На галоўную старонку
 


Забытый православный поэт


М.С. Костко

   Михаил Семенович Костко родился 6 сентября 1880 г. в местечке Погост Слуцкого уезда Минской губернии. Закончил Несвижскую учительскую семинарию в 1900 г. Кстати, двумя годами позже эту же семинарию закончил К.М. Мицкевич (Якуб Колас). В какой-то момент времени их жизненные пути пересеклись. Я. Колас вспоминал, что когда девушки на вечеринках просили его, тогда еще молодого учителя, спеть, он отказывался, ссылаясь на свои плохие вокальные данные: "... мне Костка ледзь-ледзь тройку паставіў за спевы". Обладая хорошим слухом и музыкальной грамотой, М.С. Костко предположительно руководил семинаристским хором.

   С 1900 по 1906 гг. он работал учителем (заведующим начальной школы). В 1906 г., сдав экзамены об окончании Минской духовной семинарии, был рукоположен в священники. В царской России работал в церквях Мозырского, Борисовского уездов, в Минской больничной Свято-Владимирской церкви (в 1916 г.). С 1916 по 1945 гг. - в Несвижском, Барановичском поветах. После Великой Отечественной войны с 1945 года - в г. Турове, где и был похоронен 3 января 1953 г.

   Поэзия М. Костко была далека от политики. Главная тема - философско-лирические стихи о природе, преимущественно - духовные стихи. Публиковался в основном в еженедельном церковно-народном журнале "Воскресное чтение", издававшемся в Варшаве.

Владимир Костко

Михаил Семенович Костко

В крестопоклонную неделю

Приди, истомленный невзгодой лихою,
В сей день поклониться Кресту,
И в тихой молитве с открытой душою
Поведай все скорби Христу!...
Как бурное море, жизнь наша земная
Тревоги и горя полна,
Всегда неизменно от края до края
Волнуется грозно она.
То слышны в ней слезы, то песня порою,
То дикие взрывы страстей,
То мир, то борьба вдруг с безумной толпою,
Заблудшей в гордыне своей...
И, дико бушуя, зло нас повергает
В отчаянье злобной рукой...
И силы слабеют, и дух угасает...
Где правда? Где сладкий покой?
Крест - радость, утеха, Крест - правда святая,
Христов Крест - наш сладкий покой,
К Нему припадем мы, тоску изливая,
В день праздничный этот святой.
И в тихой молитве исчезнет тревога,
А вера наш дух окрылит.
Надеждой на Бога не сбиться с дороги,
Где правда неправду разит!..

"В.ч.", 1926, № 16, с.258


Повесть о ковре
Из чудес Святителя и Чудотворца Николая

В знаменитом Царьграде в былые года
Жил ремесленник бедный, плодами труда
Сам себя и супругу питая.
Николая он имя Святого носил
И Святителя Божия чтителем был,
Честно память его ублажая.
Скромно труженик дожил уже до седин,
Знаменуя всегда день своих именин
Посещением Божия храма:
И на память Святого обычай имел
Совершать, сколько мог он, спасительных дел-
Брать во храм свеч, вина , фимиама...
Но чем больше, стареясь, слабела чета,
Тем сильней угнетала ее нищета...
И, вот, близок был день Николая.
Где им взять на елей, фимиам и вино?
Чем почтить день великий, как чтили давно?
Горько думали старцы, вздыхая!..
И сказала супругу спокойно жена:
"Верно Богом нам доля такая дана,
"Нам смущаться нуждой неприлично:
"Пусть печаль не туманит твой старческий взор, -
"Вот возьми и продай мой последний ковер,
"И почтим день Святого обычно!"
Так ободренный добрым советом жены
Старец, думая взять за ковер полцены,
Чтоб на праздник могло лишь остаться,
Сам понес драгоценную ношу в тот край,
Где шел торг, и - о, чудо! - Святой Николай
Повстречал там убогого старца...
-"Я ковер твой охотно бы, друг мой, купил, -
-" Сколько взять ты желаешь?" Святитель спросил:
-"Я нужду в этой вещи имею" ...
"За ковер было восемь дано золотых,
"Но теперь за него не дадут уже их,
"И просить уже столько не смею".
-"Я дам шесть золотых", покупатель сказал:
-"Вот и деньги!".. И радостно старец их взял,
Сбыв ковер с превеликой охотой...
Покупатель исчез, взяв с собою ковер,
Привлекая к себе старца беднаго взор,
Пораженнаго чудной добротой. -
Между тем, пока старец по торгу ходил
И, что нужно на праздник Святого, купил -
Фимиама, вина, свеч, елея, -
Его новая дома ждала благодать,
Как награда за то, что решился продать
Для Святого ковер, не жалея...
Тот же чудный Святитель, защитник сирот,
Свободитель от нужд и житейских забот,
В дом явился жене Николая
И сказал, отдавая ковер, он жене:
-"Старый друг повстречался на торжище мне,
-"Тебе это отнесть умоляя" ...
И убогой четы благодетельный друг,
Ей оставив ковер, стал невидимым вдруг, -
Молвить слова она не успела.
"Верно, муж пожалел и раздумал продать,
"Нечем будет нам праздник великий встречать"
Горько - горько она сожалела ...
И, когда муж вступал под убогий свой кров,
Уже горький упрек был сорваться готов
С уст жены огорченной, печальной:
Почему не исполнил ея он совет
И нарушил раз данный пред Богом обет -
Почитать день Святителя славный?..
Но как радость, восторг бедняков описать,
Когда истину тотчас пришлось им узнать,
Когда стало все дело известно!
Ясно было, что тот, кто ковер их купил
И тогда же чудесно его возвратил,
Был Святитель, помогший чудесно...
Благодарен был старец с женою и рад,
И прославил с ним вместе весь город Царьград
Во святых Своих дивнаго Бога...
О, Святитель великий, святый Николай,
Свою милость-покров и над нами являй, -
Наша жизнь так бедна и убога!..

"В.ч.", 1926, № 21, с.322 – 323

На галоўную старонку