На галоўную старонку
 


Петербургский и пинский архитектор
Николай Котович

Николай Иванович Котович родился 25 декабря 1875 года в городе Вильне в семье известного виленского протоиерея Иоанна Антоновича Котовича (1839-1911), который более 30 лет был главным редактором газеты "Литовские епархиальные ведомости". Мать архитектора - Мария Ивановна Теодорович была сестрой выдающегося исследователя Волыни, историка Николая Теодоровича. Детство и юность Николая прошли в чудесном, старинном городе Вильна. Родился он в доме при Пречистенском соборе на берегу маленькой, но бурной речки Вилейка. Писатель А.Таланов так описывает город конца XIX века: "Иссеченное морщинами лицо старой Вильны хранило следы давней красы. На улицах её как будто задержались века. Руины древних замков, католические костелы и православные монастыри, обнесенные высокими стенами - твердыни господни, дома-особняки, похожие на крепости, и прочие "забытых дел померкшие герои" свидетельствовали о бурной прошлой жизни. Еще бы! Возник город на перепутье Запада и Востока, где повстречались культуры различных народов. Переплетение сложное. Подчас противоречивое.

Царское правительство придавало Вильне большое значение как административному центру. Не случайно здесь находилась резиденция генерал-губернатора, управлявшего всем северо-западным краем империи.

В городе около ста тысяч жителей: поляки, евреи, русские, литовцы... Кто они? Богатые купцы, шляхтичи, мелкие торговцы, чиновники всех рангов, ремесленники различных профессий. Рабочих мало, ибо промышленные предприятия немногочисленны и они крошечные. Зато много кустарных заведений, изготовляющих обувь, одежду, игрушки, щетки, папиросы, конфеты и всякие мелочи, "чем жив человек".

Фотография семьи Котович
Сидят слева направо: Мария Котович (мать архитектора) с внучкой Шурой Геппенер,
Екатерина Геппенер (сестра) с дочкой Ольгой, о. Иоанн Котович.
Стоят: Мария Котович (сестра), капитан Владимир Геппенер,
архитектор Николай Котович, Борис Котович (брат). 1900 г. (?)

Отец Иоанн Котович был человеком очень состоятельным благодаря колоссальной работоспособности: настоятель Пречистенского собора, законоучитель реального училища, член консистории, редактор газеты и т. д. Поэтому Николай получил прекрасное образование. В 1885 году он поступил в приготовительный класс Первой виленской мужской гимназии, где его первым учителем быль Федор Матвеевич Барсов. Отметим некоторые факты из истории гимназии. В 1780 году Виленская иезуитская академия была превращена в "Главную школу Великого Княжества Литовского" и при ней открыли подготовительное училище. 4 апреля 1803 года император Александр I подписал акт о том, что это училище преобразовано в гимназию и подчинено Императорскому Виленскому университету. Гимназия располагалась в комплексе зданий бывшего университета. Художник Мстислав Добужинский вспоминал: "Старый университет представлял из себя довольно сложный конгломерат зданий с внутренними двориками и переходами. От прежних времен сохранились и небольшая башня давно упраздненной обсерватории с красивым фризом из знаков Зодиака. Все эти здания окружали большой двор Первой гимназии, засаженный деревьями; ко двору примыкал стройный фасад белого костела св. Яна, а рядом с костелом стояла четырехугольная колокольня с барочным верхом, возвышавшаяся над всеми крышами Вильны". Темные и длинные коридоры гимназии помнили ещё великого польского поэта Адама Мицкевича и его друзей филоматов: Яна Чечота, Томаша Зана, Юзефа Ковалевского и многих других. До гимназии от дома Николая всего 10-15 минут ходьбы по узким улочкам Вильны мимо прекрасного готического костела св. Анны и других архитектурных шедевров барокко и готики. Да и сама барочная архитектура зданий комплекса бывшего университета оставляла след в душе будущего архитектора.

В те годы в гимназии обучалось около 600 учеников, из которых "дворян и детей чиновников - около 80%; православных и католиков - примерно поровну - по 40 с небольшим процентов, иудеев, как и положено по циркуляру министра народного просвещения - 10%". В гимназии был прекрасный педагогический коллектив, который возглавлял Николай Иванович Юницкий, преподававший географию и историю. Директор, кроме того, редактировал "Виленский Календарь", писал труды по истории гимназии. Историю также преподавал известный историк Арсений Осипович Турцевич (1848-после 1915), написавший для гимназий много учебников по истории России. Рисование и чистописание преподавал известный художник и исследователь старины Василий Васильевич Грязнов, зарисовавший во время своих путешествий по родному краю множество архитектурных памятников и нашедший знаменитое "Туровское Евангелие". Конечно, такой художник многому научил Николая на уроках рисования, возможно, именно он оказал решающее влияние в выборе гимназистом будущей профессии. Да и другие учителя (выпускники лучших российских университетов) были опытны и талантливы: русского языка - Александр Фавстович Пигулевский, Евгений Васильевич Васильев, Степан Иванович Синявский и Иван Ромуальдович Цвирко-Годицкий, латинского языка - Николай Александрович Счастливцев и Дмитрий Михайлович Талама, греческого языка - Василий Алексеевич Новочадов, французского языка - Мориц Людвикович Кэ (выпускник Парижского университета) и Август Пиевич де Мобёж (выпусник университета в Нанси), немецкого языка - Франц Францевич Вельман, логики - Сергей Матвеевич Пряников, географии - Георгий Иванович Оношко, математики - Василий Порфирович Карагодин, Павел Павлович Родкевич и Василий Семенович Фохт, законоведения - Борис Генрихович Цобель, духовного и светского пения - Дмитрий Григорьевич Вигилёв. Законоучителями были священники - Антон Павлович Гацкевич, а с 1892 года Иоанн Осипович Волочкович. Перед самым окончанием гимназии Котовичем в ней появился новый директор Павел Иванович Яхонтов (1848-1910). Серьезное внимание в учебном заведении обращалось на здоровье учащихся. Должность учителя гимнастики исполнял поручик 106-го пехотного Уфимского полка господин Смилгин. Военная гимнастика, уроки которой назначались в промежуточные между предметными уроками часы, постоянно, за исключением холодного зимнего времени и совершенно ненастной погоды, происходили на площадке гимназического двора, на чистом воздухе. Кроме военной гимнастики для учащихся, в часы, назначенные для уроков гимнастики, и после дневных уроков, устраивались военные прогулки за город. Одна из таких прогулок была устроена 8 мая для всех учеников гимназии, которые под руководством своего учителя гимнастики и в сопровождении инспектора и помощников классных наставников, в строю, мерным маршем под звуки музыки, прошли по улицам города в лес "Закрет".

Когда Николай учился во втором классе, гимназию 4 сентября 1887 года посетил всесильный обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев. Он осмотрел актовый зал, библиотеку, церковь, гимнастический зал, классы на втором этаже. При посещении церкви царский любимец обратил внимание на живопись в иконостасе, на Кирилло-Мефодьевскую хоругвь, на плащаницу и на иконостас в приделе, и остался доволен изяществом церкви, заметив, что подобные домовые храмы редки в провинции. Обходя затем классы обер-прокурор, поздоровавшись с преподавателями и учащимися, расспрашивал о предмете преподавания, о числе учеников в классе и интересовался возрастом некоторых воспитанников, званием и служебным положением родителей... Ежегодно, во время выпускных экзаменов, гимназию посещали генерал-губернатор и архиепископ Литовский и Виленский. Торжественно отмечались 15 мая - день памяти великих славянских первоучителей святых Кирилла и Мефодия, дни рождений членов царствующего дома и т. д. Особенно торжественно праздновали в сентябре 1888 года 900-летие крещение Руси св. равноапостольным Владимиром.

В первых классах гимназии Николай учился очень хорошо: был среди первых учеников класса и получал награды за учебу. Однако в старших классах его успеваемость ухудшилась: закончил гимназию только на 12 месте в классе из 30 учеников. На ухудшение успеваемости могла повлиять дружба с Василием Шверубовичем (будущий великий русский актер Василий Качалов (1875-1948)), который был сыном православного священника Иоанна Шверубовича, долгие годы служившего вместе с Иоанном Котовичем в Пречистенском соборе. Василий Шверубович с юных лет увлекался театром и искусством, учеба его интересовала мало, по успеваемости он был на последнем месте в классе. Вместе они, наверно, постоянно посещали театральные спектакли, художественные выставки, музыкальные концерты и т. д., что не могло сказаться на учебе Николая. Их спутником, конечно, был близкий друг Василия, будущий композитор Константин Галковский (1875-1963). Дружили они, наверно, и с гимназистом Владимиром Бенешевичем (1874-1938), в будущем известный историк-византолог. Недаром Василий Шверубович поступил на юридический факультет Петербургского университета, где уже год учился Владимир Бенешевич. Их одноклассником был и Алексей Крачковский (1876-1905), сын известного историка и этнографа, председателя Виленской археографической комиссии Юлиана Крачковского, который был близким другом Иоанна Котовича, крестившего его первенца - Николая Крачковского. К слову, младший брат Алексея - выдающийся русский востоковед-арабист Игнатий Крачковский (1883-1951). Интересно, что Алексей Крачковский, окончивший гимназию с серебряной медалью, также поступил на юридический факультет Петербургского университета. Туда же поступил и другой виленец - будущий выдающийся русский художник Мстислав Добужинский (1875-1957), который окончил уже Вторую виленскую мужскую гимназию. Но как пишет художник в своих воспоминаниях, Вторая гимназия находилась рядом с Первой - просто через забор. И они имели общую домовую церковь. Одноклассником Николая был и Дмитрий Чемоданов (1875-1921) - сын виленского художника Дмитрия Чемоданова, друга и сослуживца по реальному училищу протоиерея Иоанна Котовича. Мстислав Добужинский тепло вспоминал о своем университетском товарище Дмитрии Дмитриевиче Чемоданове, как о талантливом художнике. Таким образом, такие творческие натуры, как Василий Шверубович, Николай Котович и Мстислав Добужинский просто были тогда обречены на знакомство и дружбу, если не в Вильне, то в Петербурге.

Отметим, что в начальных классах вместе с Николаем Котовичем учился Ян Пилсудский, родной брат создателя польского государства Юзефа Пилсудского. Мог Коля быть знаком и с худеньким пареньком Эдмундом Дзержинским, учившимся на два класса ниже. [Это, конечно, ирония судьбы: после революции ненавидевшего польское государство Николая Котовича четыре раза арестовывали чекисты.] Гимназия могла гордиться и другими своими выпускниками: премьер-министром Петром Столыпиным, маршалом Юзефом Пилсудским и т. д. Вообще виленские гимназии считались очень строгими. Особенно пристально начальство следило за исполнением гимназистами правил поведения и ношения формы. Была специальная книжечка, которую гимназисты должны были носить с собой, где эти правила были напечатаны. В них запрещалось "ношение перстней, колец, усов и прочих украшений" и, само собой, курение, где бы то ни было. За поведением гимназистов на улицах следили, ненавидимые ими "помощники классных наставников". Поэтому с нетерпением и радостью ожидал Николай Котович дня окончания гимназии.

7 июня 1894 года в 12 часов дня в актовом зале собрались все члены педагогического совета с директором П.И.Яхонтовым во главе и выпускники. Отец законоучитель Иоанн Волочкович совершил благодарственный молебен, перед началом которого обратился к окончившим курс гимназии с назидательным словом: "Вы, дорогие питомцы, находитесь в самом выгодном положении для гармонического совершенствования. Из гимназии вы уносите знания и умения, необходимые для дальнейшего развития ваших умственных сил, а возраст ваш, по устройству самой природы, есть время идеалов, идеальных стремлений, сама природа ваша является естественной почвой благородного и свежего. Храните только себя от иссушающего действия эгоизма, от всего пошлого и низкого; ибо "невозможно, решительно невозможно, говорит великий Демосфен, чтобы человек, занятый вещами мелочными и пошлыми, питал образ расположений благородный и юношески-свежий, так как занятиями человека определяются и его намерения". Учитесь в тех высших учебных заведениях, в которые поступите, не ради будущей карьеры и материальных выгод, доставляемых образованием, а ради того, чтобы быть вам людьми совершенными во всяком деле благом. Ищите прежде всего царствия Божия и правды Его, и сия вся (т.е. материальные блага) приложатся вам, говорит Наш Спаситель. Будьте умны, будьте честны, будьте деятельны, будьте счастливы, и благословение Господне, призываемое от имени ваших родителей и ваших учителей, сих ваших духовных родителей, и общей нашей матери Церкви святой, да будет над всеми вами всегда и ныне и присно и во веки веков".

После молебна секретарем совета А.В.Виноградовым был прочитан список, окончивших курс и награжденных медалями. Директор гимназии П.И.Яхонтов раздал выпускникам аттестаты, а награждаемым - медали и поздравил всех с окончанием курса. Классный наставник VIII класса Д.М.Талама обратился к оставляющим гимназию со следующими напутственными словами: "Немного в вашей жизни, господа, вы насчитаете минут, подобных настоящей: вы расстаетесь с учебным заведением, в котором вы провели всю вашу юность с заведением, которому вы обязаны вашим умственным и нравственным развитием, которое так усердно заботилось о вашем преуспеянии и так ревниво оберегало вашу нравственную чистоту, стараясь свято исполнить долг по отношению к ЦАРЮ, к родине, к вашим родителям, к вам лично и перед своею собственной совестью. Выпуская из своих материнских рук своих чад, ваша alma mater призывает на вас благословение Божие и от всей души желает вам успеха в дальнейших ваших благороднейших усилиях на пути вашего совершенствования. Спокойно и уютно жилось вам на лоне вашей заботливой alma mater, оберегавшей каждый шаг вашей гимназической жизни от всего дурного; теперь же вы вступаете на стезю более самостоятельной жизни. Переход, как видите, крайне резкий и потому крайне опасный. Подготовила ли она вас к опасностям свободы? Достаточно ли крепки ваши нравственные устои для того, чтобы держаться на должной высоте, когда водоворот жизни целой сетью опасностей окружит вас? Мне кажется, что на эти вопросы со спокойным сердцем можно ответить "да", в твердой уверенности, что вы прямо и неуклонно будете стремиться к раз намеченной цели, и никакие злые наветы вас не коснутся. Воспользуйтесь же вполне наступающим счастливым временем вашей жизни для укрепления умственных и нравственных сил, усердно изучайте избранную вами область знаний, для того, чтобы вполне подготовиться к будущей вашей деятельности в качестве просвещенных членов общества. Больше всего старайтесь избегать дурных товарищей. Помните, что горе тому юноше, воображение которого отравлено гнилыми образами, внутренний мир которого исковеркан. Горе, если он не остановится вовремя и даст увлечь себя по скользкому пути; душа его скоро зачерствеет, все благородное, доброе, честное уснет в ней навеки, и даже самые нравственные понятия исказятся настолько, что он потеряет всякую способность отличать благородное от низкого. Сколько людей платится роковыми ошибками в последующей жизни за то, что чувство прекрасного уснуло в их душе. Поэтому берегите те добрые начала, которые с такой любовью и с таким усердием старались вам привить семья и школа; берегите их, повторяю, для того, чтобы вам избежать внутреннего погрома, оставляющего обыкновенно ужасный след на всю последующую жизнь человека. Укрепляйте в себе уважение к преданиям и заветам русской истории и основам нашего государственного строя; лелейте в вашей юной душе священный огонь преданности обожаемому МОНАРХУ, любите ЕГО всеми фибрами вашего молодого сердца. К этому вопросу не может равнодушно относиться ни одна мыслящая русская голова, ни одно любящее русское сердце. Великая вещь патриотизм, господа, это - сила, возвышающая дух, просветляющая чувство, окрыляющая мысль! Счастлив тот, у кого есть отечество, кто мыслит и чувствует заодно с великим множеством своего народа, и не можем мы позавидовать человеку, который по каким-нибудь случайностям обречен жить бобылем, гостем среди окружающего его народа, не будучи ничем с ним связан, кроме общих человеческих отношений. Так точно любя отца и мать, мы не можем найти ничего завидного в положении найденыша, не знающего своего отца и матери. Патриотизм и беззаветная, беспредельная преданность нашему ВЕНЦЕНОСЦУ - это божественная искра, доставляющая свет и теплоту всякому русскому человеку. Боже, ЦАРЯ храни!" В ответ заключительным словам раздались звуки народного гимна, окончание которого встречено криками "ура"! При таком высокопоставленном монархично-патриотическом воспитании становится понятным, что из стен гимназии вышел Николай Котович убежденным монархистом. После этого торжества, выходя из гимназии, выпускники, по традиции, сорвали с фуражек гимназические серебряные значки, лавровые листья и буквы "В.1.Г" и побросали их в тротуарную канаву. Несмотря на эти гимназические ритуалы, Николай Котович был всегда благодарен своей первой alma mater за полученные знания. Когда 27 апреля 1903 года состоялось торжественное празднование столетнего юбилея Первой виленской гимназии, то петербургский архитектор-инженер Николай Котович прислал телеграмму следующего содержания: " Приветствую дорогую гимназию со столетием; желаю дальнейшего процветания на благо нашего края. Гражданский инженер Н. Котович".

Но впереди Николая Котовича ожидали вступительные экзамены в петербургский Институт гражданских инженеров имени императора Николая I. Надо было готовиться к экзаменам, особенно по рисунку - нарисовать несложные орнаменты. В подготовке к последнему экзамену, конечно, помогал близкий друг отца, академик живописи и бывший передвижник Иван Петрович Трутнев (1827-1912), руководивший рисовальной школой в Вильне. Несомненно, в выборе профессии архитектора сыграло свою роль и сама древняя и прекрасная Вильна - настоящий музей архитектуры под открытым небом. Об этом Мстислав Добужинский писал: "Впитывая в себя все разнообразные впечатления старины и любуясь ею, я незаметно для самого себя как бы учился архитектуре и стилям. Большинство грандиозных и изящных виленских костелов было построено в XVIII в., и дух этого века мне было дано впервые узнать именно тут. И не только это: в Вильне накопилось наслоения нескольких эпох: была и готика, и грузное барокко, и классика (губернаторский дворец, где останавливался Наполеон). Очарователен был маленький кирпичный костел св. Анны - поздней, но подлинной готики - зимою, в снегу, это была настоящая театральная декорация". Возможно, свою роль сыграл сам директор института, известный историк архитектуры Николай Владимирович Султанов (1850-1908). Дело в том, что в 1893 году в Вильне состоялся Археологический съезд, одним из организаторов которого был Иоанн Котович. На съезд приезжал и выступил с докладом Султанов, с которым отец Иоанн вполне мог посоветоваться о судьбе своего сына. Можно еще вспомнить о предполагаемом существовании художественного гимназического кружка, куда входили: актер Василий Шверубович, композитор Константин Галковский, художники Мстислав Добужинский, Дмитрий Чемоданов и, логично, архитектор Николай Котович.

Летом 1894 года Николай поездом приехал в Санкт-Петербург. Имперская, строго классическая архитектура города, конечно, покорила юношу. Классическое здание Института гражданских инженеров с четырёхколонным портиком, построенное в 1882 году преподавателем Котовича, архитектором Иеронимом Китнером, располагалось на Московском проспекте. Институт имел славное прошлое: основан в 1842 году под названием Строительное училище. В 1877 году ему были дарованы права высшего учебного заведения, а в 1882 году училище переименовали в Институт гражданских инженеров. Учебное заведение находилось в ведомстве министерства внутренних дел. После успешной сдачи вступительных экзаменов Николай Котович в сентябре приступил к учебе.

Исследователь В.Богданов пишет: "Вступительные экзамены в Институт гражданских инженеров проходили по рисованию, физике, русскому языку, геометрии и тригонометрии.

Интерес заслуживают темы сочинений, предлагаемые на вступительных экзаменах в институт. Темы были следующие:

  1. Отражение народного характера в русских пословицах.
  2. Значение лесов для страны.
  3. Речные бассейны Европейской России.
  4. Влияние образования на благосостояние государств.
  5. Описание наиболее поразившего и заинтересовавшего меня здания.
  6. Причина желания поступить именно в Институт Гражданских Инженеров.
  7. Значение рисования в обыденной жизни.

Читатель, наверное, согласится, что темы названных сочинений очень интересны и выбраны очень мудро.

Уже по темам сочинений можно судить о высоком уровне знаний поступающих в институт. Тогдашний абитуриент должен был обладать хорошими знаниями по географии, словесности, экономике.

Обучение в институте было рассчитано на пять лет. Занятия начинались 15 сентября и заканчивались 20 мая. Институт был небольшой: около 60 преподавателей и 300 студентов, то есть и лекционные потоки были по 50-60 студентов. Но учиться было сложно.

На первых двух курсах изучали естественнонаучные дисциплины: физику, химию, начертательную геометрию, статику и кинематику, минералогию и геодезию. Параллельно шло развитие художественно-образовательных навыков учащихся и знакомство с основами профессии: рисование, акварельное рисование, архитектурное черчение, техническое рисование, ситуационное черчение, история архитектуры и архитектурных форм, общие начала строительного искусства. На последних курсах изучали архитектурно-строительные и инженерно-технические дисциплины: гражданскую архитектуру, архитектурное проектирование, проекты сельской архитектуры, теоретической механики, приложения строительной механики к строительному искусству, отопление, вентиляцию, дренаж, водоснабжение, мосты, эксплуатацию железных дорог и др. В конце каждого года проходили экзамены. Выпускные экзамены на пятом курсе сдавали по геодезии и специальному законоведению, которые сдавались устно. Выпускной балл по архитектурному проектированию, строительному искусству и механике формировался из оценок, полученных по этим дисциплинам в течение года. После 1-го курса учащиеся проходили практику, которая предусматривала зарисовки с натуры архитектурных объектов и деталей. После второго курса учащиеся проходили геодезическую практику. На четвертом и пятом курсах было еще две производственные практики".

На рубеже XIX - XX веков Институт гражданских инженеров превратился в крупнейший в России архитектурно-строительный вуз, готовивший превосходные кадры в области архитектуры и гражданского строительства, стал признанным центром инженерной мысли и строительной науки. Творчество воспитанников института во многом определило архитектурный облик российских городов на рубеже веков в стиле эклектизма (И.С.Китнер), русского модерна (Н.В.Васильев), неоклассицизма (М.М.Перетяткович). В институте обучение велось в логике рационалистической теории, разработанной еще в середине XIX века преподавателем училища Алексеем Красовским. Во главу угла в этой теории ставилась не красота здания, а его удобство для проживания и функционального использования. Недаром ректор Николай Султанов в своих статьях буквально цитировал Красовского: "При составлении проекта не следует наперед определять формы ни для целого, ни для частей; целое должно быть следствием назначения здания, части - следствием свойств материалов и способов их употребления". Высокий уровень подготовки специалистов достигался хорошей материальной базой (большая библиотека, музей, многочисленные лаборатории и предметные кабинеты), но, прежде всего, замечательным и высокопрофессиональным коллективом преподавателей. Это были лучшие в России специалисты в области архитектуры и строительства. Директор Николай Владимирович Султанов - академик архитектуры, крупнейший специалист по древнерусской археологии и искусству читал курс истории архитектуры; бывший директор Доримедонт Доримедонтович Соколов (1837-1896) читал строительное искусство; Вильгельм Рудольфович Бернгард (1856-1909) читал курсы: архитектура, строительное искусство, церковное строительство, отопление и вентиляция, проектирование дорог, специальное законоведение; Федор Федорович Лумберг (1867- после 1917) преподавал акварельный рисунок; Ричард Андреевич Берзен (1869-1958) - архитектурный чертёж; Сильвиуш Болеславович Лукашевич (1850-1912) - отопление и вентиляция; Василий Антонович Косяков (1862-1921) - архитектуру и строительное искусство; Гавриил Васильевич Барановский (1860-1920) - историю искусств; Феликс Станиславович Ясинский (1856-1899) - строительную механику и своды; крупнейший специалист по мостостроению Николай Аполлонович Белелюбский (1845-1922) читал строительную механику; архитектор и композитор Виктор Владимирович Эвальд (1860-1935) - строительные материалы и строительное искусство; Бронислав-Юлий Казимирович Правдзик (1862-1923) - строительные конструкции, проектирование водопроводов, отопление и вентиляция зданий, санитарное оборудование; Эдмонд Густавович Перримонд (1870- после 1917) - промышленное строительство; Павел Юльевич Сюзор (1844-1919) - санитарное зодчество; юрист Николай Сергеевич Бакшеев (1839-?) - специальное законоведение и т.д. Студенты получали также основательную естественнонаучную подготовку. Так, математику Николаю Котовичу читал известный ученый Юлиан Васильевич Сохоцкий (1842-1927), начертательную геометрию - автор многочисленных учебников Николай Иванович Макаров (1824-1904), геодезию - Николай Аристархович Богуславский (1844-?), электротехнику и электрическое освещение - Николай Федорович Савельев (1867-?), прикладную механику - известный специалист по гидравлике Ипполит Антонович Евневич (1831-1903), а физику - Владимир Владимирович Скобельцын (1863-1947), отец знаменитого академика Дмитрия Скобельцына.

Одним из учителей Николая был замечательный архитектор Иероним Севастьянович Китнер (1839-1929), построивший большое число учебных корпусов, церквей, фабричных зданий, жилых домов, особняков и т.д. Китнер преподал ему хорошие уроки по строительству церквей и фабричных корпусов. Но, конечно, любимым преподавателем был академик архитектуры Виктор Александрович Шреттер (1839-1901), который читал курс "Архитектурная деталь". Знаменитый зодчий был выпускником Российской и Берлинской Академий художеств, ученик К.Тона и А.Штакеншнейдера, представителем переходного стиля от эклектики до модерна. С 1882 года - архитектор Дирекции императорских театров. Он построил театры в Рыбинске, Нижнем Новгороде, Иркутске, Тифлисе и Киеве, перестраивал Мариинский и Большой театры в Петербурге, разработал большое количество проектов доходных домов, участвовал в 55 архитектурных конкурсах и часто успешно, организовал Петербургское общество архитекторов и т.д. Шреттер был примером для подражания: своей творческой активностью, интенсивной общественной деятельностью и т.д. У него Николай научился строить театральные здания и доходные дома. После смерти любимого учителя стал в России одним из ведущих специалистов по строительству театров. Однако непосредственно его дипломным, архитектурным проектом руководили известные зодчие Эрнест Иванович Жибер (1823-1909) и Андрей Леонтьевич Гун (1841-1920). У своих наставников Николай Котович многому научился: использованию сочетания кирпича и природного камня в облицовке фасадов, использованию бетона в строительстве и т. д. Одним из учителей Николая являлся замечательный архитектор, историк искусства и издатель Гавриил Васильевич Барановский, который был женат на дочери богатейшего купца Г.П.Елисеева, главы торгового дома Елисеевых, тем самым, став домашним архитектором Елисеевых. Барановский много сделал для создания интересной школы петербургского модерна, костяк которой составляли друзья и однокашники Николая Котовича, окончившие вместе или почти вместе с ним Институт гражданских инженеров: Алексей Бубырь (1876-1919), Николай Васильев (1875-1950 гг.), Александр Дмитриев (1878-1959), Алексей Зазерский (1876-1942), Лев Ильин (1880-1942), Степан Кричинский (1874-1923), Мариан Перетяткович (1872-1916), граф Константин де Рошфор (1875-1961), Лев Шишко (1872-1943) и др. Творчество Николая Котовича можно также отнести и к школе петербургского модерна. Дружил он с еще одним ярким представителем этой школы - Марианом Станиславовичем Лялевичем (1876-1944).

Летом 1899 года, сдав успешно государственные экзамены, Николай в торжественной обстановке получил

ДИПЛОМ

Николай Иванович Котович, который окончил в 1899 году полный курс наук в Институте гражданских инженеров Императора Николая I, на основании Наивысше утвержденного устава Института согласно с успехами на выпускных экзаменах получил от Совета Института звание гражданского инженера с правом проведения работ в строительной и дорожной области и ношения Наивысше утвержденного знака. В случае поступления его на гражданскую службу имеет право на ранг 10 класса. На доказательство чего был выдан Советом Института гражданских инженеров Императора Николая I настоящий диплом.

Санкт-Петербург. 9 июня 1899 г.

Подписали: Министр внутренних дел Горемыкин, директор Султанов, инспектор Е.Деклерон, члены Совета: Е.Зибер, В.Шреттер, М.Чижов, Б.Бернгард, В.Косяков, Б.Правдзик, секретарь Совета Микольский.

Вместе с Николаем Котовичем институт закончили такие известные в будущем зодчие, как историк архитектуры Михаил Красовский (1874-1939), петербургские архитекторы Сергей Корвин-Круковский (1874-1937), Николай Товстолес (1872-1956), Владимир Фридлейн (1873-1938) и Стефан Красковский, киевские архитекторы: Станислав Воловский и Всеволод Обремский, московский архитектор Николай Жуков (1874-1946), ставропольский архитектор Андриан Булыгин, саратовский архитектор Михаил Зацепин, владивостокский архитектор Владимир Плансон, ростовский архитектор Степан Попилин, уфимский архитектор Владимир Чаплиц (1874-1955) и другие. Не забывал Николай Котович родной вуз и сокурсников, был активным членом общества бывших воспитанников Института гражданских инженеров.

После окончания института Николай Котович был направлен в распоряжение Министерства внутренних дел, где проработал инженером с 15 октября 1899 по 2 мая 1903 года. Но, наверно, в МВД работа была рутинной и не особо творческой, поэтому он перешел на работу в Петербургское градоначальство, кроме того, работал архитектором-инженером в центральном правлении "Общества друзей народа" и в "Обществе взаимного кредита Петербургского уезда". И от частных заказов не было отбоя. Он строит в столице многоэтажные, доходные дома и для аристократов как граф Игнатьев, и для богатых купцов и промышленников: Елисеевых, Ефремовых, Бумагиных и т.д. Помня уроки учителя Гавриила Барановского, доходные дома проектировал в стиле модерна. Поборники этого стиля стремились к всеобщему обновлению и эстетическому преображению среды, к поиску нетрадиционных средств выразительности, к органической целостности сооружений, т.е. внутреннему единству функции и образа. Поиски новизны переплетались с романтической стилизацией средневекового зодчества. Николай Котович увлекался итальянским ренессансом. Отмечу, что на рубеже веков вновь, как в начале XIX века, встал вопрос об архитектурном стиле эпохи. "Многостилье" эклектики расценивается теперь как зримое отсутствия стиля. Поиски стиля эпохи возобновляются с новой силой. Открывая Первый съезд архитекторов России, зодчий Роберт Гёдике сказал: "Причины явного упадка вкуса гражданской архитектуры нашего времени кроются, надо полагать, в многочисленных переменах, коснувшихся в новейшее время нашей жизни, но тем не менее еще не установившихся и препятствующих художникам выбрать одно общее и постоянное направление во всех отраслях искусства". Вот и Николай Котович полностью не определился с собственным стилем: иногда работал и в стиле неоклассицизма, а при строительстве производственных зданий использовал и "кирпичный стиль".

Здание Литейного театра в Санкт-Петербурге. Архитектор Н. Котович.
Здание Литейного театра в Санкт-Петербурге. Архитектор Н. Котович.

Начало ХХ века - это время поиска новых художественных форм и мощного подъема русской культуры, которое называют Серебряным веком. В изобразительном искусстве во главе этих поисков находилось художественное объединение "Мир искусства", а в литературе и драматургии - русские символисты во главе с Дмитрием Мережковским и Зинаидой Гиппиус. Думается, что Николай Котович был тесно связан и с первыми, и со вторыми. К сожалению, имеются только косвенные доказательства этого. Мироискусник Мстислав Добужинский был главным театральным художником Московского художественного театра. Думается, что тут не обошлось без влияния Василия Качалова - ведущего актера театра. Как уже говорили, после смерти Виктора Шреттера его ученик Николай Котович становится ведущим театральным архитектором Петербурга: он строит больше десятка театральных зданий. Во многих из них работали театральные труппы, так или иначе, связанные с "Миром искусства" и русскими символистами. Интересно, что руководитель "Мира искусства" Сергей Дягилев был тогда чиновником особых поручений при директоре императорских театров С.М.Волконском. Котович перестроил театральный зал в знаменитом Тенишевском училище, а княгиня Мария Тенишева была главным спонсором журнала "Мир искусства". В этом образцовом училище первым директором был прославленный педагог Алексей Острогорский, чуть ли не первый, опубликовавший стихи Александра Блока, русскую словесность преподавал поэт Владимир Гиппиус - кузен Зинаиды Гиппиус. Интересно, что училище закончили: всемирно известный прозаик Владимир Набоков, талантливейший поэт Осип Мандельштам, прекрасный русский писатель Олег Волков, проведший почти 20 лет в сталинских лагерях. Отметим, что после ухода из труппы Веры Комиссаржевской, театральный новатор Всеволод Мейерхольд создал свою труппу, которая играла в зале Тенишевского училища. Николай Котович построил здание Литейного театра, который открылся 4 января 1909 года. Антрепренер Вениамин Казанский (1869-1913) предполагал создать по парижским образцам "Театр ужасов", но вскоре переименовал его в "Театр ужасов и веселья": к страшным историям добавились фарсы и водевили. Так вот, для этого театра Всеволод Мейерхольд написал пьесу "Дама из ложи", потом ставил в нем спектакль из цирковой жизни "Короли воздуха". Здесь творили драматурги-символисты и художники "Мира искусства".

Связан был Николай Котович с "Миром искусства" и через великую актрису Веру Комиссаржевскую, которая очень любила символический театр. Ее можно считать и виленчанкой: родители имели поместье возле самой Вильны, где она провела счастливые детские годы. Вера училась одно время в различных виленских учебных заведениях. Фактически театральная карьера актрисы началась в виленском театре. Её биограф В.Носова пишет: "В России не было, пожалуй, другого театра, похожего на Виленский. Здание не имело традиционных колонн, ни сверкающих нижних окон, ни парадного входа с обязательным навесом на фигурных столбах. Когда-то в этом здании помещалась городская ратуша. (...) В середине девяностых годов XIX века в городе сложились уже крепкие театральные традиции". Театроведы пишут, что гимназист Василий Шверубович видел спектакли с участием Комиссаржевской еще в Вильне. Вполне возможно, что и Николай Котович еще тогда мог познакомиться с великой актрисой. В 1902 году архитектор перестраивает в Петербурге театр "Пассаж", а 15 сентября 1904 года на Итальянской улице в театре "Пассаж" трагедией немецкого драматурга К.Гуцкова "Уриэль Акоста" открыла Вера Комиссаржевская свой театр. Одной из близких виленских подруг Комиссаржевской была Анна Люцидарская. Наверно, не случайно то, что сын последней Борис Люцидарский (кстати, крестник Комиссаржевской) женился на родной племяннице архитектора - Александре Геппенер.

Николай Котович - весь в театральных проектах. Он перестраивает театр "Зал Павловой", и там начинает работать экспериментальный символистический театр "Ars" под руководством талантливого Николая Попова (1871-1949), друга и соратника Комиссаржевской. После Первой русской революции началась эпоха стабильности и экономического роста. Людям, пережившим страх и неуверенность в будущем, хотелось веселья по полной программе. Тогда обрели большую популярность театры-кабаре. Возникнув как место встреч художественной интеллигенции, они трансформировались в зрелищные предприятия для широкой публики, являясь одной из форм Театров миниатюр. И Николай Котович строил здания для театров-кабаре: "Синяя Птица", "Теремок", "Нев-Стар", "Паризиана" и другие. В "Паризиане" работал интересный театр-кабаре "Шуры-муры". На Литейном проспекте архитектор построил здание "Нового театра", в котором работал известный театр-кабаре "Кривое зеркало", специализировавшийся на театральных и литературных пародиях. Напомним также, что и Литейный театр фактически превратился в театр-кабаре.

Здание кинотеатра "Аврора" (Пикадилли) в Санкт-Петербурге. Архитектор Н.Котович.
Здание кинотеатра "Аврора" (Пикадилли)
в Санкт-Петербурге. Архитектор Н.Котович.

Николай Котович вносит и свой посильный вклад в развитие русского кинематографа: построил в Петербурге несколько кинотеатров. В конце 1913 года петербуржцы из газет узнали: "27 декабря (8 января по новому стилю) открытие - против Аничкова дворца, первого в России по удобству, роскоши отделки синематеатра.. Сеансы с 1 часа дня до 11 c половиной часов вечера. 800 мест, цены от 35 копеек до 1 рубля, ложи 3 и 5 рублей". Кинотеатр "Пикадилли" стал первым специализированным, т. е. специально построенным отдельным зданием для показа фильмов в Петербурге. Годом раньше подобный синематеатр на 350 мест был открыт в Париже, но питерский "Пикадилли" значительно превосходил его по количеству мест и богатству убранства. Первым директором кинотеатра был выдающийся кинодокументалист, гениальный самоучка Николай Григор. Там работал тапером Дмитрий Шостакович, а перед сеансами пела несравненная Клавдия Шульженко. В 1932 году кинотеатр "Пикадилли" переименовали в "Аврору".

Быстро разбогатев, Николай Иванович построил и собственный доходный дом на улице Кабинетской, где и поселился с семьей. 28 января 1904 года он женился на Марии Ивановне Гноевой, а 18 марта 1908 года у них родился сын Николай. Для молодой семьи ее глава построил или снимал загородную дачу в поселке Вырица под Гатчиной. Бурное развитие поселка началось в 1904 году, когда завершилось строительство железной дороги, соединившей Вырицу со столицей. Благодаря построенной дороге, в Вырицу можно было добраться за час с небольшим. В газете того времени писалось: "В 1910 году близ станции Вырица возник новый поселок Княжеская долина. Новый поселок представляет из себя уютный уголок природы с сухой и здоровой почвой, сосновым лесом и живописными берегами реки Оредеж. Неудивительно, что он вскоре привлек к себе внимание публики, и купившие участки стали строиться и на них поселяться в этой местности". Матвей Эдуардович Сегаль, англичанин Матвей Яковлевич Эдварс и Антип Харитонович Ефремов даже образовали синдикат по продаже дачных участков под названием "Вырица-Поселок-Заречье. Сегаль-Эдвардс-Ефремов". Интересно, что Матвей Эдварс (?-1917) был женат на Камилле Бенуа (1849-1920) - сестре выдающегося художника Александра Бенуа, одного из руководителей объединения "Мир искусства". Так, что Николай Котович в доме Эдварса мог встречаться с его родственниками: художниками Александром Бенуа, Евгением Лансере, Зинаидой Серебряковой и архитектором Николаем Лансере, а также с другими представителями "Мира искусства". Близкий к этому объединению писатель и философ Василий Розанов тоже имел в Вырице дачу.

Архитектор подружился со многими местными толстосумами, например, с богатым лесопромышленником Антипом Ефремовым, для которого в Вырице построил лесопилку, а в Петербурге аж четыре семиэтажных доходных дома. В его доме архитектор, конечно, обратил внимание на смышленого мальчугана Ваню, будущего выдающегося писателя-фантаста и палеонтолога Ивана Ефремова (1907-1972). По заказу банкира Бумагина построил мастер мост через реку Оредеж, который до сих пор называют Бумагиным, а для Бориса Ларина и госпожи Андреевой - виллы. Котович внес свой вклад в то , что Вырица стала превращаться в образцовый городок: мощенные улицы, восьмиверстовая трамвайная линия, телефонные будки на улицах, кинотеатр, красивый городской общественный парк, Луна-парк, два театра...

Мост у вокзала в Вырице.
Мост у вокзала в Вырице.

Исследователь И.Попов пишет: "На рубеже веков, в самом конце XIX века, в 1898 году, увидела свет книга англичанина Э. Говарда "Города-сады будущего", получившая широкое распространение и всемирное признание. В ней излагалась идея воплощения на практике идеальных градостроительных форм, - создание "идеальных городов" или "городов-садов". В век индустриализации и промышленного бума во многих развитых странах общество стремилось создать города, где человек, при максимальном городском комфорте, жил бы в единении с природой. Эта идея привлекла в 1890-1910-х гг. внимание многих архитекторов, стала широко воплощаться в застройке многих городов Старого (Лондон, Берлин, Стокгольм и др.) и Нового света (Вашингтон, Сан-Франциско, Филадельфия и др.), будучи положенной в основу официальной градостроительной политики практики во многих странах. Опыт Европы и Америки был воспринят и в России с преломлением универсальной идеи "города-сада" в русле отечественных традиций. В соответствии с концепцией "города-сада" в 1900 году одной из первых в России была начата застройки местности "Царский лес" под Ригой. В те же годы в соответствии с концепцией "города-сада" осуществлялась планировка и застройка городов в новых дальневосточных владениях России - в г. Дальнем и Харбине. Такой же "идеальный город", "город-сад", решено было создать в 30-ти верстах от Царского Села при открытой в 1906 году станции "Вырица" Московско-Виндаво-Рыбинской (Царскосельской) железной дороги". Не случайно, что Николай Котович перед революцией разработал проект курортного "города-сада" Сочи. Работал он, наверно, и над проектом "города-сада" Вырица. Однако успел только разработать проект дачного поселка площадью в 150 десятин в имении Заречье Антипа Ефремова. Отметим также, что в дачном поселке Вырица жила целая колония артистов Императорского Александринского театра: Роман Аполлонский (1862-1928), двоюродная сестра известного композитора-символиста Инна Стравинская (1876-1970), Константин Варламов (1848-1915), Михаил Дарский (1861-1930) и др. Несомненно, Николай Котович был знаком с ними, а, возможно, и дружил. Так, Роман Аполлонский и его жена Инна Стравинская часто давали спектакли в пользу Вырицкого школьного общества. Вообще тема "Николай Котович и театр" требует дальнейших исследований, в первую очередь, петербуржцами.

Петропавловская церковь в поселке Вырица. Архитектор Н.Котович.
Петропавловская церковь в поселке Вырица.
Архитектор Н.Котович.
Внутренний чертеж Петропавловской церкви.
Внутренний чертеж Петропавловской церкви.

Разросшийся поселок Вырица нуждался тогда в своем храме, который был построен на пожертвования местного населения Николаем Котовичем. Основную сумму внесли местные богачи: Василий Сомреков и Антип Ефремов. "Соорудить храм решено было в память чудесного спасения Царской Семьи во время крушения поезда в Борках (1888 г.). Закладка храма была совершена 10 сентября 1906 года, освящение последовало менее чем через два года, 22 июня 1908 года. Новый храм был выстроен в "старомосковском стиле" и представлял собой деревянное крестообразное в плане здание на высоком фундаменте из валунов, с просторным двусветным церковным залом, вмещавшем до 1500 человек, шатровым куполом и высокой колокольней". Кажется, что храм был сооружен все-таки в традициях северной школы русского деревянного зодчества. В соседнем поселке при станции Карташевская архитектор построил похожую деревянную Петропавловскую церковь. Она была освящена 21 июля 1913 года в память 300-летия царствующего дома Романовых. Землю под строительство и деньги для ее возведения пожертвовал барон Павел Гейкинг, владелец большого птицеводческого хозяйства. Рядом в поселке Сиверский имела дачу Вера Комиссаржевская. Дачный сезон в Сиверском часто проводили писатели-символисты: Александр Блок, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Философов и др.

27 июля 1909 года в Полтаве при огромном стечении народа состоялись торжества, приуроченные к 200-летию знаменитой Полтавской битвы. Сюда прибыли представители от всех полков, участвовавших в знаменитом сражении, а гвардейские полки, Преображенский и Семеновский, явились в полном составе. По личному поручению министерства внутренних дел на поле минувшей битвы Николаем Котовичем были построены различные сооружения и деревянные трибуны для участников торжеств, в частности, для многочисленной свиты императора Николая II. Наверно, тогда российский самодержец подарил архитектору золотые часы, предание о которых сохраняется до сих пор в семье Котовичей.

Можно только удивляться, как Николай Котович находил время для исполнения различных должностей, прежде всего, общественных. В его автобиографии читаем: "(...) был уполномоченным членом Петербургского городского кредитного общества, членом наблюдательного совета Пожарного общества Петербургской и Выборгской губерний, был председателем правления акционерного общества Сиверской фабрики обработки дерева, членом правления акционерного общества Преображенской керамической фабрики, председателем правления Первой петербургской строительной артели, был членом Императорского общества архитекторов России, Общества гражданских инженеров, Императорского технического общества, Императорского пожарного общества, членом правления Петербургского пригородного пожарного общества, членом правления школьного общества в Вырице Петербургской губернии...". В 1910 году было создано Вырицкое школьное общество, председателем которого был избран Антип Ефремов, а его заместителем - Николай Котович. Задачей общества являлась постройка в поселке торговой школы, что вскоре и осуществили по его проекту. Как пишет вырицкий краевед Андрей Барановский, здание школы было построено в стиле усадебной архитектуры XIX века. Николай Котович был также членом Общества исследования Черноморского побережья. Тут, наверно, не обошлось без влияния его двоюродного брата Владимира Никаноровича Котовича, исследователя Кавказа. Занимался Николай Котович и политической деятельностью: в смутные дни после Февральской революции, с 20 июня по 30 ноября 1917 года, был гласным Петроградской городской думы. Думается, что по своим политическим взглядам он был октябристом.

Находил время Николай Котович и на свое страстное увлечение - автомобили. 24 ноября 1902 года на учредительном собрании из 14 энтузиастов был основан Санкт-Петербургский автомобиль-клуб (СПАК). Его устав подготовил издатель первого русского специализированного издания "Автомобиль" Андрей Платонович Нагель, председателем клуба стал победитель первых российских автогонок Павел Николаевич Беляев. Клуб обладал собственным помещением на Невском проспекте и парком автомобилей. Он также находился под покровительством великого князя Сергея Михайловича (внука императора Николая I). Так вот, Николай Котович был активным членом клуба, а в 10-е годы - даже заместителем председателя клуба. Члены клуба (большинство - богатые аристократы: Василий Всеволожский, княгиня Софья Долгорукая, Дарья Римская-Корсакова...) были не просто любителями автомобилей, а настоящими спортсменами-гонщиками. Автомобиль-клуб устраивал различные автомобильные гонки, а его члены принимали участие в них. Так, СПАК был организатором гонок на 1 версту, которые проводились ежегодно с 1901 года на Волхонском шоссе возле Царского Села. 6 мая 1912 года состоялась девятая верстовая гонка "Волхонка". В прессе того времени читаем: "Все автомобили участников также были разбиты на 8 категорий, в зависимости от рабочего объема двигателя. Среди судей на старте были известные спортсмены: В.А. Лебедев, В.А. Михайлов, В.В. Навроцкий; на финише - В.П. Всеволожский, Н.И. Котович, С.А. Степанов, А.П. Нагель, Р.М. Дидерикс, Н.Г. Кузнецов, В.А. Зенченко". Николай Котович на своем "Форде" принял участие в гонке для автомобилей 6 категории и пришел к финишу первым. Членство в автомобиль-клубе ввело Николая Котовича в высший свет петербургского общества.

Оставил Николай Котович свой след и в истории российского воздухоплавания. Он построил по заказу Всероссийского аэроклуба в Петербурге на Комендантском поле аэродром (ангары, хозяйственные и жилые строения). 29 января 1908 года в Санкт-Петербурге был основан Императорский всероссийский аэроклуб, который возглавил граф Иван Васильевич Стенбок-Фермор. Клубу покровительствовал великий князь Александр Михайлович - близкий друг императора Николая II. Перед аэроклубом стояли задачи создания, развития и популяризации авиационного дела в России. Уже осенью 1910 года на Комендантском аэродроме прошел первый Всероссийский праздник воздухоплавания. Все двенадцать летчиков-спортсменов были российскими подданными. Среди них и легендарный пилот Сергей Уточкин. Зная решительный характер Николая Ивановича, можно предположить, что он еще и летал на самолетах.

Николай Котович не принял Октябрьскую революцию и советскую власть. В своей автобиографии он писал, что четыре раза арестовывался большевиками и продолжительное время находился под арестом. Думается, что принимал участие в какой-то подпольной антибольшевистской организации. По приглашению своего виленского друга и однокурсника Константина Саввиновича Олешкевича (1873-1935), который был ведущим казанским архитектором, Котович переезжает в Казань для работы в местном политехническом институте. 2 января 1919 года на основе промышленного, экономического и художественного техникумов был создан Казанский политехнический институт, одним из создателей которого являлся Константин Олешкевич. Профессор Олешкевич занял должность декана архитектурно-строительного факультета. С 1 января по 16 ноября 1921 года Николай Котович преподавал в институте металлические и железобетонные конструкции. В Казани и ее окрестностях он перестроил мыловаренную фабрику Альметьева, суконную фабрику Асланова и стекольный завод Бондарева.

Здание бывшей гостиницы М. Шмидта в Пинске. Архитектор Н. Котович.
Здание бывшей гостиницы М. Шмида
в Пинске. Архитектор Н. Котович.

Здание бывшей хирургической больницы доктора Д. Евсеенко. Архитектор Н. Котович.
Здание бывшей хирургической
больницы доктора Д. Евсеенко.
Архитектор Н. Котович.

Советская действительность пугала его, не без оснований, Николай Котович опасался за свою жизнь. Поэтому при первой возможности он с семьей в начале 1922 года выехал в Польшу. Рижским мирным договором между советской Россией и Польшей предусматривалось, что уроженцы земель, вошедших в состав польского государства, могут, при желании, вернуться на родину. Поселился в полесском городе Пинск, где купил приличный двухэтажный особняк, стоявший в парке на берегу реки Пина. На выбор местожительства, наверно, повлияло и то, что в 40 километрах от Пинска, в имении Чабаевка, жил его дядя, священник Василий Котович, который, несомненно, помог ему на первых порах по приезду архитектора в Польшу. С 10 июня 1922 года Николай Котович руководил, созданным им в Пинске, строительным и землемерным бюро. В Пинском и Дрогичинском уездах проводил, в связи с проводимой аграрной реформой, землемерные работы и парцелирование в нескольких десятках дворянских имений. Занимался и своей основной работой: проектировал и строил частные дома и производственные корпуса в Пинске. Они до сих пор украшают улицы города: больница доктора Евсеенко, гостиница М. Шмида, производственные корпуса спичечной фабрики и т.д.

Пользуясь огромным авторитетом среди русского населения Полесья, Николай Котович возглавил в Пинске монархическую организацию, а затем - местный отдел Русского Благотворительного Общества (РБО). После подписания Рижского мира тридцатитысячный Пинск весной 1921 года стал столицей наибольшего в Польше Полесского воеводства. В августе 1921 года большой пожар уничтожил центр города, и столица воеводства была временно перенесена в Брест, и так все осталось до 1939 года. Поскольку Пинщина являлась основной базой для наступления армии генерала Булак-Балаховича и антисоветской деятельности повстанческой организации "Зеленый Дуб", то в Пинске скопилось большое количество белогвардейских офицеров и солдат. В приграничном городе было много и гражданских беженцев из России. Вскоре Пинск стал центром православной епархии, во главе которой был поставлен русский инок - епископ Александр (Иноземцев). Русскими себя считали (9,1% населения города) и местные православные священнослужители, и бывшие довоенные чиновники, да и часть православных полешуков. Так, что тогда в Пинске имелась серьезная база для русской политической и культурной деятельности: тут выходили русскоязычные газеты "Под небом Полесья" и "Пинский Голос", действовали русские школы и библиотеки, были созданы отделения общепольских русских организаций.

Первая монархическая организация в Пинске возникла в начале 1922 года. Ее создали русские офицеры, которые приехали из Берлина: Духопельников, Страдин-Перемыкин, Харитонов и другие. Как раз в Берлине в 1921 году известный поэт-символист Сергей Соколов создал самую загадочную подпольную монархическую организацию "Братство Русской Правды" (БРП). Можно предположить, что перечисленные офицеры (многие из них воевали в армии Булак-Балаховича) были "братчиками". Вторая монархическая организация возникла в Пинске осенью 1923 года. " Первыми организаторами партии были: Семен Викентьевич Бродович, теперешний помощник директора кресового общества в Пинске, полковник Гончаров из Львова и еще какая-то личность с неизвестной фамилией. Названные установили связь с монархическими организациями в России через Дмитрия Константиновича Копацинского или Николая Яновского (псевдоним "Президент"), живущего теперь [документ датирован декабрем 1925 г. - А.И.] в местечке Корец, потом Гончаров возвратился во Львов. До марта 1924 года организация не проявляла активности, поддерживая, время от времени, связь с полковником Гончаровым, который приезжал иногда из Львова в Пинск. В конце марта 1924 года приехал в Пинск Демидов, откуда в середине апреля выехал в советскую Россию, где был арестован за принадлежность к монархической партии. В середине того же года Демидов возвратился в Польшу. (...) Активное участие в организации принимали: Копацинский, Станислав Мацкевич (бывший полковник царской армии, заместитель командира Кавказского полка в армиях Колчака и Деникина, живущий в имении Оброво, волость Бродница), подполковник Ганс, живущий в Пинске, Лисовский (руководитель оптового магазина кресового общества в Лунинце), Поплавский Михаил, Поплавская Елизавета, Горен Николай Георгиевич, Гижицкая Валентина, Кириллов Владимир и Александр Стрейковский, живущие в Пинске. Названная организация поддерживает контакты с Берлином, Прагой, Веной и другими городами". Эта монархическая организация - боевая организация генерала Кутепова, пинскую секцию которой со временем возглавил Николай Котович. Он поддерживал непосредственную связь и с великим князем Николаем Николаевичем, и с генералами Врангелем и Кутеповым.

Когда в июле 1924 года возник "Русский Обще-Войсковой Союз" (РОВС), почти все члены пинской монархической организации и БРП вошли и в РОВС. Пинская полиция не могла тогда разграничить БРП и РОВС: "Деятельность "Братства Русской Правды" и "Русского Обще-Войскового Союза" так взаимно переплетена, что трудно отличить, где кончается деятельность одной организации и начинается - другой, и наоборот. Обе эти организации работают солидарно на территории советов, а разделение труда является таким, что БРП, главным образом, занимается сбором денег на нужды двух организаций, однако руководство принадлежит РОВС". Пинские монархисты (Семен Бродович, Дмитрий Копацинский, Станислав Мацкевич, Николай Котович и др.) были вовлечены в знаменитую чекистскую операцию "Трест": поддерживали контакты с ее активными участниками - евразийцами Юрием Мукаловым и П. Демидовым (Орсини). В сообщениях польской полиции читаем: " Русский монархический деятель Бродович 15 июня 1925 года (...) получил письмо от генерала Кутепова, который по приказу великого князя Николая Николаевича порекомендовал Бродовичу оставаться на его прежней должности, поддерживать контакт с монархистами в России и не переписываться с Мукаловым, а пересылать все инструкции вышеуказанному в Петербург через монархических агентов. Сейчас Мукалов организовывает в Петербурге монархические "ячейки" и имеет свою типографию. Великий князь через Кутепова порекомендовал Бродовичу, чтобы тот просил Мукалова информировать о жизни и деятельности коммунистов. (...) 27 июня Бродович получил письмо от генерала Врангеля с благодарностью за борьбу с коммунизмом. В своем письме генерал Врангель приказывает Бродовичу, чтобы тот посылал как можно больше монархических эмиссаров в Сибирь, в Киев и Екатеринослав (...) и посылал точную информацию о повстанческом движении в советской России". Активно под Пинском использовались два пункта для нелегальных переходов через польско-советскую границу: в местечках Лахва и Ленин (возможная родина предков вождя Октябрьской революции). О важности Пинска в планах вождей белой эмиграции говорит и посещение его весной 1925 года известным генералом Скоблиным, который встретился там с тогдашним руководителем пинских монархистов Николаем Котовичем. Генерал просил всех бывших офицеров русской армии из Галлиполи, которые жили около польско-советской границы, чтобы они передавали всевозможную информацию о большевиках, а также о монархическом движении в советской России, о расстрелах и о состоянии большевистской армии. Польская полиция тогда отмечала: "Генерал Скоблин непосредственно подчиняется генералу Кутепову, живущему в Париже и [возглавляет] штаб великого князя Николая Николаевича". Что делал в Пинске, уже потерявший доверие генерала Врангеля, Скоблин? Возможно, уже тогда генерал Скоблин был завербован ОГПУ? Хотя более вероятно, что выполнял поручения Кутепова.

Осенью 1925 года известный пинский монархист Дмитрий Копацинский приказом генерала Кутепова был назначен начальником агитационного отдела монархической организации в советской России. В его подчинении оказались не только Мукалов и Демидов, но и 15 монархических организаций в Екатеринославской губернии. Похоже, что у генерала Кутепова была в советской России своя монархическая, террористическая организация, действовавшая в Украине и Сибири, одним из руководителей которой и был Дмитрий Копацинский. Эта организация (наверно, известная боевая организация Кутепова) тесно взаимодействовала и разграничила территории влияния с чекистским Монархическим Объединением Центральной России (МОЦР). Возможно, эта кутеповская организация находилась также под контролем чекистов. Если МОЦР использовал северные пункты нелегального перехода границы в Финляндии, Эстонии, в Виленском воеводстве, то пинские монархисты - Ленин, Лахва (Полесское Воеводство) и Корец (Волынское воеводство). Пинск стал крупным центром той игры, которую разыгрывали чекисты против белой эмиграции. В эту игру помимо воли был втянут и Николай Котович. Похоже, что его ближайший соратник Дмитрий Копацинский - это знаменитый советский разведчик Николай Крошко, которого западная печать называла "королем кремлевских шпионов". Много у них общего в биографиях: в одно время выехали с Запада в CCCP , связаны с городом Корец, у обоих - сестра Анна в Киеве...

Пятого сентября 1925 года польские полицейские сообщают: "Сейчас Копацинский ожидает визу в Чехословакию. В Чехии Копацинский должен специально организовать террористическую банду в составе 8 человек, чтобы осуществлять покушения на всех советских чиновников, в особенности на высших - из посольств, консульств, а также из торговых заграничных миссий". Похоже, что именно Копацинский организовал покушение на Павла Войкова - советского посла в Польше. Кстати, в брестской русской гимназии одно время учился Борис Коверда - убийца Войкова, а в Бресте была мощная секция пинской монархической организации. Эту секцию возглавлял местный помещик Борис Маймескул (1889-?). Очень загадочно и странно, что в советской литературе, посвященной операции "Трест" и убийству Войкова, известные и деятельные монархисты-террористы Копацинский и Бродович даже не упоминаются.

После разоблачений чекистской организации МОЦР, бежавшим в 1927 году в Финляндию агентом ОГПУ Опперпутом-Стауницем, в рядах пинских монархистов начался период брожения и шатания. Одни полностью отошли от политической деятельности, другие переключились на работу в БРП, третьи занялись внутрипольской политической деятельностью. Пинск стал одним из главных центров деятельности Русского Национального Объединения (РНО), общественно-политической организации (созданной в 1926 году депутатом сейма Николаем Серебренниковым для выражения интересов русского и православного населения в Польше). В 1927 году в городе был создан отдел РНО, в котором концентрировалась политическая деятельность русского населения. На выборах в 1928 году РНО смогло провести в сейм единственного депутата - доктора Павла Короля (1890-1940?), и именно в пинском избирательном округе. Этому успеху способствовала и активность местных монархистов во главе с Николаем Котовичем.

Мировая война нанесла колоссальный ущерб экономике Полесья. Все заводы в Пинске были разрушены, а их оборудование вывезено в Германию. Поля, которые четыре года не обрабатывались, заросли кустарником и мелким лесом. К тому же возле Пинска три года стоял русско-немецкий фронт, поэтому многие поля были к тому же и заминированы. Вернувшееся из эвакуации местное население бедствовало, умирало от голода и болезней. Еще в худшем положении оказались беженцы из советской России: нет работы, нет жилья и т.п. Поэтому крайне важным являлось создание благотворительных организаций для помощи нуждающемуся русскому населению. В Варшаве в 1924 году было создано Русское Благотворительное Общество (РБО). "Правление Русского Благотворительного Общества в Польше с резиденцией в столичном городе Варшаве, улица Маршалковская 68, согласно статье 23 устава общества, на заседание 31 июля 1925 года приняли решение создать в городе Пинске отделение общества, которое бы начало свою деятельность со 2 августа 1925 г.; с временным правлением, в состав которого входят: председатель - инженер Николай Котович, живущий по улице Набережной 88, заместитель председателя - директор русской частной реальной гимназии Андрей Цыбрук, члены правления: владелец кинотеатра "Казино" Василий Петровский, служащие местного магистрата - Владимир Притулецкий и Каленик Савчук. Резиденция общества находится в Пинске по улице Набережной 88 в доме Котовича.

25 октября 1925 года в 16 часов в здании русской частной реальной гимназии в Пинске состоялось собрание при участии около 20 лиц местного русского населения, приглашенных председателем Русского Благотворительного Общества Николаем Котовичем, который обратился к собравшимся с просьбой о помощи в деле организации уличного сбора пожертвований в пользу неимущих учеников русской частной гимназии в Пинске, которые не в состоянии оплатить учебу. После открытия собрания председательствующий Котович дал слово Иосифу Гогану - руководителю окружного сельского отдела ППС в Пинске, который в своём выступлении был против организации уличного сбора пожертвований, так как огромной суммы для покрытия этих расходов, которая достигает 2500 злотых, нельзя будет собрать. Далее слово взял Сергей Улитко, председатель союза военных инвалидов в Пинске, который выступил за проведение уличного сбора пожертвований и, чтобы таковой продолжался, по крайней мере, два дня. Собрание на это дало согласие. В конце слово взял Котович, предлагая выбрать комитет, который бы занялся подготовкой устройства уличного сбора пожертвований. В комитет были избраны: Оскар Гирцьюш - акцизный инспектор, Янина Улитко, Угринович, Надежда Лаврович, а также Сергей Улитко.

11 ноября 1925 года в 15 часов пинский отдел РБО в здании русской частной реальной гимназии по улице Железнодорожной созвал собрание, на которое прибыло 48 членов. Собранием руководил Николай Котович, предложивший выбрать председательствующего и секретаря собрания. Предложение было принято, и председательствующим избрали Александра Федорова, а также секретарем - доктора Василия Пехова. После этого Федоров прочитал распорядок дня:

  1. отчет временного правления о деятельности отделения;
  2. отчет русской частной реальной гимназии о её бюджете до 1 января 1926 года;
  3. выборы правления и ревизионной комиссии на один год.

Далее Иосиф Гоган обратился к председательствующему с просьбой, чтобы тот прочитал устав Русского Благотворительного Общества в Польше, на что все дали согласие. И председательствующий прочитал весь устав. Далее взял голос Котович и сделал отчет согласно 1-му пукту повестки дня, причем попросил почтить память умершего, одного из организаторов общества Кориновича (бывшего начальника железнодорожной станции в Пинске), вставанием с мест, что тоже было сделано. Второй пункт повестки дня был полностью прояснен директором Андреем Цыбруком. После чего приступили к третьему пункту. В результате тайного голосования (бюллетенями) в правление выбрали:

  1. инженер Николай Котович - председатель (47 голосов);
  2. секретарь следователя Новакович - секретарь (25 голосов);
  3. землемер Лавринович - казначей (22 голоса);
  4. жена ветеринарного врача Угринович - член правления (44 голоса);
  5. доктор Пехов - член правления (40 голосов);
  6. Елена Евсеенко - член правления (25 голосов);
  7. православный священник Владимир Сорошкевич - член правления (19 голосов);
  8. Андрей Цыбрук - член правления (20 голосов).

В ревизионную комиссию вошли:

  1. учитель Кудзин - председатель (25 голосов);
  2. председатель союза инвалидов Улитко - секретарь (9 голосов);
  3. акцизный инспектор Гирцьюш - член (10 голосов);
  4. владелец водочной концессии Феоктист Котляревский - кандидат (9 голосов).

После окончания выборов Котович предложил собравшимся выбрать почетным председателем общества православного епископа Александра. Тут же Иосиф Гоган взял слово, доказывая следующее, чтобы быть почетным председателем нужно что-то сделать для общества, а вопреки этому владыка ничего до сих пор не сделал для общества и даже не является действительным членом, избрание его противоречило бы пятой статье. Чтобы опровергнуть доводы Гогана, взял слово секретарь православной консистории Коновалов. (...) Напоследок доктор Евсеенко предложил также собравшимся выбрать почетным председателем общества Николая Котовича, который своей работой принёс большую пользу. Предложение собравшиеся приняли единогласно". Когда Николай Котович в 1928 году переехал на постоянное местожительство из Пинска в Брест, то пинский отдел РБО возглавила помещица Ольга Смолянская.

Его переезд в Брест, вероятно, связан с тем, что архитектор испортил отношения с пинскими властями. Он сделал проект надстройки дома госпожи Брегман, а потом узнал, что городские власти использовали этот проект, даже не уведомив его. Николай Иванович учинил скандал прямо в магистрате, который подал на него в суд.

Пану прокурору Окружного суда в Пинске
Магистрата г. Пинска

Жалоба

Живущий в Пинске по улице Набережной № 88 инженер, Николай Котович, 1 апреля текущего года пришел в магистрат в служебное время по поводу ничем необоснованных претензий, в которых обвинил магистрат в возможной выдаче госпоже Брегман разрешения на деревянный этаж в доме по улице Костюшко и о каком-то выдуманном использовании его труда, вёл себя недопустимо, непристойно и оскорбительно. А именно не только позволил себе кричать и шуметь, но еще допустил в сторону магистрата неуважение - выкрикивая, что магистрат совершил мошенничество - "подлог".

2 апреля текущего года Котович в заявлении, составленном на имя президента г. Пинска, использовал выражения, не допустимые в отношении магистрата - самоуправляемой организации, а именно "подлость" и т.п.

Свидетелями непристойного поведения Николая Котовича в магистрате 1 апреля были многочисленные работники магистрата и много посторонних лиц, в частности, доктор Станислав Зелинский, живущий в Пинске по улице Бернардинской в доме Любешовского.

На основании вышеизложенного, присоединяя заявление Котовича, магистрат имеет честь просить пана прокурора о привлечении вышеупомянутого Николая Котовича к уголовной ответственности за оскорбление магистрата по статье 154 уголовного кодекса.

Президент г. Пинска
Чеслав Мергенталер

Последствия этого заявления могли быть очень серьезными, так как в уголовном кодексе Польши имелась статья об оскорблении представителей власти, которая предусматривала и тюремное заключение. Используя хороших адвокатов, Котовичу удалось избежать тюрьмы, но Пинск пришлось покинуть. Как мы видим, Николай Котович имел непростой характер: был горяч. Польская полиция так его характеризовала: "Очень интеллигентный, способный, в общении с людьми приятен и учтив, скуповат, стремится к увеличению своего состояния и на это направляет все свои способности; в отношении к лицам, с которыми его связывают финансовые дела, суров. Как один из виднейших русских монархистов, очень враждебно настроен относительно государства, а на работу в свое бюро берет исключительно русских, бывших военных и с монархическими убеждениями". А вот так описывает его внешность: "Высокий рост, карие глаза. Рот и нос нормальный, блондин, лицо продолговатое".

В Бресте Николай Котович продолжил свою политическую деятельность: возглавил местную секцию боевой организации генерала Кутепова. Однако у него начались неприятности: контролеры организации выявили исчезновение 300 долларов, предназначенных для переправки в СССР Николаеву (возможно, будущий убийца Кирова). По указанию великого князя Николая Николаевича, его сняли с должности. Тогда Николай Котович полностью переключился на работу в Братстве Русской Правды. В отчете польской полиции (сентябрь 1928 г.) о распространении на Полесье изданий братства читаем: "В издательстве работают: Котович из Бреста и Эдвард Кариус из Белграда". В чем заключалась его работа в издательстве? Возможно, был редактором или корреспондентом газеты "Русская Правда"? А может, писал какие-то пропагандистские книги? Активно работал архитектор и в легальной организации РНО: являлся казначеем брестского отделения. Само отделение возглавлял Петр Архипенко (1876-1940?) - военный инженер-строитель, бывший генерал русской армии, который в Бресте владел частным строительным предприятием. Отметим, что в Бресте жил один из руководителей РНО, депутат сейма Павел Король - давний друг архитектора.

24 марта 1928 года Николай Котович подал документы на конкурс по выборам брестского городского архитектора. В конкурсе, кроме него, участвовали инженеры: Юзеф Сервин из Лодзи и Тадеуш Скура из Бреста. Победив в конкурсе, 3 апреля 1928 года Котович стал работать городским архитектором. Но его стало подводить здоровье: все лето пролежал в клинике внутренних болезней Варшавского университета. Наверно, по состоянию здоровья, 31 января 1929 года вынужден был уволиться с занимаемой должности. У него начались финансовые проблемы: не мог оплатить взятый кредит в 5000 злотых. Имущество архитектора (самое ценное - 20 венских стульев) описали. 8 августа 1929 года Котович заключил контракт на 5 месяцев со строительной фирмой "Торговотехнический дом Юзеф Яблонский и К0" для проведения технического руководства строительством в Бресте здания казначейской палаты. 24 апреля 1930 года инженер Николай Котович и предприниматель Лев Кац с целью проведения и исполнения строительных работ по заказам государственных учреждений, коммунальных и частных фирм создали общество с ограниченной ответственностью под названием "Строительное предприятие инженер Н.Котович и Л.Кац". Основной капитал общества составлял 2000 злотых: 40% - Котович и 60% - Кац. Но эта фирма вскоре разорилась. Сломленный болезнями и финансовыми проблемами, 8 мая 1934 года Николай Иванович Котович умирает. Его похоронили на Тришинском православном кладбище в Бресте. К сожалению, могила на кладбище нами не обнаружена.

Из-за болезней архитектор Николай Котович, живя в Бресте, построил не так много зданий: еврейский банк, русскую гимназию, начальную школу в Кобрине, несколько частных домов... Перестроил дом Абрама Скорбника (теперь магазин "Продукты" на углу улиц Советской и Пушкинской), в котором и поселился с семьей. Его жена Мария Котович умерла 17 декабря 1935 года. Их сын Николай Николаевич Котович (1908-1945) окончил Варшавский политехнический институт, где деканом был друг его отца, профессор Мариан Лялевич. Стал геологом. Во время войны искал урановую руду в горах Чехии. Немцы при отступлении расстреляли его.

Нами в архиве Брестской области (ф.2, оп.2, д.339) обнаружено личное дело городского архитектора Николая Котовича, содержащее его автобиографию и другие документы. В первую очередь, заинтересовал "Список строительных работ, выполненных инженером Н.Котовичем".

Имя владельцаЧисло этажейАдрес домаПримечание
I. Жилые дома в Петербурге: 
1. Н.Покровская5Зверинская 25каменный
2. Н.Комаров4Грязная 9-//-
3. Н.Покровская6Зверинская 25 -//-
4. А.Ефремов7Лиговская 177каменные
5. -//-7-//-объем всех
6. -//-7-//-4 домов
7. -//-7-//-42.000 м3
8. Н.Дернов7Невский пр. 80 (в этом доме театр "Паризиана")каменный 700 мест
9. М.Бумагин5Спасская 10каменный
10. Н.Кудравцев76-я Рождественская 29-//-
11. -//-7-//--//-
12. М.Сегаль 6ул. Жуковского 29-//-
13. Н.Котович инженер5ул. Глухая 24-б-//-
14. Ф.Пономарев5Гончарная 5-//-
15. И.Львов5Васил.остров 17 линия 41-//-
16. А.Иванов6Моховая 16-//-
17. И.Заславский6Николаевская 36каменные
18. -//-6-//-объем всех
19. -//-7-//-4 домов
20. -//-7-//-144.000 м3
21. Д.Бучкин5Можайская 16каменный
22. -//-4Подольская 10-//-
23. Н.Милошевич5Подольская 29-//-
24. Б.Соболев5Невский 47-//-
25. -//-3Невский 51-//-
26. П.Шабельский4Литейный пр. 37-//-
27. А.Вагенгейм5Невский пр. 67каменный
28. А.Иванов6Моховая 16-//-
29. Сберегательная касса (жилое)4Фонтанка 76-//-
30. Общество ночлежных домов4Шоссе Пороховое-//-
31. М.Елисеев5Фонтанка 74-//-
32. Граф П.Игнатьев2Инженерный полк, 1 рота, 6каменный
33. Н.Андреев3Мариинская 5-//-
34. Б.Иткин2Мариинская 9-//-
35. Б. Петухов3Полюстровскй пр. 10-//-
36. -//-2-//--//-
37. Н.Котышкин4Полюстровская набереж. 19-//-
38. -//-2-//-деревянный
39. А.Молчанов2ул. Полтавская 32-//-
40. В.Лядов2Обводной канал 62бетонный
41. Школьное общество в Вырице2Витгенштейна 4-//-
42. И.Нестеров3Петергофское шоссе 19каменный
43. М.Петров2Варшавская 23деревянный
44. Е.Курганович4Черноморский переулок 3каменный
45. А.де-Карьер3Разъезная 42-//-
46. В.Степанов2Ольховая 1деревянный
47. А.Матвеев4Дмитровский переулок 5каменный
48. -//-4Колокольная 10-//-
II Театры:   
49. Городской театр в Ораненбауме 650 местдеревянный
50. Театр оперетты в Петербурге ул. Бассейная 60 420 мест-//-
51. Оперный летний театр -//- -//- - 1000 местдеревянный
52. Литейный театр Литейный 47 - 650 месткаменный
53. Новый театр Литейный 42 - 450 мест-//-
54. Невский театр Невский 100 - 950 мест-//-
55. Театр Эден Пляжная (?) 5 - 600 мест-//-
56. Театр "Синяя Птица" Николаевская 58 - 400 месткаменный
57. Театр "Нью-Стар" Садовая 101 - 1000 мест-//-
58. Театр "Паразиана" Невский 80 - 700 мест-//-
59. Театр "Пикадилли" Невский 60 - 800 мест-//-
60. Театр "Теремок" Разъезная 42 - 1000 мест-//-
61. Театр "Троицкий" Троицкая 18 - 360 мест-//-
62. Кинотеатр "Чайка" Загородный пр. 3 - 300 мест-//-
63. -//- "Мажестик" Невский 44 - 320 мест-//-
64. -//- "Юпитер" Знаменская 25 - 250 мест-//-
65. -//- "Сатурн" Невский 88 - 350 мест-//-
66. -//- "Невский" Невский 67 - 320 мест-//-
67. Летний театр "Олимпия" Забалканский пр.70 - 700 мест-//-
III.Промышленные предприятия и фабрики:   
68. "Савва Морозов"4Орехово-ЗуевоВладимирская губерния
69. Фабрика бумаги Варгунина2.4на берегу НевыПетерб.губ.
70. Фабрика кровельной толи Наймана1.2.4Шлиссельбурский пр.в Петербурге
71. Фабрика медных изделий М.Оуф2.4Александро-Невская ул.-//-
72. Фабрика меховой обуви Петрова2.3Петергофское шоссе-//-
73. Фабрика брезента Кебке4Петровский пр.-//-
74. -//- красильня3Бармалеевская-//-
75. Фабрика конфет Елисеева1.2.Екатеринославская 10-//-
76. Фабрика ваты Степанова4Тамбовская ул.20-//-
77. Фабрика древесной массы Ефремова и Голубева2.3. г.Ямбург
78. Деревообрабатывающая фабрика Беляева4набережная НевыПетербург
79. Типография Молчанова3Полтавская 20-//-
80. Чаеразвесочное предприятие Высоцкого3Петергофское шоссе-//-
81. Лесопилка Беляева1набережная Невы-//-
82. -//- Степанова1Ольховая ул. 1-//-
83. -//- Иванова1Шлисельбургский пр.-//-
84. -//- Ефремова1станция Красный Холм 
85. -//- Ефремова станция Вырица 
86. -//- станция Либенфельд 
87. Фабрика Бликсен и Робинсон3.3Лиговская 33Петербург
Склады и торговые предприятия:   
88. Общество мануфактуры "Савва Морозов" оптовый склад мануфактуры5в Гостином ДвореПетербург
89. Общество Эмиль Циндель оптовый склад мануфактуры5Чернышевский переулок 3Петербург
90. Общество Оборот -//-4в Гостином ДвореПетербург
91. А.Иванко склад полотна5-//--//-
92. Обшество А.Оловянников склад бронзовых и серебряных изделий4-//--//-
93. Б.Якобсон – магазин3-//--//-
94. Английский банк4-//--//-
95. Б.Якобсон – магазин3-//--//-
96. И.Иванов склад дров3Бородинская ул.железо-бетон
97. "Новая Бавария" пивной бар4Петровский пр.-//-
98. Егоров – склад мануфактуры2в Гостином дворе-//-
99. рабочая столовая1Петербургский порт-//-
100. Общество "Ойл"2склад нефти и бензина-//-
Церкви:   
101. Церковь при станции Вырица станция Вырица Виндовской железной дорогидеревянная
102. Церковь при станции Карташевская станция Карташевская Варшавской железной дороги-//-
103. Село Дивин Кобр. у. село Дивин-//-
104. Каплица при станции Лида   
Виллы:   
105. Вилла Пономарева2Сергеевская СлободаПетербург
106. -//- Андреева2при станции Вырица 
107. -//- М.Бернатович3станция Сестрорецк 
108. -//- Б.Ларина2станция Вырица 
109. -//- Н.Серикова2имение Кузнечики Московской губернии 
110. -//- И.Базанова2Петергоф 
Мосты:   
111. Через реку Оккервиль30 мдеревянныйПетербургской губернии
112. -//- р. Оредеж32 м-//- 
113. -//- р. Луга58 м-//- при станции Ямбург 
Пристройки и капитальный ремонт строений:   
114. О.Кушелев жилой дом5.6Невский 88
115. Акционер.общ-во керамической фабр.4Здание фабрики при станции ПреображенскаяПетербург
116. Б.Урлов жилой дом4Фонтанка 45Петербург
117. П.Соколов и Матвеев4Дмитровская 5-//-
118. -//- -//-3Колокольная 10-//-
119. В.Лядов3Набереж.Обводного канала 62-//-
120. Зал ресторана "Слон"2Загородняя 20-//-
121. Зал ресторана "Палкин"3Невский 43-//-
122. Театр "Пассаж"4Невский 44-//-
123. Театр "Зал Павловой"4Троицкая ул.33-//-
124. Невская бумажная фабрика Варгунина2.3.4.правый берег Невы-//-
125. Императорский "Фарфоровый завод"2.4левый берег Невы -//-
126. Фабрика мыла Альметьева4.5Казань 
127. Суконная фабрика Асланова3-4Казань 
128. Стекольный завод Богданова1.2.с. Васильево Казанской губ. 
129-147. 18 жилых домов"Общества друзей народа"3-6в Петербурге и пригородах
148. Театр "Тенишева"4Моховая 33Петербург
149. Б.Соловьев жилой дом.5.4Невский 51-//-
150. Аэродром Российского аэроклуба (ангары, хозяйственные и жилые строения) Комендантское поле-//-
151. Строения и трибуны для торжеств по случаю 200-летия Полтавской битве при г. Полтаве (по личному поручению мин-ва внутр. дел и мин-ва императ. Двора).   
Составление проектов и участие в строительстве:   
152. Проект водопровода Большой и Малой Охты, поверхность около 1300 десятин – в Петербурге   
153. Проект отеля в Кисловодске – четыре пятиэтажных здания. На 1350 номеров с театральным залом, 12 лифтами и рестораном   
154. Проект спичечной фабрики "Орион" – 16 фабричных зданий и рабочий поселок в Казанской губернии   
155. Проект торгового дома Б.Лукин в Благовещенске   
156. Проект города-сада в Сочи на Черноморском побережье   
157. Конкурсный проект – 5 шестиэтажных зданий на площади "Общества в память 18 февраля 1863 г."   
158. Проект и частичная постройка рабочего поселка при фабрике Варгунина – на р. Нева   
159. Проект дачного поселка в имении "Общества друзей народа" Косая Гора, Петербургская губ. – 1500 десятин   
160. Проект дачного поселка в имении Заречье Ефремова при ст.Вырица – 150 десятин   
161. Проект ширококолейной ветки Московско-Казанской железной дороги от станции Зеленый Дуб до фабрики "Орион"13 км  
За время от 1922 года до настоящего момента инженер Н.Котович как уполномоченный министерства публичных работ между прочим выполнил работы:   
162. Д.Евсеенко – хирургическая больница3Гончарская 64Пинск
163. М.Шмид – гостиница3Костюшко 1-//-
164. Н.Найман жилой дом3Костюшко 36-//-
165. Е.Айзеншдадт -//-2Костюшко-//-
166. В.Медник -//-2Костюшко-//-
167. Л.Басевич -//-1Костюшко-//-
168. Фишко -//-3Площадь 3-го Мая-//-
169. Общество "Пина" (?)2-//--//-
170. А.Грушевский2ул. Школьная-//-
171. Любжинская1ул. Завальная-//-
172. Гимназия "Тарбут"2-//--//-
173. Л.Годлевский нотариус1ул. Мещанская (?)-//-
174. Православный собор - хоры ул. Доминиканская-//-
175. Каменная церковь село Нобель Пинский уезд 
176. Каменная церковь местечко Любешов Камень-Каширского уезда 
177. Деревянная церковь село Бухличи Столинского уезда 
178. Деревянная церковь село Деревек Камень-Каширского уезда 
179. Деревянная церковь село Бучин -//- 
180. Большая синагога село Лахва Столинского уезда 
181. Востановление спичечной фабрики Гальперна после пожара в Пинске Пинск 
182. Перестройка фанерной фабрики братьев Лурье Пинск 
183. Постройка фанерной фабрики Конопацких Пинск 
184. Восстановление и постройка фабрики кож Вайнберга Пинск 
185. Постройка лесопилки Пупко (длина - 22.00 м) в Пинске   
186. -//- Махнеса Пинск 
187. -//- Яра (Тура) -//- 
188. -//- Любашевского -//- 
189. -//- Боброва и Циперштейна Погост-Загородский 
190. -//- "Good Exchange" Парохонск 
191. -//- М.Писецкого Ловча 
192. -//- Астрахана Жолкин 
193. -//- К.Орды Ляховичи 
194. -//- Д-р Лукаса Ольшанка 
195. -//- Б.Кригера Бостынь 
196. -//- г.Выждзжиной Юхновичи 
197. -//- Перковского имение Сварацевичи 
198. -//- акционерного общество "Бараново" Деревна Столинского уезда 
199. -//- Волянского станция Горынь 
200. -//- фирмы "Будулес" станция Городище 
201. -//- Б.Кригера станция Луща 
202. Постройка мельницы А.Кунды г. Пинск 
203. -//- Фельдмана г. Пинск 

Кроме этого еще несколько десятков других жилых домов, лесопилок, мельниц, смолокурен и скипидарен.

Инженер /-/ Н.Котович   

Надеемся, что искусствоведы и общественность Санкт-Петербурга достойно оценят вклад архитектора Николая Ивановича Котовича в дело строительства и украшения их родного города.

Александр Ильин

Спичечная фабрика Гальперна в Пинске. Фото сер. XX в.
Спичечная фабрика Гальперна в Пинске. Фото сер. XX в.

На галоўную старонку