На галоўную старонку
 


Береза во времена Северной войны:
история одного мифа

История каждого государства, каждого населенного пункта - это совокупность фактов, свидетельств и различных легенд (т.е. неподтвержденной информации). Со временем каждая из этих категорий (факты, свидетельства и легенды) может переходить в другой вид категорий. Например, легенда о некотором событии после обнаружения документов (неопровержимых свидетельств) переходит в категорию фактов. Но иногда, казалось бы, неопровержимые факты теряют свое первоначальное значение и свою правдивость. История города Березы также имеет свои мифы. Об истории одного из них я и хочу рассказать.

Практически в каждом историческом издании по истории Березы и Беларуси упоминается о встрече в Березе в 1706 году русского царя Петра I с польским королем Августом II [5, с.22; 8, с.170 и т.д.]. В Березовском историко-краеведческом музее есть даже картина художника Н.Гутиева, наглядно изображающая эту встречу. Занимаясь на протяжении длительного времени историей Березы, я не мог ни пройти мимо этого, казалось бы, неопровержимого "факта". Но по мере того, как я интересовался этой проблемой, стали появляться сомнения.

Встреча Петра I с Августом II в Березе-Картузской в 1706 г. Художник Н. Т. Гутиев.
Встреча Петра I с Августом II в Березе-Картузской в 1706 г. Художник Н. Т. Гутиев.

Сначала необходимо рассказать, что происходило на территории Беларуси в 1702-1706 гг. В этом нам помогут две интересные книги. Первая - исследование известного советского историка Евгения Викторовича Тарле "Северная война и шведское нашествие на Россию" (Москва, 1958), вторая - белорусского историка Андрея Котлярчука "Швэды ў гісторыі й культуры беларусаў" (Менск, 2002). Цитаты из этих книг будут приведены с сохранением стиля оригинала. К сожалению, оба историка не избегают досадных ошибок.

"(...)у красавіку 1702 г. швэдзкае войска на чале з Карлам XII упершыню ўваходзіць ў межы ВКЛ. Ад Расіёнаў яно рухаецца разам з аддзелам Казімера Яна Паўла Сапегі. Швэдзка-беларуска-летувіскае войска ўваходзіць у Коўна. Адтуль Карл XII праз Мерач/Merkine, Лейпуны/Leipalingis, Сапоцкін, Саколку й Васількаў кіруецца ў Польшчу. Тым часам 5 красавіка 1702 г. адзін швэдзкі аддзел уваходзіць у Вільню. (...) 16 красавіка 1702 г. у захопленую бяз бою швэдамі Вільню з трыюмфам уваходзіць Казімер Сапега.

Ужо 3 сакавіка 1702 г. генэрал Магнус Стэнбок (Magnus Stenbock, 1664-1717) дакладаў каралю, што меская рада (купцы. - А.К.) Вільні хоча перайсьці пад пратэктарат Швэцыі. Таксама схіляецца да хаўрусу з Швэцыяй "шмат шляхты з Русі" (...). 15 лютага 1703 г. швэдзкія аддзелы на чале з генэралам Адамам Людвікам Левэнгаўптам (Adam Ludvig Lewenhaupt, 1659-1719) ушчэнт разьбіваюць прарасейскую групоўку літоўскай шляхты на чале з Рыгорам Антоніем Агінскім каля мястэчка Салаты (Saladen у швэдзкіх крыніцах), што на Гарадзеншчыне. У ліпені 1704 г. Варшаўская канфэдэрацыя, арганізаваная Карлам ХП, выбірае на пасаду караля польскага й вялікага князя літоўскага ваяводу познаньскага Станіслава Ляшчынскага, а таксама прымае Варшаўскі трактат. Познань была адным з цэнтраў польскіх пратэстантаў. Артыкул 17 Варшаўскага трактату вяртаў Сапегам усе пасады й маенткі. Артыкул 18 даваў права пратэстантам i праваслаўным гадаваць дзяцей у веры продкаў. Артыкулы 19-26 вызначалі швэдзкую Рыгу адзіным морскім портам для ВКЛ, Украіны, Прусіі й Курляндыі. Безумоўна, усе гэтыя палажэньні спрыялі Сапегам, пратэстанцкай шляхце, беларускім купцам, а таксама мацавалі пазыцыі Швэцыі ў Беларусі й Летуве" [3, с.98-99].

"(...) у Петра уже с ранней осени 1705 г. тоже был готов не менее логический план, диктовавшийся как политическими, так и стратегическими соображениями, причем игру Карла XII царь понял весьма хорошо, хотя, может быть, в тот момент ему еще и не были известны все "изречения" Карла XII о Москве и обо всем, что король шведский там собирается учинить с ним и как желает распорядиться Русским государством. Цель войны заключалась в том, чтобы: 1) всячески препятствовать Карлу захватить Польшу окончательно, и поэтому должно всеми мерами помогать Августу II и поддерживать войсками и деньгами в Польше Августа против сторонников шведского ставленника Станислава Лещинского. Русское командование при этом помогало не только королю Августу, но оказывало посильную помощь и населению тех мест Литвы и Польши, которые занимались русскими войсками; 2) всеми мерами стремиться к тому, чтобы война шла в Польше и польской Литве, а не в России, и удерживать шведов как можно дальше от русских рубежей, а единственным способом сделать это, было оставление в пределах Речи Посполитой русской армии по возможности в тех частях польской государственной территории, которые граничат с русскими владениями, т. е. в Литве, в польской Белоруссии" [7, с.94].

"У сьнежні 1705 г. Карл XII зноў рушыць у кірунку Беларусі. Ягоная мэта - прымусіць прарасейскую частку беларуска-летувіскай шляхты перайсьці на бок швэдаў i Станіслава Ляшчынскага" [3, с.99].

"Мысль Петра была такова. Пока Гродно в русских руках, литовские магнаты с Вишневецким и Огинским во главе и зависимая от них шляхта будут на стороне Августа (т. е. на стороне русских), и нужно здесь стоять, сколько возможно дольше.

Петр, заняв еще в конце 1705 г. войсками Гродно, укрепив русское положение взятием Митавы и Бауска, отрезав Левенгаупта в Риге, собирался дать отпор Карлу в Польше, чтобы этой войной в Великапольше и польской Литве возможно дольше препятствовать нашествию на Россию Карла с шведской армией и польской армией Станислава Лещинского. Но у Августа II, сидевшего в Гродно под охраной русских войск, был готов уже другой план. Этот другой план был старательно продуман с такого рода целью, чтобы вся тяжесть войны пала исключительно на Россию и чтобы при этом русская армия вовсе по возможности не входила бы в Польшу, а воевала в Швеции и отвоевывала бы для Августа Курляндию и Ливонию" [7, с.88].

"11 студзеня 1706 г. Карл XII нечакана для расейцаў бярэ ў аблогу Горадню. 15-тысячнае расейскае войска цудам пакідае места, затапіўшы ў Немне ўсе гарматы [ Только 22 марта русские войска организованно покинули Гродно. – С.К.]. Пры канцы лютага 1706 г. швэды выходзяць да мястэчка Жалудок на Горадзеншчыне. Тут 3 сакавіка 1706 г. пастаноўлена зрабіць галоўную стаўку Карла XII: "Littauiska staden Scheludok under nara tva manader Carl XII:s hogkvarter". Выбар Жалудка не выпадковы - мястэчка належала Сапегам. Карл XII на 2 месяцы спыніўся ў Жалудку [ ниже Котлярчук пишет, что в начале апреля шведы покинули Желудок. – С.К.] ў кляштары францішканаў" [3, с.100].

"11 января 1706 г. Петр созвал в Гродно военный совет и высказался по всем трем "пропозициям", предложенным генералами. Первое предложение формулировалось так; "Итти ли против неприятеля, доколе Реиншильд к нему не пришел?" Петр отнесся к этому предложению отрицательно: "Не в таком мы состоянии обретаемся, чтоб нам офенсиве [наступательно. - Е. Т.] на неприятеля итти было возможно", потому что нет лошадей ни для артиллерии, ни для конницы. Да и не поспеть, Реншильд "поднялся и поход свой правит к Торуни". Второе предложение было таково: "Здесь ли [в Литве. - Е. Т.] неприятеля дожидатца и ему противитца?" Если шведы до соединения с Реншильдом атакуют Гродно, где стоят наши войска, то сопротивляться. Но если неприятель, не атакуя, расположится по деревням милях в 4 или 5 от Гродно и здесь подождет Реншильда и этим отрежет путь к отступлению, то ни провианта, ни конских кормов ниоткуда уже получить будет нельзя, да и Литва может "к неприятелю пристать", видя, что русская армия обложена. Оставалась третья "пропозиция", отступать от Гродно на Вильну и потом действовать в зависимости от дальнейшего поведения шведов: если они не атакуют, стоять в Вильне, а если обозначится их наступление, отступать дальше к Полоцку и к московской границе; третья "пропозиция" так и названа: "отступать к Московской границе". Это предложение и было одобрено.

Началось опасное отступление из Гродно к московской границе. Невесело было на душе у Петра: "мне, будучи в сем аде не точию доволно, но, гей, и чрез мочь мою сей горести", - писал Петр Федору Головину" [ 7, с. 105].

Здесь досадная ошибка академика Е.Тарле: Пётр I ещё 7 декабря 1705 года покинул Гродно и выехал в Москву [4, с. 202], а, узнав о наступлении шведов в Польше, обеспокоенный царь 13 января 1706 года выехал из Москвы в свою армию в Гродно [6, с. 179]. Далее великий русский историк С.Соловьёв писал: " Меншиков, исполняя приказания царя, ещё прежде выехал из Гродно и встретил царя в Дубровне. Узнав, что шведы уже под Гродно и проехать туда нельзя, царь возвратился в Смоленск (...)." Следовательно, Пётр не мог 11 января быть в Гродно и руководить военным советом. С.Соловьёв [6, с. 178], как и польский историк Ю.Фельдман [10, с. 180], писал, что военным советом тогда руководил польский король Август II. Русский историк также считал, что совет состоялся не 11 января, а девятого. И, наверно, был прав: 11 января решать идти или не идти навстречу Карлу XII, когда уже тот находился под стенами Гродно, было бессмысленно. В феврале Пётр мечется между Оршей и Минском, а оттуда 13 марта отбыл в Петербург [4, с.208]. А где же находился тогда Август?

Он бросил оставшуюся в Гродно русскую армию. "Август II, который покинул Гродно в момент обострившейся (17 января) опасности, не забыл взять с собой чуть ли не 2/3 всей конницы, находившейся в гродненском укреплении (четыре драгунских полка из шести).Увод конницы тяжко отразился на положении русской армии в Гродно, когда Карл XII внезапно появился на Немане и началась блокада города и замка. Уезжая, Август обещал не только разбить Реншильда, но и привести саксонско-польские войска на выручку Гродно и сделать это в трехнедельный срок. Вот уж прошло три недели, прошло шесть недель, а помощи ("сикурса") нет как нет - жаловался Петр.

Но это "опоздание" имело свои серьезные причины. 2/3 февраля 1706 г. саксонцы и поляки - приверженцы Августа - и русская часть были разгромлены наголову при Фрауштадте. Саксонцы и поляки бежали опрометью с поля боя, почти не сопротивляясь, потеряв всю артиллерию, хотя их было 30 тыс. человек, а шведов - 8 тыс... Только русские сражались мужественно и понесли тяжелые потери: "Только наших одних оставили, которых не чаю и половины в живых", - с возмущением писал Петр. Камергер и неразлучный спутник и летописец деяний Карла XII Адлерфельд, описывая Фрауштадтскую битву, иронически отмечает, что Август II имел при себе "от десяти до двенадцати тысяч человек" в день этого боя, но оставался в расстоянии "всего 15 миль от места сражения", все "надеясь", что удастся окружить шведов. Но это не удалось, и он со своими двенадцатью тысячами невредимо успел умчаться в Краков, подальше от греха, так и в глаза не видев неприятеля.

В Гродно и в России эта история с уходом Августа и позорным его исчезновением вместе с уведенной из Гродно конницей произвела ошеломляющее впечатление. Осажденные были отныне почти лишены возможности производить столь нужные им фуражировки для добывания припасов из окрестностей" [7, с.106-107].

"Удостоверившись в том, что на Августа и саксонцев надежда плоха, Петр приказал всем русским войскам уходить из гродненской области. "Уже на саксонские войска надеетца невозможно: хотя б i пришли, то паки побегут i наших пропасть оставят (но мы зело благодарны будем i тому, чтоб Реiншилда там удерживоли i сюды iтить мешали)", - пишет он барону Огильви 2 марта 1706 г." [7, с. 111]

Царь, находясь ещё в Минске, категорически приказал Огильви немедленно уходить из Гродно. "Русская армия, вышедшая в конце марта из Гродно, шла на Берестье, Минск, Киев. А Карл, потеряв из-за разлива рек почти целую неделю, погнался за русскими не по той дороге, по которой они пошли, но параллельно, на Слоним и Пинск. Битвы с ушедшей из Гродно русской армией, которую искал Карл, так и не произошло, и дело ограничилось мелким столкновением, когда шведы уже вошли в Пинск." [7, с.113]

"У пачатку красавіка 1706 г. войска Карла XII выйшла з Жалудка й праз Дзярэчын i Азарніцу 14 красавіка ўвайшло ў мястэчка Ружаны (Ражаны), адну з рэзыдэнцыяў Сапегаў, але "Рыгор Агінскі й расейцы зьнішчылі мястэчка, якое належала Сапегам, i палац, які ляжаў у руінах. Апроч жыдоў, якія трымалі тут ешыбот, мы не сустрэлі тут ніводнага жыхара". Наступным местам прыпынку караля была веска Альба, "найзамажнейшая цудоўная сядзіба Сапегаў, дзе мы як мае быць адпачылі". 18 красавіка 1706 г. Карл XII з войскам дзень адпачываў у Бярозе Картускай. Кароль наведаў кляштар картузаў, "які шчодра фундавалі Сапегі" [ошибка - шведы вошли в Березу 28 апреля. - С.К.].

Неўзабаве праз Хомск, Дружылевічы й Ставок Карл XII 24 красавіка 1706 г. [наверно, по старому стилю. – С.К.] рушыў на Пінск. Тут Карл XII падняўся на вежу кляштара езуітаў (Jesuiternas Closter) , якая была найвышэйшай у месьце (som det hogsta i staden), i дзьве гадзіны размаўляў на лаціне зь сьвятаром, рэктарам езуіцкага калегіюму (talade han Latin under tva fulla timmar). На жаль, падрабязнасьці гэтай гутаркі невядомыя, бо ў вежы бракавала месца для іншага ўдзельніка. Але вядома, што, пазіраючы на бязьмежнае "Палескае мора", уражаны бязьмежнымі прасторамі вады навокал, швэдзкі кароль напісаў на мурох вежы: "non plus ultra" ("на тым баку анічога няма"). Надпіс гэты добра ілюструе эрудыцыю Карла XII, бо дэвіз "non plus ultra" доўгі час упрыгожваў дзяржаўны герб Гішпаніі, якая лічылася апошняй краінай тагачаснага сьвету. Але калі Хрыстафор Калюмб адкрыў Амэрыку, дэвіз "non plus ultra" зьмянілі на "plus ultra" ("ёсьць яшчэ зямля"). Пакуль Карл XII каля месяца жыў у Пінску, швэдзкія войскі здабылі перамогу над расейцамі пад Клецкам, пасьля аблогі захапілі Ляхавічы. 12 траўня 1706 г. Карл XII наведаў пратэстанцкую "сталіцу" Беларусі Слуцак - места, дзе адбываўся генэральны сынод кальвінісцкага сьвятарства й шляхты. Места належала прынцу Карлу Нэйбургу (Karl Philip Neuburg, 1661-1742), мужу апошняй пратэстанткі з роду Радзівілаў Людвікі Шарлёты Радзівіл (1667-1695), дачкі паплечніка Карла X Януша Радзівіла. Згодна з Адлерфэльдам "Карл XII не спыніўся на ноч у гэтым месьце, адным з найбольшых у гэтай краіне, ды вярнуўся з эскортам у Пінск".

Второй поход Карла XII через Великое Княжество Литовское. Январь - март 1706 г.
Второй поход Карла XII через Великое Княжество Литовское. Январь - март 1706 г.

23 траўня 1706 г. войска Карла XII, дачакаўшы добрага надвор’я ды сходу вады, рушыла праз Дубаі [Дубой. – С.К.] й Любашоў у кірунку Ўкраіны па сьлядох расейцаў. Каб кантраляваць сытуацыю ў Беларусі, Карл XII пакінуў у Берасьці швэдзкі гарнізон на чале з генэралам Ёханам Мэерфэльтам (Johan August Meijerfelt, 1664-1749). Згодна з швэдзкімі крыніцамі "Пакуль Мэерфэлът стаяў у Берасьці, астатняя частка шляхты й магнатаў гэтай краіны прысягнула каралю Станіславу, каб пазьбегчы лесу Радзівілаў". Швэдзкі паход 1706 г. скончыўся ўсталяваньнем кантролю Швэцыі над Заходняй i Цэнтральнай Беларусяй" [3, с.102-103].

"Единственным большим политическим результатом этого весеннего и летнего похода Карла в глубь Литвы и Полесья польской Белоруссии в 1706 г. должно было бы признать то, что Август окончательно убедился в необходимости поскорее сдаваться шведам на капитуляцию. Правда, этого результата шведский король мог бы достигнуть и несравненно более дешевой ценой вскоре после Фрауштадта... Приверженцы Августа отшатнулись от него, боясь жестоких шведских репрессий. Немногие оставшиеся на его стороне притаились и молчали. При этих-то условиях Карл XII вторгся в Саксонию, занял Лейпциг, Дрезден, расположил свою армию в центре страны и стал грозить Августу лишением уже не только польской королевской, но и курфюршской саксонской короны. Август пошел на мир, наперёд решив принять все условия, какие пожелает поставить его беспощадный противник.

13 октября по русскому стилю (14-го по шведскому) [так у Тарле. – С.К.] 1706 г., между уполномоченными Августа - Пфингстеном и Имгофом, с одной стороны, и представителями Карла XII - графом Пипером и Хермелином, с другой стороны, были подписаны условия мира в местечке Альтранштадте (недалеко от Лейпцига), где находилась главная шведская квартира. Условия договора, в которых непосредственно была заинтересована Россия, были таковы: Август II отказывается от польской короны и признает польским королем Станислава Лещинского. Союз Польши с Россией и все союзы Августа с кем бы то ни было против Швеции уничтожаются" [7, с.116-117].

Позиция Августа изменилась только после поражения шведов под Полтавой в 1709 году. И все же откуда могла взяться информация о "встрече" царя Петра и Августа в Березе? Я видел такие сообщения в старых книгах (в основном на польском языке). Сравнив несколько из них, я увидел, что одно и то же сообщение повторяется в нескольких книгах. Ниже приводится это сообщение в статье о Березе: "Rok 1706, pamiętny tyloma klęskami, nie był też pomyślny i dla Berezy. Piotr Wielki naprzód z Augustem II klasztor z wojskiem odwiedzili; potem zaś przyszedł i Karol XII krol szwedski na czele dwóch batalionów gwardyi pieszej, z kilku działami. Było to w dniu 28 kwietnia; 1.500 dragonów rossyjskich braniło klasztoru i przeprawy przez groblę. Karol widząc trudność opanowania przejścia tego, rzucił się do wody na pierwszej przerwie, a za nim poszli grenadyerowie, co widząc dragoni opuścili Berezę. Powróciwsszy Karol do wsi Alby, przepędził potem cały dzień 30 kwietnia w klasztorze" [9, с.140].

А вот историк Мария Поповская приводит оригинальный текст из хроники березовского кляштора: "Ponieważ 1500 dragonów rosyjskich spaliwszy poprzednio most i m.yn klaszt., nawet broni.o przeprawy przez groblę, Szwedzi przeszli rzekę wbród i Karol XII przemoczony do nitki zatrzymał się czas jakiś na plebanji i tegoż wieczoru 28.IV odjechał do swego wojska, stacjonującego wpoblizu Kossowa. Nazajutrz wrócił, ulokował się ze swoją switą w celach klaszt. i przebył w Berezie do 30.IV." [11, c.77].

Этот текст отличается от предыдущего только отсутствием первого предложения, т.е. нет упоминания о встрече монархов. Следует также отметить, что под статьями в "Словнике географичном..." чаще всего отсутствует информация об их авторах. Самому приходилось встречаться с ошибками и неточностями в "Словнике...", и поэтому к информации из этого справочника следует относиться довольно критически. Березовская история только подтверждает это.

В Березовской хронике упоминаются важные персоны, которые в течение 1706 года посетили кляштор: в конце апреля - шведский король Карл XII, в мае - Станислав Лещинский вместе с Ал[ександром] Собеским, 10 сентября - польский король Август II [11, с.78].

Отсутствует какая-либо информация о нахождении русского царя в Березе и в наиболее полном исследовании его деятельности [1] и в личном дневнике Петра Великого [2]. Интересно, что нет никаких сведений о пребывании русского царя Петра в 1706 году и в соседних с Березой городах (Пружаны, Кобрин, Пинск, Ружаны, Слоним).

Можно подвести итог. Никакой встречи в 1706 году между Петром Великим и Августом II в Березе не было. Основаниями для такого утверждения являются такие аргументы:
- отсутствуют какие-либо подтверждения такого события в серьезных исторических источниках и исследованиях;
- отсутствуют сведения о такой встрече в Березе в монастырской хронике;
- отсутствует какая-либо информация о пребывании Петра Великого в 1706 году в соседних с Березой городах.

Такая встреча не могла произойти и в 1708 году, когда Пётр I в январе снова посетил Гродно, так как Август II покинул территорию Речи Посполитой 19 ноября 1706 года, до этого отрёкшись от польского престола, а появился там только после Полтавской битвы.

Литература
  1. Голиков И. Деяния Петра Великого. М., 1837-1841. Т. 1-14.
  2. Журнал или поденная записка императора Петра Великого. М.,1770. Т.I-III.
  3. Котлярчук А. Швэды ў гісторыі й культуры беларусаў. Мн., 2002.
  4. Павленко Н. Пётр Великий. М., 1990.
  5. Память: Ист.-докум. хроника Березовского р-на. Мн.,1987.
  6. Соловьёв С. История России с древнейших времён. М., 2001. Кн. 8.
  7. Тарле Е. Северная война и шведское нашествие на Россию. М., 1958.
  8. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Мн., 1994, Т. 2.
  9. Bereza-Kartuska //Slownik geograficzny Krolestwa Polskiego i innych krajow slowianskich. Warszawa, 1880, T. I.
  10. Feldman J.August II Mocny //Polski Sіownik Biograficzny. Kraków, 1935. T. 1.
  11. Popowska M. Rys dziejów kartuzji bereskiej w latach 1648-1831. Wilna, 1938.

Сергей Кныревич

Комментарий редакции. Обратим внимание на состоявшийся 10 сентября 1706 года таинственный визит в берёзовский кляштор короля Августа II, причем странно, но в монастырской хронике о нём пишут мельком [11, с. 78]. Что же делал монарх в полесской глубинке, когда в тот момент решалась судьба его короны? 28 августа шведская армия под командованием Карла XII вторглась в Саксонию, и, спасаясь, Август бежал с семьей в Польшу. Зачем в такой решающий момент ехать в Березу, которая к тому же принадлежала его врагам Сапегам? Выскажем следующую версию:

дело в том, что в волынском городе Дубно находилась русская армия во главе с князем Александром Меншиковым. На наш взгляд, в Берёзе произошла тайная встреча короля с русским князем, где было, наверно, заключено новое соглашение о совместных действиях. Так, уже 16 сентября произошло соединение русской армии с польско-саксонской конницей Августа II, а 20 сентября – встреча Меншикова и короля в Люблине. Отметим, что коварный саксонец вёл тогда одновременно переговоры и с Карлом XII. Почему встреча Меншикова и польского короля произошла в Берёзе? Во-первых, она находилась где-то посередине между ставками двух армий ( в 2-3 днях пути для каждого переговорщика). Во-вторых, они были уверены, что монахи-молчальники не проболтаются.

Статью о Берёзе-Картузской в "Sіownikie ..." написал, вероятно, его главный редактор Филипп Сулимерский (1843-1885) - известный польский географ и литератор. Он как раз писал тогда статьи о Пружанском, Кобринском и Брестском уездах. Например, им написаны статьи о соседних с Березой населенных пунктах: Кобрин, Косово, Хомск .... Чтобы чересчур не мелькать на страницах своих изданий, редакторы энциклопедий часто не подписывают свои статьи или скрываются под псевдонимами и криптонимами. Сулимерский не был историком и вряд ли посещал саму Берёзу. Что-то услышал о таинственной встрече Августа II в кляшторе и решил, что король встречался с Пётром I. И пошла гулять ошибка из одной книги в другую. Да что говорить о Сулимерском, если даже маститый академик Е.Тарле делает детские ошибки, не найдя времени глянуть в историю С.Соловьёва.

В конце отметим, что Карл XII сделал роковую ошибку, когда пошел в пинские болота, в которых увяз аж на два месяца, потеряв время и упустив русскую армию. Возможно,наши болота спасли тогда Российское государство?

На галоўную старонку