 окр. Кобринского уезда и благочинного 36 Дивизии. Во всех приходах состоял законоучителем.
   Должности свои проходил аккуратно, исправно, честно, с усердием проповедовал слово Божие и поучал своих прихожан и солдат. Шпионом, доносчиком и ябедником никогда не был и если являлся в какое-либо учреждение, то только по своим служебным делам. За всю свою службу никаких выговоров и кар не получал. По духовному ведомству за усердие имею награды, начиная с благодарностей и кончая получением палицы, а по военному ведомству получил ордена Св. Анны 3-ей степени и 2-ой степени с бантами и мечами, золотой наперсный крест от Святейшего Синода выдаваемый, был представлен к орденам Св.Владимира и Кресту Св.Георгия. Золотой наперсный крест преподнесло мне офицерство полка во главе с командиром полка Валерианом Александровичем Стефанским, католиком. В полку состоял я также по избранию офицеров хозяином офицерского собрания. Прихожане, а равно и солдаты, любили меня и любят, всегда относились ко мне с почтением и уважением и никаких жалоб на меня, а равно недоразумений с ними, не случалось. Во время пребывания моего благочинным священники и псаломщики вверенного мне округа жили дружно и мирно, занимаясь каждый своими делами. За свою 39-летнюю пастырскую службу был болен только три раза - в 1900 году 3 дня, в 1919 году тифом 2 недели и в 1936 году в Филиппов пост 3 недели гриппом. Своими служебными обязанностями я никогда не тяготился и от богослужений и исполнений церковных требов никогда не уклонялся. Не было случая в моей жизни, чтобы я своему прихожанину отказал в исполнении какой-нибудь требы, подачи совета или помощи, что могут засвидетельствовать киселевецкие, степанковские и черевачицкие прихожане, никого я не ссорил и никому не желал зла.
   В первых числах марта 1918 года (по возвращению с военных действий в Москву к семье) я первый поднял вопрос подать докладную Архиепископу Михайлу и Патриарху Тихону на Всероссийский Собор и первый расписался на докладной о командировании в бывшую Гродненскую Епархию 10 священников для исполнения пастырских обязанностей. В средних числах июня первая партия 3 человека: я, мой шурин пр.о.Николай Соботковский и настоятель Слонимского Собора пр.о.Травин - были командированы в свои прежние приходы с обязательствами совершения богослужений и исполнений пастырских обязанностей в своих прежних приходах, а равно в целых уездах (я в Кобринском уезде, о.Николай в Слонимском). Все мы поехали без семейств, с 30 фунтами вещей, выехали в разоренный и опустошенный войною край, прибыли на место 29 июня, на Св.Петра и Павла, 1918 года. Черевачицы были опустошены и разорены, так как находились в Брестском крепостном районе, на берегу Муховца, между шоссе и железной дорогой, в самом бойком пункте передвижения войск, а потому наиболее пострадали, остались только церковь без утвари, богослужебных книг и колоколов. Церковь была обращена немцами в склад жернов и других предметов. Дома священника, псаломщика и все холодные постройки были уничтожены огнем. На усадьбе священника не осталось даже колышка. 1/2 посаженного мною пред войною сада уничтожена огнем. На всем Черевачицком приходе осталось только 18 домов и 10 холодных построек. Прихожане возвращались на пепелища, помещались в землянках, умирали от голода и тифа, редко кто имел лошадь, а потому 3 года мне приходилось жить в землянке, ходить пешком по приходу, исповедовать и причащать больных и умирающих. Тяжело мне было смотреть на этих несчастных, а так же восстанавливать все разрушенное войной, но я находил утешение и поддержку энергии в том, что делал помощь ближнему и возвратился на прежний приход в село Черевачицы, на прадедовское место.
   Мне предлагали занять место в Кобринской Петро-Павловской церкви, или любое место в уезде, где были дома и все холодные постройки, но я от предложений отказался, так как считал своей священной обязанностью возвратиться на свой прежний приход в село Черевачицы, на который я имею фамильный королевский документ, выданный королем Станиславом Августом 1782 года 11 ноября моему пра-прадеду.
   Со дня моего нахождения в селе Черевачицы я все время помогал и помогаю родным - имел на своем иждивении моих родителей, племянников-сирот, псаломщика-калеку, и совершенно больную слепую тещу. Всегда я старался оказывать помощь ближнему и делился с ними своим куском хлеба. Я прихожу в ужас и отчаяние при мысли, если Ваше Высокопреосвященство, Милостивейший Архипастырь и Отец, не оставит меня на прежнем месте в Черевачицах. Вины за собой никакой не признаю, совесть моя чиста, как пред Вашим Высокопреосвященством, так и пред Богом.
   В приходе Черевачицком имею только одного баптиста, пришедшего из соседнего Березского прихода и 2 баптистки женщины-калеки, последователей у них нет и эти 2 женщины только сочувствующие". (...)

   Однако письмо к архиепископу не помогло, и Иван Михаловский 23 июня 1937 года был отправлен на пенсию. В годы войны он, наверно, вернулся к пастырскому служению и исполнял свой священнический долг до самой смерти, предположительно в 1958 году. Иван Михаловский имел сыновей Николая и Павла (умер в детстве) и дочь Марию, вышедшую замуж за священника из Крупчиц Ивана Серветника.

   Николай Иванович Михаловский родился 10 апреля 1902 года в селе Киселевцы. Окончил Литовскую духовную семинарию в 1926 году и вскоре стал священником в селе Рогозно Кобринского уезда вместо умершего дяди Павла Павловича Михаловского. Короткое время Николай Михаловский священствовал в Крупчицах, где опекал престарелого Никанора Котовича. После смерти последнего в 1938 году отец Николай вернулся в Рогозно. 27 сентября 1943 года священник - патриот расстрелян немцами за связь с партизанами. Его похоронили, как и отца, в Черевачицах. Жена рогознянского священника Ксения Ивановна Михаловская (1900 - 1975) после смерти мужа спасалась вместе с дочкой Галей в Чабаевке, имении Котовичей. Во многом благодаря информации, предоставленной Галиной Николаевной Криворучко (Михаловской) была написана эта статья.

   А теперь вернемся к другим сыновьям Павла Ивановича Михаловского, большинство из которых пошли по пути отца. Павел Павлович Михаловский родился 5 января 1877 года в селе Береза. Окончил Литовскую духовную семинарию в 1902 году. С 1908 по 1926 год он был священником Вежнянской церкви Пружанского уезда, затем - Рогознянской церкви. Умер П.П. Михаловский 15 июня 1928 года в Рогозно, а похоронен в Черевачицах. С 1914 года жена с ним не жила ввиду его разгульного и нетрезвого образа жизни. Они имели сына Николая и дочь Нину.

   Антон Павлович Михаловский родился в 1889 году в Черевачицах. Закончил Литовскую духовную семинарию и юридический факультет Варшавского университета. До 1-й мировой войны служил в Гродненском окружном суде и был мировым судьей на Волыни. С осени 1920 года по июль 1926 года он был в эмиграции в Югославии, где пять лет проработал на государственной службе. Там женился на сербке. В середине 1926 года с женой и сыном Олегом вернулся в родные Черевачицы, где вначале жил у брата Ивана. В 1927 году как выпускник духовной семинарии он безрезультатно добивался рукоположения в священники. До сентября 1939 года Антон Михаловский хозяйствовал в своем фольварке Черевачицы. Как пишет И.Н. Котович: "... он зарабатывал на жизнь составлением различного рода юридических бумаг. Когда началась война с Польшей, вся семья села на велосипеды и уехала в Сербию. Когда и туда докатилась война, по церковным связям они выехали в Аргентину в миссию православной церкви." По данным интернет-справочника "Религиозные деятели и писатели русского зарубежья", Антон Михаловский в 1947 году выехал из Югославии в Аргентину. Печатался на страницах журналов "Православная Русь" и "Православная жизнь" (Джорданвиль, США). Скончался 11/24 марта 1965 года.

   Мы мало знаем о Константине Павловиче Михаловском (1868? - ранее 1959). В 1890 году он окончил Литовскую духовную семинарию, а в начале ХХ века был священником Кобринского собора. "В годы Первой мировой войны отец Константин был священником в Финляндском полку царской армии. Полк перешел в Добровольческую армию и в конце концов оказался в Севастополе. Оттуда о. Константин на кораблях царского флота добрался в Тунис, точнее в Бизерт. Там организовал строительство православного храма для моряков и служил в нем. Позднее вместе с семьей оказался во Франции. С женой Екатериной Николаевной Сцепуро (? - 1958) имел шесть детей. (...) Сын Николай закончил военное училище и был кадровым военным. После Крыма судьбу его я знаю смутно. После долгих мытарств оказался в Чехословакии, точнее в Словакии, судя по современной раскладке. Там он закончил строительный институт и стал потом "паном инженером"..."

Александр Ильин

На галоўную старонку