На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

Глава V.
Виленский кафедральный протоиерей Иоанн Котович.

Часть 2

Однако Иван Котович вернулся в не ту Вильну, которую покинул в 1861 году. Граф Михаил Муравьёв (1796-1866) в 1863 году жестоко подавил польское восстание в крае. За два года генерал-губернаторства он так активно повел русификаторскую политику, что Вильна, как центр польской культуры, практически перестала существовать. Польский язык окончательно был изгнан из школ, типографий, учреждений и т. д. Все учителя поляки были уволены из школ. Все польские газеты были закрыты.

Так, знаменитый "Виленский вестник" стал чисто русской газетой, которую возглавил Михаил Федорович де-Пуле (1822-1885), друг и душеприказчик поэта Ивана Никитина (1824-1861). Ещё учась в Санкт-Петербурге, Иван Котович стал сотрудничать с этой газетой, напечатав в № 127 за 1866 год статью "Богогласник, его значение и употребление в народе". Как раз редакция "Виленского вестника" инициировала издание фольклорного сборника Петра Гильтебрандта.

Попечитель Виленского учебного округа Николай Петрович Корнилов
Попечитель Виленского учебного округа
Николай Петрович Корнилов

Проводником русификаторской политики графа Муравьёва в области просвещения стал новый попечитель Виленского учебного округа Иван Петрович Корнилов (1811-1901), который был неординарной личностью: историк, писатель, собиратель древнерусских и славянский рукописей и книг. Он много сделал для развития русской культуры в Вильне: основал виленское отделение Русского географического общества, Виленскую археографическую комиссию, архив древних актов, устроил рисовальную школу и публичную библиотеку.

Именно в публичной библиотеке Иван Котович начинал свою трудовую деятельность в Вильне. Виленская публичная библиотека была основана в 1864 году, а в следующем году в результате фактической ликвидации музея древностей, созданного графом Евстафием Тышкевичем1, была размещена в здании уничтоженного музея. В библиотеку перешло 19691 том книг (14186 названий), 541 рукописных конвалют, 1307 документов, 1791 автограф, 3948 рисунков, портретов и гравюр коллекции графа Тышкевича. Директором и первым библиотекарем был публицист и литератор Алексей Порфирьевич Владимиров (1830-1905), его заместителем известный историк-архивист Иван Яковлевич Спрогис (1833-1918), заведующим отделом рукописей Пётр Гильтебрандт, библиотекарем Станислав Станиславович Окрейц (1836-до1911) (в будущем русский исторический писатель).

В Публичную библиотеку свозились конфискованные книжные собрания римско-католических монастырей, уникальные частные библиотеки Теодора Нарбута2, графа Плятера3, Игнатия Онацевича4, Николая Малиновского5, ректора Московского университета Антона Прокоповича-Антонского6 и др.

В результате археографических экспедиций, организованных Иваном Корниловым, в Публичную библиотеку поступили уникальные рукописи: Туровское Евангелие, летопись Авраамки, Супрасльская летопись и другие. В библиотеке был случайно найден знаменитый архив князей Сапег. Иван Корнилов так это описал: "П.А. Гильтебрандт совершенно нечаянно открыл в одной из зал Виленского музея древностей заставленную книжными полками глубокую нишу, в которой лежала целая груда - около 200 пудов бумаг. При рассмотрении их оказалось, что это был фамильный архив князей Сапега из Деречина. Они были перевезены ко мне на квартиру, и здесь П.А. Гильтебрандт немедленно занялся его разбором вместе с учителем гимназии Миротворцевым7 и учителями семинарии Елеонским и Щербицким. Эти молодые люди приходили по вечерам читать рукописи и откладывать для переписки и печатания самые интересные исторические документы" 8. Приехавший в Вильну, Иван Котович как раз был брошен в помощь к своим бывшим петербургским товарищам для разбора архива Сапег, эта работа ему пригодилось в будущих исторических исследований.

Председатель Виленской археографической комиссии, выдающийся украинский писатель и историк Яков Головацкий (1814-1888) писал о работе Ивана Котовича в публичной библиотеке: "Священник Иоанн Котович, занимающийся устройством северо-западного отделения Виленской публичной библиотеки изобразил в своей записке живую картину крайней небрежности, даже безсовестной неисправности в каталогизации, которые допустил его предместник и описал - сколько труда стоило привести в надлежащий порядок перепутанную установку книг. О. Котович показал также невыгоды в системе местной каталогизации в Виленской публичной библиотеке. Он приводит, наконец, потребность выписки новых сочинений для пополнения северо-западного отдела библиотеки, тем более, что этот отдел составляет главную книжную специальность Виленской публ. библиотеки" 9. Таким образом, Иоанн Котович был создателем краеведческого отдела знаменитой Виленской публичной библиотеки.

Для изучения белорусской истории и судеб православия в Литве-Белоруссии в нужном для России духе, по инициативе графа Михаила Муравьёва и Ивана Корнилова, в 1864 году была создана Виленская археографическая комиссия, членом которой впоследствии стал и Иоанн Котович. По инициативе Корнилова, при Виленском учебном округе был образован кружок любителей местной старины для издания "Археографического сборника документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси, издаваемых при Управлении Виленского учебного округа". Согласно взглядам Корнилова, наиболее значительное место в археографических исследованиях отводилось истории православной церкви, Брестской церковной унии, православных братств, монастырей и т. д. Распространение православия среди белорусов и украинцев считалось неопровержимым доказательством их принадлежности единой русской народности.

В 1867 году издали 4 тома Археографического сборника. Первоначально составителями "Археографического сборника" были: учитель гимназии А.Л. Миротворцев, преподаватели семинарии Ф.Г. Елеонский и И.В. Щербицкий, работник библиотеки П.А. Гильтебрандт. Позднее к ним присоединились преподаватели духовной семинарии Ф.К. Смирнов10, Ф.Н. Добрянский11 и другие. Так сложилась виленская русская историко-археографическая школа, достойным представителем которой был и Иоанн Котович. Пётр Гильтебрандт в письме Ивану Корнилову (8.04.1868 г.) писал, что в компанию его виленских друзей и соратников ("корниловцев") входят: Пётр Гильтебрандт, Афанасий Миротворцев, Андрей Демьянович, Иоанн Котович, Иван Спрогис, Яков Головацкий, Никита Горбачевский12, Семён Шолкович.

По инициативе Корнилова, в 1867 году в Вильне был создан Северо-Западный отдел Русского географического общества, в работе которого принял активное участие Иоанн Котович. Главной целью основателей отделения было: изучение "родной земли и людей её обитающих", то есть собирание и распространение географических, статистических и этнографических сведений о Беларуси и Литве. Виленские члены этого отдела в 1872 году решили составить этнографическую карту края. Проект работы был составлен помещиком, генерал-лейтенантом Аркадием Дмитриевичем Столыпиным (1822-1899) - отцом председателя совета министров Российской империи Петра Столыпина. 15 декабря 1872 года на общем собрании отдела выразили своё желание участвовать в составлении этнографической карты Я.Ф. Головацкий, А.Д. Столыпин, Ф.Я. Филиппов13, И.А. Котович, П.М. Солтыков14, Е.П. Стеблин-Каменский15, Н.И. Чоглоков16.

Иван Корнилов устраивал у себя дома семейные вечера, на которые собиралось виленское чиновничество, попасть туда была большая честь. Думается, что там не раз бывал и Иоанн Котович, который часто подчеркивал, что является корниловцем, то есть соратником Ивана Петровича Корнилова. Однако очень активная и наступательная прорусская деятельность Корнилова не нравилась высшим сферам в Петербурге, которые надеялись найти компромисс с польским населением. Поэтому, вскоре, в 1868 году, Корнилов был отозван в столицу, а на его место назначили не менее колоритную фигуру - Помпея Николаевича Батюшкова (1810-1892), младшего брата известного русского поэта Константина Батюшкова (1787-1855). Между виленским протоиереем Котовичем и новым начальником учебного округа установились также добрые отношения. Когда Помпей Батюшков поселился в Санкт-Петербурге, то он все, написанные им, книги дарил отцу Иоанну.

В муравьёвской программе русификации края, предусматривалось повышение роли православия при одновременном закрытии большинства католических костёлов и монастырей. Одним из направлений деятельности графа Михаила Муравьёва по утверждению Православия в крае было восстановление древних храмов, разрушенных или перестроенных. Он писал в записке поданной императору: "Правительству непристойно оставлять духовенство своё в столь униженном положении, равно как и церкви, которых большая часть представляет самое печальное зрелище" 17.

Для поддержки политики графа его родной брат, известный духовный писатель Андрей Муравьёв (1806-1874) написал брошюру "Русская Вильна", в которой описал плачевное состояние православных святынь города. Вот, что он написал о знаменитом Пречистенском соборе: "Там, где стояла горняя кафедра наших Митрополитов, пробиты широкие ворота, через которые слышится стук молота и видно пламя раздуваемого горна, во мраке бывшего святилища, обращенного теперь в кузницу! - Наковальня стоит в самом месте главного престола, несколько черных Циклопов бьёт тяжелым молотом по этой наковальне, вовсе не подозревая, что тут приносилась некогда бескровная жертва Христова (...). Отделение жертвенника и диакониона обращены в сараи, для всякого хлама, и сообщаются с жилыми комнатами, на которые разбито всё священное здание; отдается в наймы мастеровым, отчасти из Евреев (...). В одном из отделений нижнего яруса стояло корыто, в котором кормили свиней. Это была неделя блудного сына, и я невольно вспоминал притчу Евангельскую (...). Можем ли, не краснея, переносить так позор в виду благолепных костёлов римских? Не была ли тайная мысль у Князя Чарторыйского: истребить самую память о Православии в Вильне, когда он выпросил себе, в 1810 году, опустевшее здание [Пречистенского. - Авт.] собора (...), для того, чтобы обратить его в анатомический театр для университета? Вот как была попираема убогая Уния превозносившимся над нею костёлом Римским" 18.

Виленский Пречистенский собор в 1873 году.
Виленский Пречистенский собор
в 1873 году.

Виленский Пречистенский собор построен киевскими зодчими, по образцу Софийского собора в Киеве, и в 1348 году (всего через 2 года после основания Вильны) освящён Алексием епископом Владимирским (впоследствии митрополит Киевский и всея Руси), приглашенным великим князем литовским Ольгердом. При князе Витовте Великом, добивавшегося православной митрополии, отдельной от московской митрополии, и с избранием в 1416 году особого митрополита Киевского и Литовского Григория Цамбалака, собор получил статус и наименование кафедрального митрополичьего собора. В феврале 1495 года в храме состоялось бракосочетание московской великой княжны Елены Ивановны, дочери Ивана III, с великим князем литовским Александром Ягеллончиком. Молебен совершил архимандрит Макарий, впоследствии митрополит Киевский, потерпевший мученическую смерть от татар под Мозырем и причисленный к лику священномучеников. В честь Макария освящён правый придел собора. Польская королева Елена Ивановна погребена в соборе в 1513 году. Позднее собор пришел в упадок, и был отстроен в 1511-1522 годах на средства покровителя православия в ВКЛ князя Константина Ивановича Острожского. В 1609 году собор перешел униатам. В 1748 году храм пострадал во время пожара, и был заброшен, и его плачевное состояние описал Андрей Муравьёв. По инициативе братьев Муравьёвых, в 1864 году был начат всероссийский сбор пожертвований на восстановление Виленского Пречистенского собора.

О дальнейшей судьбе собора историк Валерий Черепица19 пишет: "Император, лично посетивший в 1867 году нуждавшуюся в помощи святыню, выделил из средств государственного казначейства 57 тыс. рублей на эти цели. Живое участие в подготовке технического проекта восстановления собора сыграли профессор Петербургской Академии художеств А.И. Резанов20 и губернский архитектор Н.М. Чагин. При восстановлении храма был соблюден его прежний вид и сохранены главные стены, колонны и своды. Вместе с тем были вновь воздвигнуты на найденных фундаментах наружные боковые контрфорсы, три главные угловые башни, а четвертая - только надстроена, как и наружный железный купол. Внутри здания пол был поднят сообразно с наружным наслоением почвы. Внешние украшения стен и башен сделали по сохранившимся элементам карнизных украшений, найденных на оставшейся с юго-западной стороны собора башне и при возобновлении стенной штукатурки.

Возобновленный храм представлял из себя довольно величественное сооружение как снаружи, так и внутри. Особенно украшал его иконостас, выполненный талантливыми руками академика И.П. Трутнева. К началу октября собор был готов к освящению, однако до этого было решено показать его престарелому и больному митрополиту Иосифу (Семашко). Он был вынесен на кресле из кареты, и таким образом (сидя) осмотрел собор во всех деталях. По свидетельствам очевидцев, увидев восстановление знакомой ему под другим названием святыни, старец точно ожил и слова "Слава Богу", сопровождаемые крестным знамением, постоянно срывались с его уст.

22 октября 1868 года возобновленный собор в самой торжественной обстановке был освящён собором иерархов - архиепископом Минским Антонием, епископом Брестским Игнатием и епископом Ковенским Иосифом. Сам митрополит Иосиф (Семашко), благословивший это торжество, не будучи по болезни в состоянии в нём участвовать, почтил праздник пожертвованием 300 рублей для раздачи их в этот день беднякам и нищим города. Императрица Мария Александровна прислала в дар собору ко дню освящения прекрасный напрестольный крест и великолепной работы мастера Сазикова21 позолоченное напрестольное Евангелие. Торжество окончилось многолюдной трапезой у генерала-губернатора А.Л. Потапова22.

Начавшемуся ежедневному служению мешало обилие сырости и наступающие холода. Чтобы исключить это неудобство, строители одновременно с отделкой собора устроили в западной части храма придел во имя святого Алексия-Чудотворца, по преданию освящавшего этот храм, впервые построенный великим князем литовским Ольгердом Гедиминовичем, в котором он и сложил свои кости не только как православный христианин, но и схимник по имени Алексий. Придельному храму была дана совершенно круглая форма с устройством отопления, и 1 ноября 1866 года состоялось его освящение епископом Ковенским Иосифом.

19 января 1869 года император Александр II пожаловал храму Св. икону Божией Матери, а в конце года императрица Мария Александровна прислала собору полный комплект литургических сосудов, усыпанных драгоценными камнями, а также с надписями славянской вязью. В 1871 году Пречистенский собор посетил сам император Александр II. Не случайно, что Пречистенский собор привлекал такое внимание царской семьи. Наверно, в этом большая заслуга отца Иоанна Котовича, имевшие давние связи с членами императорской семьи.

В то же время, по инициативе первого настоятеля собора протоиерея Антония Пщолки, началась реконструкция в сторону полной завершенности иконостаса храма. В этой работе приняли участие художники И.П. Трутнев, академик Тихобразов23 и местный живописец-католик Жуковский. Такого рода реставрация храма придала ему большее благолепие. Но, к сожалению, инициатор этого начинания протоиерей Антоний Пщолка не дожил до окончания работ: 28 июня 1871 года его сразила эпидемия холеры.

В 1872 году при настоятеле протоиерее Николае Дмитревском у правой и левой колонн храма были поставлены красивые резные золочённые киоты, в которые были установлены иконы: святителя Алексия, подаренная собору митрополитом Московским Иннокентием24; Явления Богоматери преподобному Сергию, подаренная главным начальником края А.Л. Потаповым; образ Нерукотворного Спаса - от митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко); образ священномученика Макария - от архиепископа Макария и образ великомученика Георгия, подаренный храму виленским губернатором Е.П. Стеблин-Каменским. Тут же у киота с правой стороны была помещена мраморная доска с надписью и атрибутами царской власти, вделанная в стену лично императором Александром II на память о посещении собора в 1870 году. В этот же период церковно-строительный комитет купил окружавшие собор неказистые строения, принадлежавшие домовладельцам Шабловскому и Андреевскому, снял их и очистил все место вокруг собора, на котором городское управление разбило живописный сквер.

В 1875 году настоятель собора протоиерей Николай Дмитревский поступил на службу в законоучители Виленской гимназии и учительского института, а на его место был назначен священник этого собора со дня его освящения Иоанн Котович. Главной заботой нового настоятеля стала необходимость обратить всё здание собора в тёплое помещение, как для удобства богомольцев, так и сохранения его от воздействий сырости. Были приложены немалые усилия и средства, чтобы отопление храма было устроено по самой передовой в то время технологии инженера Креля"25.

Император Александр II поддержал идею устройства в Пречистенском соборе памятника в память лиц, павших во время польского восстания 1863 года не на поле брани, а от рук повстанцев. Историк Осип Щербицкий26 писал: "Государь Император Александр II, в бытность свою в Вильне в 1871 г., посетил Пречистенский собор и, рассмотрев на месте все приготовленные чертежи и планы по совмещению сказанных проектов, удостоив их Высочайшего одобрения. Таким образом, осуществилась прекрасная мысль - на стенах древнего Ольгердова собора, служащих вековым памятником господства русской народности в Литве, увековечив память лиц мужественно постоявших даже до смерти за свою непоколебимую преданность русскому Царю и Отечеству. Имена их, без различия звания и вероисповедания, начертаны на четырёх каменных досках, которые помещены на боковых стенах собора, по сторонам двух киотов, на которых изображены св. покровители тогдашней царственной четы - Александр Невский и Мария Магдалина. Всех имён, изображённых на досках, 349; но, конечно, это только оказавшиеся заведомо и документально известными. В числе этих имён значатся священники: Константин Прокопович, Роман Рапацкий, Даниил Конопасевич, дьячок Феодор Юзефович".

В Пречистенском соборе было собрание икон, на которых были "изображены преимущественно те святые, которые имели какое-либо историческое или поучительное отношение к Западно-русскому краю. Укажем для примера хоть несколько таких икон. Препод. Ефросиния полотская княжна, умершая 23 мая 1173 г.; препод. Кирилл епископ Туровский, умерший 1194 г.; преп. Евпраксия, псковская княгиня, дочь Литовского князя Рогволода Борисовича, умершая 16 окт. 1243 г.; блаж. Феогност, митрополит киевский, который посещал западно-русские города, имел личные сношения с Гедимином и устроил брачный союз в. князя Симеона Иоанновича с дочерью Гедимина Анастасиею, и Ольгерда - с тверскою княжною Иулианией, умерший 1353 г.; св. Фотий, митр. московский, бывший неоднократно в Вильне, между прочим, на съезде князей и государей, по поводу коронования Витовта, который на его глазах и умер, (умерший 1431 г.); св. Иулиания, княжна Гольшанская, из рода вел. кн. Литовских, умершая 1540 г.; св. Афанасий, преподобномученик Брестский, претерпевший мученическую кончину от поляков, умерший 1648 г.; св. Феодор, князь Острожский, мужественный защитник православия против насилий, бывших при короле Ягайле, умерший 1435 г., и много др.".27

Такое внимание императорской четы к Пречистенскому собору означает, что отца Иоанна Котовича хорошо знали в царском семействе. В 1865-1869 годах были восстановлены древние храмы Вильны: построенный в XIV веке Успенский митрополичий собор, церковь в честь великомученицы Параскевы Пятницы, церковь св. Николая, в 1851 году в Свято-Духовском монастыре в существовавшей пещере была оборудована церковь во имя Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия (литовские воины-язычники, принявшие православие в XIV веке), где поместили мощи этих святых, вновь обретенных в 1814 году. Восстановлением виленских православных занимался известный архитектор, академик Николай Михайлович Чагин (1823-1909), которому отец Иоанн Котович был за это благодарен. Писатель Александр Жиркевич28 описал эпизод, когда протоиерей встал в поддержку архитектора: "Случайно, по словам его [Чагина. - Авт.], зайдя в храм, покойный [Чагин. - Авт.] столкнулся там с Виленским владыкой, которого провожало духовенство, в том числе и протоиерей Иоанн Котович. Ювеналий, по соображению Чагина, осматривал тогда собор - после ремонта. Когда Николай Михайлович подошёл под благословение Высокопреосвящённого, то последний холодно и важно осенил его крестом. Тут Котович, по всей вероятности, желая загладить такой приём и напомнить о заслугах Чагина в отношении этого самого храма, поспешил доложить Ювеналию о том, что стоящий перед ним старик "много потрудился для собора", назвав его по фамилии".

Восстановление из руин Пречистенского собора воспринималось в патриотических кругах как символ победы русского дела в Северо-Западном крае. Начались даже появляться литературные произведения, посвященные этому событию. Поэт из крестьян Иван Кондратьев (1849-1904) опубликовал в газете "Виленский Вестник" стихотворение "Вильна 22-го октября 1868 г.", написанное по случаю освящения Пречистенского собора. Спустя полгода в газете напечатали ещё одно стихотворение Ивана Кондратьева о соборе.

Пречистенская церковь

Кого из русских не пленяет
Великолепный этот храм?
Кому он дум не навевает,
Отрадой сердце не ласкает,
И не уносит к временам
Отживших братии христианства,
Которых добрыя дела
Латинопольского тиранства
Рука разрушить не смогла?

А был, ведь, вид такой печальный!
Где нынче ряд святых дверей,
Недавно бил на наковальне
Железо пасмурный еврей,
И там, где требы совершались,
И хор святую песню пел -
Железа звуки раздавались,
И мех усиленно шумел.

Теперь опять гудит, несётся
Призывный звон колоколов,
Святая песня раздаётся
Давно не слышанных в нём слов,
И снова там, где многи лета
Любил лишь ветер песню выть -
Святою верою согретый
Молитву русский там творит.

И как молитва там отрадна!
И ей предела в сердце нет!
И так внимает ухо жадно,
Что не внимало столько лет!..
Но сердце наше не забудет
И тех, кто всем руководил:
Их имя каждый затвердил!..

Вильно. Ратуша. Худ. И. Трутнева.
Вильно. Ратуша. Худ. И. Трутнева.

Генерал-адъютант при императоре Александре III - Пётр Черевин (1837-1896), служивший в 1863-1865 годах в Вильне в канцелярии графе Муравьёва, в своих воспоминаниях писал: "Вильна, этот мятежно-польский центр, где год тому не было слышно русской речи, где русское имя употреблялось как грязное ругательство, - Вильна стала русским городом. Закинутые руины древних православных виленских храмов под рукой опытных архитекторов наново украсились и преобразовались в место молитв православных жителей города. Польский язык был изгнан, (...) поляки поставлены в такое положение, что опасались пользоваться своим языком. (...) Польские вывески заменили русскими. Город, по приказу М. Муравьёва, который на всё обращал внимание, освещался керосином. Переродилась не только Вильна: весь край, можно сказать, был обновлен. Повсюду обновлялись вековые святыни православия. До конца 1864 г. количество народных училищ возросло до 600. Это положило начало образования народа в духе православия и русской народности. Улучшение положения православного духовенства вырвали его из зависимости от польских панов. (...) Систематическое преследование поляками всего русского (...) сменилось гонением польского крепкой русской властью, которая поддерживает православие и тормозит католическую пропаганду" 29.

Граф Михаил Муравьёв был женат на двоюродной сестре русского поэта Фёдора Тютчева (1803-1873). Великий поэт, конечно, был знаком с брошюрой "Русская Вильна", написанной его новым родственником Андреем Муравьёвым. Попечитель Виленского учебного округа Помпей Батюшков стал широко известен в научных кругах России своими трудами: "Атлас народонаселения Западно-Русского края по исповеданиям" (СПб., 1863) и, особенно, серий "Памятники русской древности в западных губерниях (СПб., 1868-1885. вып. 1-8), в которой впервые собраны и помещены иллюстрации, рисунки, гравюры уникальных памятников старины Прибалтики, Беларуси, Волыни и Подолья. В 1870 году Батюшков подарил своему другу Фёдору Тютчеву один том своей серии, посвящённый православной Вильне. Всё это, а также посещение поэтом Вильны в июле 1870 года, вдохновило его на написание стихотворения:

Над русской Вильной стародавной
Родные теплятся кресты -
И звоном меди православной
Все огласились высоты.

Минули веки искушенья,
Забыты страшные дела, -
И даже мерзость запустенья
Здесь райским крином расцвела.

Преданье ожило святое
Первоначальных лучших дней,
И только позднее былое
Здесь в царство отошло теней.

Оттуда смутным сновиденьем
Ещё дано ему порой
Перед всеобщим пробужденьем
Живых тревожить здесь покой.

В тот час, как с неба месяц сходит,
В холодной, ранней полумгле,
Ещё какой-то признак бродит
По оживающей земле.

Конечно, Фёдор Тютчев посетил в Вильне и Пречистенский собор. Наверно, слышал об отце Иоанне Котовиче от своего зятя Ивана Аксакова. Так, что вполне могла состояться встреча и беседа поэта со священником собора.

Таким образом, Иоанн Котович приехал в 1867 году уже в русскую Вильну. Через несколько лет литературовед Александр Милюков (1817-1897), посетив Вильну, писал: "В настоящее время православные храмы возобновлены с таким великолепием, что затмили городские костёлы" 30.

Поселившись в Вильне, Иоанн Котович не терял духовной связи со своим учителем Михаилом Кояловичем. Они постоянно переписываются, советуются друг с другом. Сохранилось 58 писем (за 1870-1891 годы) М. Кояловича к И. Котовичу. Это только мизерная часть их переписки. Они друг другу дарили свои труды. Так, один экземпляр первой книги Иоанна Котовича "Как смотреть на обычай ставить кресты при дорогах, площадях, полях и др. открытых местах Северозападного края России?" (Вильна, 1868) хранится в Российской национальной библиотеке (г. Санкт-Петербург), на её титульном листе имеется дарственная надпись "Многоуважаемому Михаилу Осиповичу Кояловичу на память от автора 1868 года 26 июля Вильна". Отец Иоанн был для Кояловича и агентом по распространению и распродаже в Вильне его произведений. Так, в письме, отправленном в Вильну 17 февраля 1883 года, читаем: "Вместе с этим письмом на Ваше имя отправляю тюк с 113 экземплярами моей речи об исторической живучести русского народа и по этому поводу наваливаю на Вас такую обузу: 5 экз. на вишнёвой бумаге: из них один - в Вашу библиотеку, другой - высокопреосвящённому Александру, третий - владыке Сергию31, четвертый - ректору семинарии32, и пятый - отцу Виктору Томошицкому; 8 экз. раздайте следующим лицам: Головацкому, Снитко, Спрогису, Крачковскому, Киприановичу, Берману и Балабушевичу; 50 экз. в Свято-Духовое братство и 50 экз. для продажи с какой Вам угодно ценой" 33.

Иоанн Котович помнил и о своей малой родине - Кобринщине. Его статья "О православных церквях в г. Кобрине" в 1869 году была напечатана в "Виленском сборнике", который редактировал тогда Василий Петрович Кулин (1822-1900) - правая рука И.П. Корнилова. Это серьёзная научная работа по истории Кобрина и его архитектуры, не утратившая и сейчас своей актуальности.

При написании статьи использовался широкий круг источников, среди которых, наверно, были и документы, найденные иереем во время работы в Виленской публичной библиотеке. Интересно, что Иоанн Котович одним из первых в нашем крае выступил в защиту архитектурных памятников: "Нам кажется, что мы обязаны не уничтожать, а по возможности поддерживать и сохранять памятники нашей Западно-Русской старины" 34.

Можно только удивляться, как хватило сил и времени отцу Иоанну на исполнение многочисленных служебных обязанностей, а ещё была огромная общественная работа. 1 октября 1868 года новый попечитель Виленского учебного округа Помпей Батюшков назначает его законоучителем Виленской реальной гимназии (позднее училище). Этому назначению посодействовал родственник и покровитель Иоанна Котовича - епископ Брестский Игнатий (Железовский), написавший следующее письмо35 Помпею Батюшкову.

Ваше Превосходительство
Милостивейший Государь!

В полном уповании на милость и благонисходительство Вашего Превосходительства, вниманием которым изволите удостоить меня, осмеливаюсь покорнейше ходатайствовать за внуком покойной сестры моей Иваном Котовичем, окончившим в прошлом году курс наук в С. Петербургской Духовной академии, и желающим поступить на штатную должность Законоучителя в новооткрытую Виленскую вторую Гимназию.

Если благоугодно будет Вашему Превосходительству удостоить его просимого назначению на эту должность, он вполне уверен, и могу поручиться, что он Котович за своё благонравие и исправность по службе всегда пользовавшийся заслуженным вниманием и милостью Начальства, оправдывает настоящее моё за ним ходатайство, и удостоится высокого к нему благоволения Вашего Превосходительства.

Испрашивая от Господа Бога благословение на Вас Милостивый Государь, имею честь быть с истинным высокопочтением и совершенною преданностью Вашего Превосходительства, Милостивый Государь покорнейший слуга Игнатий Епископ Брестский

20 июля 1868 г.
Гродно
Его Превосходительству
Г. Попечителю Виленского
Учебного Округа и Кавалеру
П.Ю. Батюшкову

Назначению Иоанна Котовича содействовал и сам митрополит Литовский и Виленский Иосиф (Семашко), который обещал помочь в быстрейшем его рукоположении во священника:

Милостивый Государь
Помпей Николаевич

Распоряжение о посвящении в иерейский сан Ивана Котовича сделано уже до сего; и за тем после посвящения не будет никакого препятствия к назначению его Котовича законоучителем 2-ой Виленской гимназии.

Уведомляя о сём Вас Милостивый Государь, вследствие отношения от 9 сего августа за № 5448, имею честь быть с совершенным почтением и преданностию.

Вашего Превосходительства
покорнейшим слугою
Иосиф М. Литовский

№ 997
12 Августа 1868
Вильна
Его Превосходительству
Господину Попечителю Виленского
Учебного Округа П.Ю. Батюшкову36

Директор реальной гимназии, действительный статский советник Василий Иннокентьевич Лапин также выразил своё согласие:

М.Н.П.
Виленская 2-я
Реальная гимназия
и Дирекция училищ
октября 10 дня 1868 года
№ 242
Г. Вильна

Его Превосходительству
Господину Попечителю Виленского
Учебного Округа

1-го истёкшего Августа за № 167 я имею честь ходатайствовать пред Вашим Превосходительством в определении законоучителем православного исповедания во 2-ю Виленскую реальную гимназию кончившего курс в С. Петербургской Духовной академии И. Котовича, с тем чтобы определение последовало по посвящении его в сан священника.

Имея в виду, что 29 минувшего Сентября И. Котович посвящён в священники, долгом поставляю почтительнейше ходатайствовать пред Вашим Превосходительством об определении И. Котовича законоучителем с 1-го Октября сего года.

Директор Лапин37

Виленское реальное училище начало своё существование в 1839 г. под именем Дворянского училища, которое в 1860 году было преобразовано в прогимназию. И.М. Дадыкин писал: "С первого августа 1868 года наступает третий период существования Виленского реального училища в виде Виленской реальной гимназии. (...) Директором вновь образованной реальной гимназии и начальником дирекции училищ был назначен заведующий 5 и 6 классами Виленской прогимназии, бывший директор свенцянской гимназии Лапин, инспектором её бывший инспектор той же прогимназии Лялин. (...) С этого же года начинается служба в реальной гимназии нынешнего кафедрального протоиерея Котовича, заступившего место протоиерея Кургановича. Условия, в которые было поставлено новое учебное заведение, нельзя назвать благоприятными, и много нужно было потратить энергии и труда первым её деятелям для того, чтобы поставить новое заведение на надлежащую высоту" 38. Указ императора Александра II от 15 мая 1872 года "полагает конец существованию Виленской реальной гимназии и даёт начало последнему периоду в развитии Виленского реального училища. С этого времени все реальные гимназии преобразуются в реальные училища" 39. Преподавательский состав практически не изменился: "законоучителя св. Котович и кс. Боровский, преподаватели русского языка Марков и Шолкович, математики Успенский, Карпинский, Виноградов, физики, химии и естественной истории Полозов, французского языка Питон, французского и немецкого языков Рейншиссель, немецкого языка Рейнфельд, рисования и черчения Трутнев и Чемоданов, хорового пения Браиловский, гимнастики Мар, помощники классных наставников Соболевский, Кречинский, письмоводитель Турчин" 40.

17 октября 1872 году училище посетил министр просвещения граф Дмитрий Толстой, который присутствовал на уроках. "Преподавателям Виноградову и Полозову исходатайствовал Высочайшее награждение орденом Станислава 2-й степени вне правил. В 1875 году директором училища стал К.А. Голубинов, до этого временно исполняющий обязанности окружного инспектора. Инспектором Виленского реального училища стал Н.А. Виноградов. Появились новые преподаватели: истории Брянцев, русского языка Дуров и Ходотов, естественной истории Лепин, механики Ливчак, рисования и черчения Грязнов. 7-й класс разделили на 3 отделения: химическое, техническое и общее. (...) Со времени преобразования реальной гимназии в училище заводится обычай посещать преподавателями вместе с учащимися старших классов заводы и фабрики для ознакомления учащихся с ходом производства различных предметов или же ходить на съёмки местностей" 41. Тогда же появились новые предметы: строительное искусство, моделирование и черчение машин, химическая технология, механическая технология.

В 1893 году Константин Александрович Голубинов был избран городским головой, а директором стал преподаватель физики и математики первой Виленской гимназии Василий Семенович Фохт (1855?-1902), а в 1899 году - Антон Иванович Доброхотов (1853-1909).

Виленское реальное училище.
Виленское реальное училище.

Виленское реальное училище, когда там работал отец Иоанн Котович, окончили многие выдающиеся личности: писатель и академик-геолог Владимир Обручев (1863-1956), архитекторы: Семён Сидорчук (1882-1932), Михаил Гейслер (1861-1930), Георгий Рабцевич (1864-?), Михаил Прозоров (1860-1917) и Лев Кукушев (1859-1917?); учёный-механик (основоположник динамики живых тел) Ярослав Грдина (1871-1931), учёный-технолог Алексей Гречанинов (1858-?), военный инженер, генерал российской и польской армий Войцех Фалевич (1863-1935), писатель и журналист Андрей Зарин (1863-1929), белорусский поэт Адам Гуринович (1869-1894), писатель и литературовед Евгений Лундберг (1883-1965), историк-востоковед Израиль Франк-Каменецкий (1880-1937), польский лётчик Франтишек Жвирко (1895-1932) и др.

Академик Владимир Обручев писал: "Реальное училище, открытое в 1872 году, я вспоминаю с благодарностью за его преподавательский состав и отношение к ученикам. Режим в нём, который установили директор Голубинов и инспектор Виноградов, был разумный, не придирчиво строгим, как в прогимназии Радома. Учителя были в большинстве молодые. Вспоминаю с благодарностью учителя математики Успенского, физики и химии - Полозова, учителей русского языка - Шолковича и Орловского, природоведения - Лепина. Неплохой был и семинарист Брянцев - учитель истории и географии, немецкого языка - Кюн, законоучитель Котович. Классный надзиратель Татлин не был излишне строгим и придирчивым, но временами пил запоем. По национальности больше половины учеников были поляками, а остальные - русские и в небольшом количестве евреи, но никакой враждебности или даже высокомерных отношений одних к другим и со стороны учителей к иноверцам совсем не было заметно. Все ученики носили форменную одежду: мундирчики с галунами и блестящими пуговицами были у гимназистов синие, у реалистов - зелёные; учителя носили форменные фраки. Гимназисты считали себя выше за реалистов, которых называли "саранчой". Книги и тетради обязательно носили в ранце на спине. Православные должны были посещать субботним вечером и в воскресенье утром церковь в здании гимназии, где реалисты стояли рядами слева, а гимназисты справа; сбоку стояли инспектор и некоторые учителя. Католики должны были посещать костёлы, но отдельного костёла у них не было. В табельные дни (это значит в дни рождения, именин, коронации царя) все ученики должны были ходить в собор на обедню, которую служил митрополит. Приходили в училище на перекличку, а оттуда парами под командой надзирателя через весь город шли в собор; дорогой некоторые пары сбегали, когда проходили мимо заулка, в котором можно было спрятаться, а затем убегали домой. В соборе ученики стояли где-нибудь сбоку, куда приходили и учителя. Служба тянулась долго и утомляла, так что отдыха эти дни не давали. А когда началась русско-турецкая война в 1876 году, учеников водили на торжественную службу и в дни празднования побед..." 42.

15 мая 1897 года исполнилось 25 лет существования Виленского реального училища. По этому случаю накануне в Пречистенском соборе законоучителем, протоиереем Иоанном Котовичем была совершенна заупокойная литургия (наверно, по умершим преподавателям училища), а в день юбилея торжественное молебствование о здравии всего состава учебного заведения. После служения в актовом зале училища, декорированном тропическими растениями, собрались приглашённые почётные лица: командующий войсками Виленского округа, генерал-адъютант Виталий Николаевич Троцкий43, его помощник Василий Иванович Яновский, попечитель Виленского учебного округа Николай Александрович Сергиевский44, помощник попечителя Алексей Викторович Белецкий45, губернский и уездный предводители дворянства, городской голова и члены управы, окружные инспекторы и директора всех средних учебных заведений Вильны, многие родителей учеников, бывшие ученики Виленского реального училища.

Как отмечал академик Обручев, в Виленском реальном училище был очень хороший преподавательский состав. Расскажем о самых известных из учителей:

Директор училища Василий Иннокентьевич Лапин (1825-1886) - детский писатель, автор книг для детей, популярных изданий для народа по истории России, исторических повестей, трагедии "Взятие Казани" (поставлена в Александрийском театре в 1855 г.), сотрудничал в журнале "Детское чтение", в 1877 году - редактор детского журнала "Задушевное слово".

Инспектор училища с 1868 по 1904 год Николай Андреевич Виноградов (1842-1906) - создатель в 1904 году частной мужской гимназии.

Учитель истории и географии Павел Дмитриевич Брянцев (1845-1929) - автор исторических исследований: "История Литовского государства с древнейших времен" (Вильна, 1889); "Очерк древней Литвы и Западной России" (1891 и 1897); "Польский мятеж 1863 г." (1891); "Состояние Польши под владычеством русских императоров после падения её до 1830 г." (1895); "Восстание поляков в 1830 - 1831 годах" (1896).

Учитель русского языка Михаил Архипович Дуров (1838-1891) - автор книг "Несколько слов о графе А.К. Толстом и его поэтической деятельности" (1877), "Иосиф Семашко, митрополит Литовский и Виленский" (1886).

Учитель механики и черчения Иосиф Николаевич Ливчак (1839-1914) - изобретатель в области полиграфии, военного дела, транспорта, автор около 30 книг о своих изобретениях.

Учитель физики и химии Алексей Александрович Полозов (1839-1893) преподавал в различных виленских учебных заведениях, в его память в Вильне создали современную метеорологическую станцию.

Учитель светского хорового пения Зденек Иванович Фибих (1850-1900) - выдающийся чешский композитор.

Учитель рисования и черчения Василий Васильевич Грязнов (1845?-1909) известен тем, что, путешествуя по Северо-Западному краю, зарисовывал древние памятники, нашёл знаменитое Туровское Евангелие. Автор книги "Коложская Борисоглебская церковь в г. Гродне" (1893).

Учитель рисования и черчения Виктор Михайлович Резанов (1829-1906) - русский художник-пейзажист, академик живописи.

Учитель черчения, чистописания, книговодства и письмоводства Дмитрий Иванович Чемоданов (1845?-?) - автор книг: "Руководство к чистописанию и прописи" (1875), "Первые уроки русской грамоты. Букварь и первоначальное чтение" (1866), выдержавшее 6 изданий.

Самыми близкими друзьями Иоанна Котовича среди преподавателей реального училища были Семён Шолкович и Иван Трутнев.

Учитель русского языка Семён Вуколович Шолкович (1840-1886) был известным историком-архивистом. Преждевременная смерть друга потрясла Иоанна Котовича, на его отпевании в Пречистенском соборе он сказал: "Но его деятельность не ограничивалась стенами училища. Начало службы его в 1863 году совпало со знаменательным пробуждением русской мысли и русского самосознания в нашей стране. С увлечением юноши и постоянством мужа, какое всегда отличало почившего, он принялся за изучение древних документов, за разработку архивов разного рода учреждений; состоял членом местной археографической комиссии, он прочёл и проштудировал массу древних актов и множество их напечатал, его отдельные монографии появились в разных исторических журналах, в этом направлении он неустанно работал с возможною при его других занятиях быстротою; едва один труд появлялся в печати, как изготовлялся другой и т. д. К сожалению, и теперь смерть его застигла среди печатания 2-го тома статей, разъясняющих документально и на основании признанных авторитетов польский вопрос в здешнем крае. Мы знаем, что судьба этого издания глубоко сокрушала покойного. Как разнообразно было направление его способностей и деятельности видно из того, что в свободные минуты от исторических занятий проводил у токарного и столярного станков, и плодом его выдающегося искусства было множество изящных изделий, между прочим, почивший принёс в дар этому собору собственной работы дарохранительницу, которая ныне находится на святом престоле, служит украшением алтаря сего собора и обращает на себя общее внимание как местных, как и приезжих посетителей сей древней святыни" 46.

Учитель рисования и черчения Иван Петрович Трутнев (1827-1912) - известный русский живописец, педагог, основатель и руководитель Виленской Рисовальной школы, академик Императорской Академии художеств.

24 августа 1887 года в Виленском реальном училище состоялось чествование Ивана Петровича Трутнева по случаю 25-летнего юбилея его членства в императорской академии художеств. На обеде в честь юбиляра Иоанн Котович высказал, что "заслуги Ивана Петровича не ограничиваются пределами только училища, что деятельность его оставила яркий и живой след в истории здешнего края. Не говоря о рисовальной школе, добрые плоды которой несомненны. Иван Петрович принёс свои таланты и знания на оживление и воскрешение исторических памятников западно-русской церкви и жизни, по которым каждый должен сказать: что здешний край есть искони русский и православный край. По поручению учебного начальства Иван Петрович путешествовал по губерниям Северо-Западного края, проехал и Холмщину, изучая и описывая древние памятники. Мало того, искусство своей художественной кисти он оживил достопамятные лица лучших деятелей Западной Руси: Георгия Конисского, Виктора Садковского, Иосифа Семашко, Антония Зубко, Михаила Голубовича, Игнатия Железовского и других, портреты которых украшают зал нашего древнехранилища. Ему обязаны прекрасным исполнением иконных и иконостасных работ: в церквях Виленских средних учебных заведениях, в Холмском соборе, в Варшавской тюремной церкви, а также иконы в главном иконостасе и Алексеевском пределе Виленского Пречистенского собора. Состоя при том же Пречистенском соборе церковным старостой, он много содействовал своими указаниями к тому, чтобы придать собору внутренний благолепный вид. Кроме того, много церквей в крае обязаны Ивану Петровичу изящной живописью в строго византийском стиле".

На должности законоучителя Виленского реального училища Иоанн Котович был 32 года, чуть дольше проработал он только на посту редактора газеты "Литовские Епархиальные Ведомости" ("ЛЕВ"). Современники отмечали, что "память о нём [И. Котовиче. - Авт.], как о замечательном законоучителе и духовнике, до сих пор свято хранится его многочисленными учениками" 47.

Газета "Литовские Епархиальные Ведомости" начала выходить в 1863 году по инициативе митрополита Иосифа (Семашко) как официальный печатный орган Литовской православной духовной консистории, который выделил на её создание и личных 300 рублей серебром. Первым её редактором был ректор Литовской духовной семинарии, архимандрит Иосиф (Дроздов). В 1868-1869 годах редакцию возглавлял архимандрит Евгений (Шершило).

Вначале газета выходила 2 раза в месяц, но Иоанн Котович смог добиться того, что с 1873 года она стала выходить еженедельно. Каждый выпуск "ЛЕВ" включал в себя официальный и неофициальный отделы. В официальном отделе печатались указы и постановления гражданского правительства и местных органов власти по церковных делах, решения и отчёты Святейшего Синода, объявления и распоряжения Литовской духовной консистории.

В неофициальном отделе публиковались корреспонденции и статьи, касающиеся практических вопросов, по преимуществу из местной жизни и быта церкви и духовенства, а равно статьи богословского и церковно-исторического содержания. Печатались сведения о религиозно нравственной жизни народа, об особенно чтимых святынях, о благочестивых местных обычаях, а также предрассудках, суевериях, противных духу православной веры и церкви, об устройстве народных школ, о братствах и их деятельности, также описание древних церквей, монастырей, соборов - жизнеописания пастырей и других лиц Литовской епархии. Данный отдел также знакомил читателей с историей как Западного края, так и всей Российской империи.

20 декабря 1869 года Иоанн Котович, по представлению архиепископа Литовского Макария, был утвержден в должности редактора "Литовских Епархиальных Ведомостей". Как молодой и только что приехавший священник мог быть назначен на такой ответственный пост? Во-первых, отец Иоанн уже зарекомендовал себя как журналист и историк, во-вторых, наверно, сыграли свою роль и протекции епископа Игнатия и Михаила Кояловича, а возможно и самой царской фамилии. Отец Иоанн Котович превратил "ЛЕВ" в одну из лучших епархиальных газет России. Недаром он возглавлял газету почти 35 лет, что было уникальным случаем не только в церковной прессе. "ЛЕВ" стали рупором идеологии западнорусизма, на её страницах выступали все виднейшие представители этого идеологического направления: Михаил Коялович, Павел Бобровский48, Антон Будзилович49, Николай Извеков50, Илларион Чистович51, Платон Жукович, Константин Харлампович52, Иван Филевич53 и др.

В газете печатались и местные представители западнорусизма. Она превратилась в неформальный орган виленской русской историко-археографической школы. В ней постоянно печатались - Осип Щербицкий, Григорий Киприанович54, Яков Головацкий, Юлиан Крачковский, Иван Спрогис, Плакид Янковский55, Андрей Демьянович, Федор Елеонский, Флегонт Смирнов, архимандрит Модест56 и др. Костяк научной школы составляли преподаватели Литовской духовной семинарии и сотрудники виленского архива древних актов. Среди них не было крупных историков, но это были кропотливые исследователи богатых виленских архивов. Так, они издали 39 томов актов Виленской археографической комиссии (материалы копных и земских судов, документы гродских судов и магистратов, инвентари староств и имений, магистратские акты, материалы о русско-польской войне 1654-1667 гг. и отечественной войне 1812 года, церковной унии); 7 томов (в 9 книгах) по истории аграрных отношений, лесного хозяйства; сборник палеографических снимков с древних грамот и актов и др. Всего было издано 49 томов источников общим объемом около 29 тысяч страниц.

Но перед тем как Иоанн Котович возглавил "ЛЕВ", произошло одно важное и печальное событие - смерть митрополита Иосифа (Семашко). С 1860 года митрополит тяжело болел. С 1867 года он сам почти не совершал богослужений. Смерть наступила 23 ноября 1868 года. Погребение тела митрополита Иосифа состоялось 29 ноября в Пещерной церкви Виленских мучеников Свято-Духовского монастыря, в заранее приготовленном им самим ещё в 1849 году склепе. В отпевании и погребении митрополита принимал участие и отец Иоанн Котович, который тяжело переживал смерть своего духовного наставника, много сделавшего лично для него. Храня память о митрополите Иосифе, отец Иоанн постоянно печатал в "ЛЕВ" статьи о нём, его письма и другие документальные биографические материалы.

На виленской кафедре владыку Иосифа сменила личность не менее масштабная - митрополит Макарий (в миру Михаил Петрович Булгаков, 1816-1882), известный богослов и выдающийся историк церкви. За свой фундаментальный труд, двенадцатитомную "Историю русской церкви" был избран академиком Петербургской академии наук.

Архиепископ Литовский Макарий (Булгаков).
Архиепископ Литовский Макарий
(Булгаков).

За десять лет болезни митрополита Иосифа дела в Литовской духовной консистории были запущены, поэтому новый архиепископ Литовский, назначив молодых энергичных чиновников, значительно ускорил движение дел в консистории. За десять лет его энергичной деятельности были построены и переделаны 293 приходских церкви, приспособлены для богослужения в зимнее время кафедральный Николаевский собор, виленский Пречистенский собор и Свято-Духовский монастырь. Архиепископ Макарий ввёл выборность благочинных, при нём регулярно проходили епархиальные, благочиннические и училищные съезды. Много внимания он уделял улучшению материального положения приходского духовенства, а также обеспечению вдов, сирот и заштатных священников. Заботился владыка и о духовных учебных заведениях, в первую очередь о Литовской духовной семинарии. Владыка мог сделать для Северо-Западного края намного больше, но он, как член Святейшего Синода, большую часть года проводил в Санкт-Петербурге.

Иоанн Котович так пишет о личной жизни архиепископа Макария: "Как известно, Владыко во все 10 лет, зимнее время проводил в Санкт-Петербурге, присутствуя, по Высочайшему повелению, в Св. Синоде, на лето же он возвращался в Вильну, но возвращался не всегда в одинаковом состоянии здоровья; несколько лет он выдерживал правильный курс лечения минеральными водами в своем загородном доме Тринополе, который, по прекрасному местоположению и устройству, едва ли имеет что-либо подобное в России при других архиерейских кафедрах. Владыка обыкновенно вёл жизнь уединенную и весьма аккуратную, занимаясь епархиальными делами, а ещё более - своим любимым предметом - историей церкви, и плодом этого уединения было издание нескольких томов истории и в том числе последнего тома - блестящего и капитального, по своему изложении и содержанию, посвященного истории Западно-русской митрополии XV и XVI веков. Это уединение прерывалось только обычным приёмом разных официальных лиц и просителей и посещением Владыки его почитателями. Для приёма просителей назначено было время 10-12 часов дня, и если была необходимость, то Владыка принимал в 5-6 часов вечера. При приёме духовных лиц Владыка был весьма доступен и любезен; обычных низкопоклонений он не любил и не принимал; при этом усадить священника в кресло близ себя было обычным приёмом Владыки; с терпением выслушивал просьбы и доклады, направляя мысль просителей главным образом на существо дела; дорого ценя время, он избегал и не допускал лишних разглагольствий, часто бесцельных. Его гуманное обхождение производило на посетителей чрезвычайно доброе впечатление и имело заметное влияние на взаимные отношения священнослужителей. (...) В эти 10 лет, Литовская епархия, идя бодро по пути обновления и реформ, достигла возможного порядка и, не ошибёмся, если скажем, заняла одно из лучших мест в ряду др. епархий всероссийской церкви" 57.

Архиепископ Макарий любил отца Иоанна и покровительствовал ему. Именно по его представлению в Святейший Синод Иоанн Котович был утвержден в должности редактора "ЛЕВ". 10 февраля 1870 года в Вильне открылся первый епархиальный съезд духовенства Литовской епархии. Председателем съезда был избран молодой священник Иоанн Котович. Епархиальный съезд выработал проект правил третейского суда, благочиннических советов и съездов, а также окружных и епархиальных съездов. В годы служения архиепископа Макария в Вильне отец Иоанн всегда выбирался председателем епархиальных съездов духовенства, что говорит о его немалом авторитете и среди священнослужителей. В 1871 году его избрали членом педагогического и распорядительного собрания правления Литовской духовной семинарии.

Как уже отмечалось, в 1875 году Иоанн Котович был назначен настоятелем Пречистенского собора, сменив протоиерея Николая Дмитриевского. Поскольку эта должность была протоиерейской, то отец Иоанн сразу и был возведён в сан протоиерея. Тогда же он был назначен и виленским благочинным.

Иоанн Котович принимал самое активное участие в работе Виленского Свято-Духовского православного братства, которое было возобновлено в 1865 году митрополитом Иосифом в связи с необходимостью укреплению православия в Северо-Западном крае после подавления восстания в 1864 году. Почётным председателем братства был архиепископ Литовский, почётным членом - цесаревич Александр Александрович58, непосредственно братством руководил епископ Ковенский. Высшим выборным органом братства являлся совет, состоявший из 10-12 человек, в который входили видные представители виленского духовенства, военные, высшие чиновники и известные общественные деятели. Так, в 70-е годы в совет братства входили протоиереи - Иоанн Котович, Виктор Гомолицкий59, Андрей Курганович60, виленский гражданский губернатор Егор Павлович Стеблин-Каминский, вице-губернатор Павел Яковлевич Охременко, попечитель Виленского учебного округа Николай Александрович Сергиевский, член губернского присутствия по крестьянским делам Филипп Степанович Лешко, окружной интендант, действительный статский советник Андрей Яковлевич Карпенко-Логвинов, директор Виленского общества взаимного кредита Сергей Петрович Якубович, управляющий контрольной палатой, действительный статский советник Николай Харитонович Кузнецов, директор Виленской обсерватории Пётр Михайлович Смыслов, генерал-майоры Александр Ардалионович Левшин61, Василий Иванович Шпадиер62 и др.

Объединяющим центром всех братчиков вновь стал Виленский Свято-Духовский монастырь. Деятельность братства состояла в заботе о содержании и украшении приходских храмов, о благоустройстве братского дома и находящегося в нём приюте, о судьбе детей, оставивших приют, и о принявших православие; братство оказывало пособия бедным и находившихся в затруднительных обстоятельствах людям и содействовало нравственному и религиозному воспитанию. В доме, принадлежавшему братству, помещались: братский приют на 12 детей, приходское двухклассное училище, дешёвые квартиры (около 50) для бедных семейств, склад для книг. Иоанн Котович много лет был попечителем братского дома. Средства братства состояли из членских взносов, процентов, принадлежавшего братству капитала, пожертвований от частных лиц и генерал-губернатора, а также отпускаемых ежегодно Св. Синодом 250 рублей. Работа в совете братства позволила Иоанну Котовичу установить и поддерживать тесные и постоянные контакты с самыми влиятельными людьми виленского общества, что значительно облегчало его активную общественную деятельность.

Белорусский историк Николай Гончаров считает, что Виленское Свято-Духовское братство, которое в 1895 году взял под своё покровительство сам император Николай II, стало тогдашним центром формирования западнорусской ветви российского монархизма. Исследователь пишет: "Виленское Свято-Духовское братство, активизировавшееся в масштабах всего Северо-Западного края, становится первой организацией, представляющей институционально оформившееся духовное направление западнорусской ветви российского монархизма" 63. Протоиерей Иоанн Котович был одним из лидеров и идеологов этого духовного направления.

12 апреля 1877 года Российская империя объявила войну Турции. Лозунг освобождения балканских славян от турецкого ига вызвал огромный патриотический подъём в стране. Не оставалось в стороне и православная церковь, которая ещё до объявления войны стала собирать пожертвования от мирян, церквей и монастырей для помощи балканским славянам. Профессор Валерий Черепица64 пишет: "Инициатором этого благородного порыва верующих в Северо-Западном Крае стало Виленское Свято-Духовое братство. Им в пользу славян за короткий промежуток времени было собрано 5133 руб. 41 коп. Эти средства получили следующее назначение: 1) отослано Сербскому митрополиту Михаилу 1200 руб.; 2) обществу попечения о раненых и больных воинах - 1000 руб.; 3) Санкт-Петербургскому отделу Славянского благотворительного комитета - 1100 руб.; 4) через тот же комитет в пользу черногорцев - 1000 руб.; 5) выдано в пособие русским добровольцам в Сербии [воевавшим под командованием генерала Михаила Черняева (1828-1898). - Авт.] - 669 руб.; 6) на пересылку по почте денег и тюков с медикаментами - 14 руб. 10 коп. Когда же Россия вступила в войну с Турцией братчики на своем общем собрании 24 апреля 1877 года постановили: "Отчислить из своих средств 1000 руб. и препроводить оные в распоряжение местного управления общества Красного Креста". Среди наиболее крупных пожертвователей из числа Братчиков были - архиепископ Литовский и Виленский Макарий, епископ Евгений, архимандрит Августин65, протоиереи Виктор Гомолицкий, Иоанн Борзаковский66, Иоанн Котович, Андрей Курганович, Иоанн Шверубович67, граф А.Д. Толстой, а также такие видные деятели как П.П. Альбединский68, К.П. Кауфман69, П.Н. Батюшков, И.П. Корнилов, В.Ф. Ратч70, М.О. Коялович, Ю.Ф. Крачковский, И.П. Трутнев и др.".

Общество "Красного Креста", находившееся под покровительством императрицы Марии Александровны, открыло в Вильне несколько лазаретов. Думается, что и Иоанн Котович, связанный с императрицей, не остался в стороне от этого богоугодного дела. В "ЛЕВ" он также публиковал многочисленные материалы, посвященные русско-турецкой войне, особенно речи священников, которые провожали и встречали воинов, принимавших участие в войне.

7 октября 1878 года в Вильне было торжественно отмечено Пятидесятилетие Литовской духовной семинарии. На торжества съехались многие архиереи и выпускники семинарии. К юбилею Иоанн Котович написал новую историю Alma Mater: "Историческая записка о Литовской духовной семинарии", в которой вспомнил всех своих учителей. Он подарил два экземпляра своей книги библиотеке семинарии. На страницах "ЛЕВ" эти торжества широко освещались. В день юбилея семинарии архиепископ Макарий учредил стипендию своего имени для семинаристов, достигших успехов в учёбе.

А Российскую империю захлестывала тогда волна террора. 19 ноября 1879 года народовольцы попытались под Москвой взорвать царский поезд. Императора Александра II спасла чистая случайность - на одной из станций царский поезд обогнал поезд со свитой. Террористы взорвали поезд со свитой. В четвертом вагоне, в котором должен был ехать император, везли фрукты, поэтому никто не погиб.

Иоанн Котович близко к сердцу принимал всё, что касалось императорской семьи. В "ЛЕВ" читаем: "26 ноября был совершен на станции Вилейке - Либаво-Роменской и СПБ.-Варшавской железной дороги благодарственный молебен за благополучное избавление драгоценной жизни Государя Императора от покушения 19 ноября. Просторный зал вокзала, свободный на этот раз от буфетных принадлежностей, далеко не вмещал нескольких сот человек, служащих на железной дороге, их детей и воспитанников школы, содержимой на средства железнодорожного ведомства; двери из зала были открыты в соседние отделения вокзала, переполненные людьми, разместившимися на стульях, лавках, бочонках и др. предметах с целью видеть и слышать совершение молебна. Тут были и православные, и католики, и немцы, и старообрядцы. Молебен совершен был прот. Пречистенского собора И. Котовичем с диаконом Пигулевским с подобающею торжественною обстановкою, громко и отчетливо, и это произвело видимое впечатление на присутствующих, сохранявших глубокую сосредоточенность и внимание; в пении молебна приняли участие некоторые из железнодорожных служащих, знакомых с церковным напевом. "Дай Бог, говорили некоторые из присутствовавших по окончанию молебна, чтобы в будущем железные дороги никогда не служили средством для дьявольских замыслов крамолы, подобных событию 18 ноября"" 71.

Но народные молитвы не спасли императора: 1 марта 1881 года Александр II был убит народовольцем Игнатием Гриневицким. Страшное убийство-преступление отец Иоанн Котович тяжело пережил, как и смерть 22 мая 1880 года горячо любимой им императрицы Марии Александровны.

8 апреля 1879 года архиепископ Макарий был возведён в сан митрополита и определён на Московскую кафедру. 23 мая 1879 года новым архиепископом Литовским был назначен Александр (в миру Андрей Васильевич Добрынин, 1820-1885), архиепископ Донской и Новочеркасский, который не был чужим человеком для Виленского края, где уже служил с 1851 по 1868 год, как ректор семинарии и викарный епископ.

12 июля 1879 года на железнодорожной станции Слободка, расположенной на границе Виленского уезда, местное духовенство встречало недавно назначенного архиепископа Александра. Виленский благочинный, протоиерей Иоанн Котович и член Литовской духовной консистории, протоиерей Петр Левицкий произнесли поздравления с вступлением владыки в пределы Литовской епархии и пожелали ему успехов на новом поприще.

Архиепископ Александр, как и его предшественники, положил много труда в деле укрепления православия в Литовской епархии. Владыка строил и лично освящал церкви, открывал новые и возобновлял старые братства. Его стараниями и заботами многие церкви и причты в крае были обеспечены землями, постройками. Однако был у владыки и недостаток - слабохарактерность. Его душевную доброту использовало в своекорыстных целях окружение. Архиепископ Александр помнил, любил своего семинарского воспитанника Иоанна Котовича и доверял ему. В 1882 году протоиерей был назначен членом Литовской духовной консистории, благочинным Виленского женского епархиального училища.

Обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев
Обер-прокурор Святейшего Синода
Константин Петрович Победоносцев

Изменения происходили не только в Литовской епархии, но и во всей империи. Религиозность нового императора Александра III и его ориентация на русские традиции, а также влияние на него наставника и советчика, обер-прокурора Св. Синода, консерватора Константина Победоносцева (1827-1907) существенно повлияли на идеологию царствования - слегка модернизированную уваровскую триаду "православие, самодержавие и народность". Победоносцев сформулировал её так: "Старые учреждения, старые предания, старые обычаи - великое дело".

Сохранению влияния православия на общество должны были служить массовое храмовое строительство, увеличение числа изданий православной периодики и литературы, широкое распространение церковно-приходских школ, проведение масштабных религиозных торжеств, активизация миссионерской деятельности среди "инородцев", систематическая борьба со старообрядцами и различными сектами и др. Западнорусизм идеально вписывался в такую политику. Главный идеолог западнорусизма Михаил Коялович был в довольно близких отношениях с всесильным Победоносцевым.

Всё это обнадежило Михаила Кояловича и его друга Иоанна Котовича, и побудило их вернуться к старым, ранее откинутым в правительственных кругах планам создания в Вильне митрополии и православной духовной академии. Идея виленской академии была выдвинута профессором Кояловичем ещё перед восстанием 1863 года. Только лет через десять архиепископ Макарий (Булгаков) составил проект устава Виленской православной духовной академии. Возможно, ему в этом помогал и Иоанн Котович.

В 1882 году Св. Синод рассматривал вопрос о создании виленской академии. Двигателем продвижения этой идеи в Вильне был Иоанн Котович, а в Петербурге - Михаил Коялович, который сделал большое количество визитов и написал много писем К. Победоносцеву, И. Корнилову, П. Батюшкову и другим влиятельным лицам. Не случайно тогда отец Иоанн опубликовал в "ЛЕВ" (1882 г., № 12, 13, 17) проект устава академии, некогда составленный архиепископом Макарием. Похоже, что Иоанн Котович первым поднял вопрос и о создании самостоятельной Гродненской епархии. Профессор Коялович писал ему 9 мая 1885 года: "Читал Вашу статью о Гродненской епархии. Хорошо написана, ничего не слыхал об этом". К решению этих вопросов подключали они и виленских владык. Так, с разрешения архиепископа Литовского в начале 1889 года отправился в Петербург на встречу с Победоносцевым лидский священник Осип Осипович Коялович (родной брат профессора) для обсуждения всех тех же затянувшихся вопросов: об образовании Гродненской епархии, о выделении Виленской епархии в митрополию и учреждении Виленской духовной академии. К сожалению, со временем решился только первый вопрос: в 1900 году была образована Гродненская епархия.

Много сил Михаил Коялович и Иоанн Котович отдавали также борьбе за сохранение церковно-приходских школ, которые планировалось тогда объединить с министерскими народными училищами. Профессор Коялович даже создал свой проект устройства училищного дела. Так, он в письме отцу Иоанну от 24 февраля 1887 года писал: "Послал к Победоносцеву свой проект училищного дела, копию которого посылаю Вам с великой просьбой беречь её в секрете от ляхов". Тут они ведут себя как настоящие заговорщики-конспираторы. Константину Победоносцеву за время своего обер-прокурорства (с 1880 по 1905 г.) удалось увеличить число церковно-приходских школ более чем в 150 раз, доведя их число до 43696, которые призваны были дать простому народу образование, в то же время, оградив его от "разлагающего" духа университетов. Иоанн Котович поддерживал такую политику Победоносцева: в 1888 году в своём приходе протоиерей основал Виленскую церковно-приходскую учительскую школу. Это своё детище он постоянно опекал.

Архиепископ Александр во всём поддерживал деятельность Иоанна Котовича и Михаила Кояловича, но, к сожалению, владыка скончался 28 апреля 1885 года в Вильне, и он был погребен в пещерном храме Свято-Духовского монастыря. Для отца Иоанна это была потеря близкого человека и покровителя.

На литовскую кафедру был назначен епископ Таврический и Симферопольский Алексий (в миру Александр Фёдорович Лавров-Платонов, 1829-1890). Архиепископ Алексий приобрел всеобщую известность своей учёностью и глубоким знанием канонического права. Его научные труды всегда отличались глубокой обоснованностью, строгостью взгляда относительно православия и истинного патриотизма. Однако он не искал славы и популярности, но ревниво старался скрыть своё имя при издании своих трудов. Его современник вспоминал: "В лице сего святителя Литовская кафедра удостоилась видеть образец благовейнейшего служения Церкви, опытного и мудрого, администратора, в короткое время хорошо сумевшего узнать местные условия края, познакомившись с делами и лицами; попечительного о бедных и сирых, отца, щедрого благотворителя и вполне доступного для всех, имевших к нему нужду, начальника. Вообще, это был образцовый правитель епархии, который зорко следил за всем и твёрдо держал в своих руках все нити епархиального управления, так что консистория, имевшая такое преобладающее значение в управлении Литовской епархии при трёх его предшественниках, при преосвящённом Алексии заняла, как и следовало, второстепенное положение, служа для него вспомогательным органом епархиального управления".

Иоанн Котович продолжал поддерживать тесную связь с Иваном Корниловым, который жил тогда в Санкт-Петербурге и занимал высокий пост в министерстве народного просвещения. В фонде Ивана Корнилова в Российской национальной библиотеке хранятся письма к нему Иоанна Котовича.

Ваше Высокопревосходительство
Глубокочтимый Иван Петрович!

С чувством искренней преданности и уважения честь имею поздравить Вас с Новым годом и пожелать Вам непоколебимого здоровья и многих лет жизни, богатой миром и щедрости ниспосылаемыми от Подателя всех благ - Бога. Господь да хранит Вас и в Вас неиссякаемый источник любви к Западно-русскому краю и да укрепит Он в западнорусских деятелях любовь к Вам и память о минувших судьбах возрождаемого края.

Я имею особое удовольствие выслать на Ваше имя несколько брошюр, изданных мною; покорнейше прошу Вас лишние экземпляры передать лицам, незабывающим западно-русского края.

С неизменным почтением и неизменною преданностью честь имею быть

Вашего Высокопревосходительства
покорнейшим слугою и богомольцем

Протоиерей Иоанн Котович

XII/31 1886 г.
Вильна72

В следующем письме к Корнилову Иоанн Котович вспоминал недавно умершего Якова Головацкого. На наш взгляд, четыре выдающихся человека сформировали общественно-политические взгляды отца Иоанна: Михаил Коялович и Иван Корнилов (западнорусизм), Иван Аксаков (русское славянофильство) и Яков Головацкий (панславизм). Украинский писатель и этнограф дружил и переписывался со знаменитыми панславистами: Павлом Шафариком73, Вацлавом Ганкой74, Варфоламеем Копитаром75, Михаилом Погодиным76, Денисом Зубрицким77 и др.

Ваше Высокопревосходительство
Высокочтимый Иван Петрович!

Душевно благодарю за высокую честь, оказанную Вами нашему Епархиальному печатному органу и моему недостоинству. Я был глубоко тронут Вашим лестным вниманием и сердцем ещё больше привязался к Вам. Прекрасный облик почившего Я.Ф. Головацкого ещё больше обрисовывается от Вашей заметки, и вместе с тем ещё больше выступает на вид то противорусское направление, какое, под маской благонамеренности, проводил Потапов и успел посеять глубоко семена этого направления на западно-русской почве. Теперь времена не потаповские, но все таки душа чувствует, что чего не достает, многое не так делается, как бы следовало, что люди живут минутой, нередко без мысли о будущем. Впрочем, невозможно положенный фундамент сдвинуть - так он прочно положен зиждущими, в числе которых одно из первых мест принадлежит Вам, Высокоуважаемый Иван Петрович.

Если Бог благословит меня здоровьем, надеюсь ещё в этом году начать печатание описания церквей и приходов Литовской Епархии по изготовленной мною программе уже собраны описания почти всех приходов; труд редактирования и печатания в Епарх. Ведомостях будет принадлежать мне.

Прошу Ваше Высокопревосходительство принять сердечное уверение в самом искреннем и неизменном к Вам уважении и преданности.

Ваш покорнейший слуга

Протоиерей Иоанн Котович

8/21 1888 г.

Виленцы, знающие и помнящие Вас,
свидетельствуют нижайший поклон.78

Иоанн Котович внёс огромный вклад в развитие белорусского церковного краеведения. Профессор Валерий Черепица79 пишет: "Церковно-историческое направление в науке впервые было определено в конце XVIII века митрополитом Платоном (Левшиным)80. Именно с него, названного "отцом русской церковной истории", началось научное изучение кладбищ, погостов, сёл, деревень, городов и страны в целом. Среди корифеев русского церковного краеведения видное место занимал и митрополит Евгений Болховитинов".

"Во второй половине 1880-х годов в белорусских епархиях начали разрабатываться документы и рекомендации, позволявшие приходским священникам заниматься церковным краеведением на более высоком, чем раньше, уровне. Тон таким разработкам задавал ученик М.О. Кояловича, многолетний редактор "Литовских Епархиальных Ведомостей", протоиерей Виленского Пречистенского собора Иоанн Котович. 14 июля 1886 года Литовская духовная консистория заслушала его рапорт, "при котором была препровождена на благоусмотрение и распоряжение архиепископа Литовского и Виленского Алексия" составленная им "Программа церковно-исторического и статистического описания N-й церкви и прихода Литовской епархии".

В своём рапорте Консистории протоиерей Котович заверил её членов, что требуемое этой "Программой" описание церквей и приходов "вполне осуществимо при живом участии духовенства, которое на исполнение связанного с этим описанием труда должно смотреть как на свой нравственный долг, и что ко дню приближающегося 50-летия воссоединения униатов с Православием и тем же юбилеем Литовской епархии (1889 год) оно выполнит этот пробел в своей деятельности".

После обсуждения рапорта и "Программы" оба документа были одобрены и рекомендованы 27 августа 1886 года владыкой Алексием к напечатанию в епархиальных "Ведомостях". Кроме того, 30 августа высокопреосвященнейший Алексий издал распоряжение, в котором, в частности, говорилось: "Двукратно распоряжениями Епархиального начальства предписываемо было духовенству Литовской епархии вести церковные летописи: первый раз в 1867 году, а во второй - в 1880-ом. В последний раз была разослана и особая подробная программа, по которой должно было исполнить это дело. Ныне, ввиду приближающегося исполнения пятидесятилетия воссоединения униатства с православной церковью, представляется необходимым привести начатое дело к решительному окончанию. Для сего: 1) вновь предписать отцам настоятелям монастырей и церквей Литовской епархии ускорить составление историко-статистического описания монастырей, церквей и приходов по программе, составленной членом консистории отцом протоиереем Иоанном Котовичем, принимая в соображение и программу 1880 года. Это требование относится и к женским монастырям и церквям при учебных и других учреждениях епархии; 2) составленные описания через отцов благочинных, представить мне к 1-му июля 1887 года без всякого отлагательства; 3) к 1-му марта 1887 года отцы благочинные должны представить мне донесение о движении работ по описанию церквей; 4) представленные описания отцы благочинные должны просмотреть, проверить по возможности и доставить со своими отзывами; 5) прочие члены причтов обязаны оказывать настоятелям содействие и помощь в этом труде; 6) если при обсуждении сего дела откроется что-либо необходимое - доложить"" 81.

Духовенство епархии исполнило распоряжение владыки Алексия и составило историко-статистическое описание своих церквей и приходов. Одни настоятели представили краткие описания, другие - целые фолианты. Все их труды хранились в Литовской духовной консистории в особом шкафу. Описи отдельных церквей и приходов Литовской епархии были опубликованы на страницах "ЛЕВ". К сожалению, "Историко-статистическое описание Литовской епархии" не было до сих пор напечатано отдельной книгой.

Историк и писатель Яков Фёдорович Головацкий.
Историк и писатель
Яков Фёдорович Головацкий.

Историк Валерий Черепица82 считает, что "не без влияния "Правил" и "Программы" в конце XIX - начале ХХ веков вышло в свет множество церковно-краеведческих трудов. В их числе: "Гродненский православный церковный календарь или современное состояние Православной церкви в Гродненской губернии", составленный в 1893 году епископом Брестским, викарием Литовской епархии Иосифом (Соколовым); "Из летописи Гродненского Борисо-Глебского мужского монастыря" (Гродно, 1906) Николая Диковского; "К истории Гродненского Софийского соборного прихода" (Гродно, 1905); "Древняя Коложская церковь в г. Гродно" (Гродно, 1908) Иоанна Корчинского; "Брест-Литовск и его храмы" (Гродно, 1894); "Каменецк-Литовск и его храмы" (Гродно, 1895) Льва Паевского и др.".

Иоанн Котович также, как и Иван Корнилов, откликнулся большой статьёй на смерть историка и писателя Якова Фёдоровича Головацкого (1814-1888). Украинская литература в Галиции создавалась "Русской тройкой" - униатскими священниками: Маркианом Шашкевичем83, Яковом Головацким и Иваном Вагилевичем84. Плодом их деятельности стала публикация в 1837 году литературного альманаха "Русалка Днестровска". В 1867 году выдающийся украинский поэт, этнограф, фольклорист и лингвист Яков Головацкий принимал активное участие в Московском славянском съезде, на котором произнёс речь, посвящённую общерусскому национально-культурному единству. Эта речь для австрийских властей послужила предлогом, чтобы начать гонение на ректора Львовского университета Якова Голавацкого, который в 1867 году вынужден был переселиться в Вильну, куда он и Иоанн Котович фактически одновременно приехали. Это тоже содействовало их сближению. 20 лет Яков Головацкий проработал председателем Виленской археографической комиссии, где много сделал для разборки и издания древних актов. Об уважительных и доверительных отношениях Якова Головацкого и Иоанна Котовича говорит следующее письмо:85

Ваше Высокопреподобие о. Иоанн Котович!

На днях получил я из-за границы несколько выпусков популярного издания "Наука", которое уже 9-ый год издаётся во Львове, и весьма распространяется в народе, мне пришла мысль, что очень полезно было бы такого рода издание на русском языке. Я говорил о том г-ну Полью, чтобы он принял это издание за образец при издании сельского чтения, которое вероятно снискало бы себе большую популярность. Не найдёте ли возможность предпринять издание такого популярного издания как "Наука" для здешнего края? Как полезно было бы подобное издание для здешнего края? Сообщаю Вам несколько выпусков из оказавшихся у меня дублетов. Прочтите внимательно, и я думаю, что Вы найдёте некоторые статьи применительно для Вашего издания. Я советовал бы Вам отнестись письменно к редактору "Наука" Алексею Николаевичу Щербану и предложить ему замену журналов. Вы посылали бы ему в бандероле N-ра Епархиальных Ведомостей, а он присылал бы Вам выпуски своего журнала. Я думаю, что г-н Щербан согласится и доволен будет. Вы с Вашей стороны найдёте, конечно, многие статьи слишком наивными, но именно эта черта всего лучше характеризует страну и обстоятельства, в которых находится Галичина. Примите уверения в моём уважении, до которым честь имею оставаться Вашего Высокопреподобия слугою.

Головацкий

14-о дня 1880

Иоанн Котович дарил Якову Фёдорович Головацкому все свои сочинения.

В.П.И.
Редакция
Литовских епархиальных
Ведомостей
№ 303
Сентября 15 дн. 1881 г.
г. Вильна

Ваше Превосходительство
Достоуважаемый
Яков Фёдорович!

Честь имею препроводить лично Вам 2 экземпляра сочинения Г. Хрусцевича "История Замойского Собора" и 4 экземпляра соч. Свящ. Кириллова "Был ли Св. Апостол Пётр 25 л. Римским Епископом".

Для Виленской Публичной Библиотеки эти книги выслали мною особо.

С истинным почтением и преданностью честь имею быть Вашим покорнейшим слугою.

Прот. И. Котович86

Перед самой смертью Яков Головацкий вместе с семьей принял православие. Думается, что этому немало способствовал и отец Иоанн.

Вообще отношение Иоанна Котовича и его учителя Михаила Кояловича к украинскому и белорусскому национальным движениям было неоднозначным. В начале своей деятельности они призывали к исследованию украинской и белорусской культур, и сами этим занимались. Отметим, что украинская литература на Надднепрянщине создавалась другой ещё более известной тройкой деятелей: Тарас Шевченко, Пантелеймон Кулиш87 и Николай Костомаров. В 60-е годы в Петербурге Михаил Коялович посещал литературные вечера в доме известного историка Николая Костомарова. Возможно, что на эти вечера Михаил Коялович иногда брал и своего любимого ученика Ивана Котовича. В 1862 году профессор Коялович приезжал в Вильну, где подолгу беседовал с деятелями белорусского кружка Адама Киркора.88 Похоже, что профессор от лица русских славянофилов вёл переговоры с белорусскими деятелями о совместных действиях против поляков, которые, однако, ни к чему не привели. Позже Михаил Коялович решительно осуждал украинское и белорусское национальные движения, видя в них носителей идеологии сепаратизма.

В 1887 году Михаил Коялович в письме Константину Победоносцеву писал: "Тут ведь есть опасность, что ксёндзы, кинувшись создавать литературный язык, белорусский и малорусский, займут положение народолюбцев, покровителей белорусского и малорусского сепаратизма". Профессор Михаил Коялович и его соратник Иоанн Котович оставались твёрдыми сторонниками идеи о едином русском народе, состоящем из трёх ветвей: великорусской, малорусской и белорусской.

1888 год был отмечен не только печальными событиями. В июле вся страна праздновала 900-летие крещения Руси. Конечно, главные торжества проходили в Киеве, но и Вильна не осталась в стороне от этого празднования. Кроме того, там шла также усиленная подготовка и к празднованию 50-летия воссоединение униатов с православием.

Многие русские историки писали к юбилею научные труды, посвящённые истории униатской церкви. Так, и "ЛЕВ" в конце 1888 года начали печатать цикл статей известного историка Павла Бобровского "Противодействия базилианского ордена стремлению белого духовенства к реформам русской Греко-униатской церкви". Взгляды Бобровского вызвали несогласие Михаила Кояловича, который выступил с их резкой критикой в газете "Церковный вестник", что положило начало знаменитой дискуссии двух историков. Павел Бобровский преувеличивал в процессе ликвидации унии роль белого духовенства: борьбу Брестского капитула (Михаила Бобровского89, Антония Тупальского90, Антония Сосновского91 и др.) с базилианским орденом. Михаил Коялович обнаружил документы, что в 1834 году Антоний Сосновский и его соратники выступали за сохранение унии. В свою очередь, профессор преувеличивал роль Иосифа Семашко в деле воссоединения униатов. Как представителю белого духовенства Иоанну Котовичу ближе была позиция Павла Бобровского. За что Коялович упрекал своего ученика в письме от 11 марта 1890 года: "Вы, отец Иоанн, так далеко зашли с Бобровским в своих разъяснениях воссоединения..., что меня сейчас в большой степени волнует не это, а то, как вы из трясины, в которую завёл Вас Бобровский выберетесь назад. Ведь Вам хорошо известно, что кроме той среды, которую прославляет без православия и русской народности забывшийся генерал русской армии [Павел Бобровский. - Авт.], есть ещё та, для которой имя и влияние Иосифа Семашко слишком дороги... Слышал, но не знаю верно ли, что произведения Бобровского находятся под особым покровительством Вашего Владыки и Вы печатаете их по его благословению?" 92 Это было, наверно, первое и последнее противоречие между учителем и его верным учеником.

Летом 1889 года в Вильне торжественно праздновали 50-летие воссоединения униатов с православием. К юбилею отец Иоанн написал книгу "Портреты деятелей эпохи воссоединения западно-русских униатов с православной церковью и виды храмов и монастырей, в который подготавливалось и осуществлялось святое дело воссоединения".

В Вильну на торжества приехали митрополит Киевский и Галицкий Платон (в миру Николай Иванович Городецкий, 1803-1891), известный церковный историк и композитор, архиепископ Херсонский и Одесский Никанор (в миру Александр Иванович Бровкович, 1826-1890), епископ Рижский Арсений (в миру Александр Дмитриевич Брянцев, 1839-1914), заведующий канцелярией Св. Синода Владимир Карлович Саблер (1847-1929), профессора духовных академий Михаил Осипович Коялович и Иван Игнатьевич Малышевский (1828-1897), известный писатель и протоиерей из Галиции Иоанн Григорьевич Наумович (1826-1891), духовный писатель и богослов Александр Алексеевич Лебедев (1833-1898) и многие другие.

7 июня в час дня "в зале 1-й гимназии состоялось торжественное собрание членов Св.-Духовского братства, которое почтили своим присутствием, кроме местных членов-братчиков с высокопреосвящённым Алексием, архиепископом Литовским, генерал-губернатором, генерал-лейтенантом Кахановым93, командующим войсками округа, генералом-от-инфантерии Гонецким94 и попечителем учебного округа, тайным советником Сергиевским во главе, прибывшие почётные гости, в числе которых были: преосвященные Никанор и Арсений, управляющий канцелярией Св. Синода, действительный статский советник Саблер, профессоры Коялович и Малышевский, протоиерей Наумович, протоиерей Казанского собора Лебедев, известная патриотка С.А. Левицкая-Леонтьева95, несколько прибывших из прикарпатской Руси крестьян и другие лица. (...) В глубине зала в центре, среди тропической зелени, покоилась на аналое икона св. братьев и просветителей славян [Кирилла и Мефодия. - Авт.], с возженною пред ней лампадою; направо от неё возвышалась братская хоругвь; ещё глубже, к стене, возвышался портрет во весь рост ныне благополучно царствующего Государя Императора Александра III, портреты в бозе почивших Императоров Николая I и Александра II, а также портреты митрополита Иосифа Семашко; по стенам зала размещены были портреты преосвящённых: Георгия Конисского96, Василия Лужинского97, Антония Зубко, Михаила Голубовича, Игнатия Железовского и др. деятелей Западно-русского края". Собрание открыл и. о. председателя братства протоиерей Гомолицкий. Затем выступил профессор Коялович, протоиерей Пётр Левицкий, преподаватель семинарии Григорий Киприанович. В конце заседания крестьянин Новогрудского уезда - Николай Морозик98 прочитал свои стихи".

Протоиерей Иоанн Антонович Котович с женой
Протоиерей Иоанн Антонович
Котович с женой

"8 июня, в самый юбилейный день, во всех церквях и монастырях литургии были совершены в 7 часов утра, затем всё духовенство в 8½ часа собралось в Пречистенский древнемитрополитальный собор. К означенному времени принесены сюда же из церкви хоругви и из думы цеховые значки. С раннего утра весь город рассветился флагами, и войска участвующие в параде и крестном ходе, к 7 часам стали прибывать из лагеря в город и располагаться шпалерами по улицам, ведущим от Пречистенского собора к кафедральному. Командующий войсками стал объезжать войска, когда из Св.-Троицкого монастыря вышла процессия, в предшествии воспитанников семинарии и духовного училища и множества народа, с древней святыней - иконой Божией Матери Одигитрии (Путеводительницы), бывшей некогда в Пречистенском соборе, как подарок дочери Иоанна III Елены Иоанновны, королевы польской, а ныне находящейся в Св.-Троицком монастыре и многими местными жителями почитаемую за чудотворную. Духовенство Пречистенского собора встретило свою святыню с кадилом и свечами. Немедленно же после того прибыл в Пречистенский, освещённый по пасхальному, собор высокопреосвященный Алексий. (...) По благословению владыки, настоятель собора протоиерей И. Котович отчетливо прочёл послание Св. Синода, которое и раньше и позже того времени, вместе с книгами, крестиками и образками, раздавал народу неутомимый В.К. Саблер. Крестный ход проследовал в кафедральный собор, где состоялась торжественная литургия. В 7 часов вечера в актовом зале 1-й гимназии состоялось ещё одно торжественное собрание Св.-Духовского братства, которое открыл В. Гомолицкий. Затем слово было предоставлено Иоанну Котовичу, который в своей речи изложил, как совершалось самое объявление акта воссоединения униатов 50 лет назад, в 1839 году, в среде воссоединенных. По окончанию речи семинаристы и воспитанницы духовного училища исполнили концерт "Восхвалю имя Бога моего".

9 июня в зале генерал-губернаторского дворца начальником края И.С. Кахановым был дан обед. В конце обеда протоиерей И. Котович, в проникнутых глубоким чувством сыновнего почтения словах, благодарил владыку митрополита от лица духовенства Литовской епархии за подъятый им на себя подвиг участия в торжестве православия. При этом живыми историческими фактами он указал на непрерывную духовную связь, существующую с древнейших времен и доселе, между Киевом и Вильной, киевскими первосвятителями и западно-русскими православными. В важнейшие и труднейшие моменты нашей исторической церковной жизни, спасение воссияло из Киева. "Из Киевской же земли, епархии вашего высокопреосвященства, вышел в недавнее время митрополит Иосиф Семашко, величайший подвиг которого и его благия последствия мы торжествуем ныне; предместник вам митрополит Филарет99 явился на западно-русской земле добрым ангелом вестником воссоединения унии с православной церковью, вестником свободы и радости, и восприял в свои любящие святительские объятия воссоединенных любовью. Господь несказанно порадовал нас и в лице вашем владыка! Вы участник воссоединения и сподвижник Иосифа Семашко, на закате дней вашей жизни, при слабости телесных, но необыкновенной бодрости сил духовных, явились к нам из Киева продолжателем лучших преданий и дел Киевских первосвятителей, чтобы усугубить нашу радость, украсить наше торжество, разделить с нами и усилить нашу молитву и порадоваться успехам православия"" 100. Отметим, что митрополит Платон сразу же после Полоцкого собора 1839 года был назначен архимандритом Виленского Св.-Духовского монастыря.

В качестве почётного гостя Вильну посетил Михаил Коялович. Тогда состоялась последняя встреча Иоанна Котовича со своим учителем, который уже серьёзно болел. Даже в своём последнем письме отцу Иоанну умирающий Коялович не забывал западно-русское дело: "Ваше письмо доставило мне большое утешение в моей теперь очень грустной жизни. Стряслась надо мной новая беда: глаза разболелись, да так, что вот уже третья неделя, как я лишен возможности читать и писать. Жаль, что я опоздал с моим прошедшим письмом к Платону Николаевичу Жуковичу, которому я поручал посоветоваться с Вами и Добрянским и общими силами направить на путь западнорусской истины Вруцевича, который каждым своим номером выводит меня из терпения. Вижу, что не во мне одном накапливается недовольство нынешней редакцией "Виленского Вестника"... Беритесь во время спасать честь западноруса и доброго человека. Ваш Коялович" 101. Вслед за этим письмом 23 августа 1891 года в Вильну пришла отцу Иоанну телеграмма: "Сегодня скончался профессор Коялович. Сыновья" 102.

Иоанн Котович написал и опубликовал в своей газете прочувственный некролог. 25 августа - в день погребения Михаила Кояловича в виленском Пречистенском соборе была совершена Иоанном Котовичем соборная панихида. Протоиерей всю свою жизнь хранил память о своём учителе: постоянно в "ЛЕВ" печатал материалы о его жизни и деятельности. 30 июня 1896 года на родине историка, в местечке Кузница Гродненской губернии, была открыта в память Михаила Кояловича народная библиотека-читальня. На церемонии её открытия Иоанн Котович сказал небольшую речь: "...С чувством благодарности и сочувствия было встречено у нас известие о благородной мысли студентов СПб. Духовной академии, какою они возымели намерение почтить светлую память незабвенного своего профессора, - того профессора, который был вдохновенным и могучим проповедником чистой исторической правды, неутомимым поборником попранных в нашей Белоруссии прав православия и русской народности, который воскрешал в своих пламенных словах и глубоком значении в умах слушателей и читателей его русское самосознание, и увековечить эту память делом не в столице, где покоится его прах, а на его родине, здесь - в живописной Кузнице, которой он обязан первыми зачатками своих лучших стремлений и своей славы - на почве той любимой им Белоруссии, в жертву которой он принёс лучшие свои чувства, дарования и знания. В этой библиотеке вы найдете книги, которые раскроют и уяснят вам прошлую историю здешнего многострадального края, которая касается вашего быта, занятий и трудов; в них найдете справедливые советы, как вести хозяйство, чтобы оно приносило наилучшую пользу и облегчило бы ваши тяжёлые труды. Но пользуясь библиотекой, с благодарностью вспомните учредителей её, а более всего вспоминайте знаменитого Вашего земляка, который именем и делами своими прославил ваш приход и здешнее место" 103. Историк Валерий Черепица так оценил роль Иоанна Котовича в распространении идей своего учителя Михаила Кояловича: "Однако подлинной "правой рукой" Кояловича на родине был Иван (Иоанн) Антонович Котович" 104.

Место Михаила Кояловича на профессорской кафедре Духовной академии занял учитель истории виленской гимназии, будущий член-корреспондент Петербургской академии наук Платон Жукович (1857-1919). Думается, что в этом ему немало посодействовал Иоанн Котович. 24 октября 1891 года состоялся прощальный обед в честь назначения Платона Жуковича на профессорскую кафедру. Иоанн Котович, в качестве благочинного Виленского женского духовного училища, высказал Платону Николаевичу глубокую радость и благодарность за те блестящие успехи по истории, каких достигли воспитанницы под влиянием его прекрасного таланта, за ту любовь к делу и воспитанию, какую внёс в училищную сферу, как преподаватель и человек. "Платона Николаевича трудно заменить и память о нём навеки сохранится в благодарных сердцах воспитанниц". В качестве редактора "Литовских Епархиальных Ведомостей" протоиерей Иоанн Котович заявил, что "в лице Платона Николаевича редакция имела самого усердного сотрудника, дарившего ей прекрасные статьи, отличавшиеся основательностью жизненностью, на которых было обращено внимание таких сфер как департамент иностранных вероисповеданий, - что он надеется и на дальнейшее сочувствие Платона Николаевича к местному органу" 105.

Отметим, что с 27 февраля 1882 года отец Иоанн Котович был благочинным Виленского женского духовного училища, которое открылось в 1861 году, по инциативе митрополита Иосифа (Семашко), который пожертвовал для него 22 тысячи рублей. Оно находилось под покровительством российских императриц: вначале Марии Александровны, а потом Марии Фёдоровны. Так, императрица Мария Александровна завещала училищу капитал, на проценты с которого экипировались все его выпускницы.

В 1874 году воспитанницам духовного училища было даровано право на получение без экзамена звания домашней учительницы тех предметов, но которым они имели хорошие оценки. По училищному уставу в нём могли учиться только дети священнослужителей, а само обучение продолжалось шесть лет. Девочки изучали следующие предметы: Закон Божий, педагогику, русский язык и литературу, арифметику, алгебру, геометрию, физику, географию, всеобщую и русскую историю, церковное пение и рукоделие. Плата своекоштных учениц составляла 120 рублей в год, и кроме того, за обучение музыке - 35 рублей, французскому и немецкому языкам и рисованию - по 5 рублей за каждый предмет отдельно. С 1889 года ученицы старших классов обучались кройке и шитью ряс и церковных облачений, для чего была выписана монахиня, знающая это дело.

С 1891 года воспитанницы старшего класса посещали образцовую церковно-приходскую школу при духовной семинарии и давали там уроки. В 1897 году уже при самом училище открылась начальная школа, где воспитанницы проходили педагогическую практику. Выпускницы училища имели право преподавать в церковно-приходских школах. В этом духовном училище учились практически все девочки рода Котовичей.

В 1911 году Виленское женское духовное училище отмечало своё 50-летие. Его поздравили бывшие выпукницы: Анна Михаловская (по мужу Балабушевич), Лидия Соботковская, Раиса Ив. Котович, Нина Ф. Котович, служащая училища София Г. Котович, а пожертовали ещё и деньги: Юлия П. Соботковская (рожден. Михаловской) на доброе дело по усмотрению Правления - 10 руб., Нина П. Котович - 1 руб., Анна П. Котович - 1 руб., Агафия П. Зверева (рожд. Котович) - 5 руб., Клавдия Петр. Котович на стипендию бедной дочери священника - 2 руб.

21 сентября 1882 года в Вильне состоялся VI епархиальный съезд духовенства Литовской епархии. На нём решено было учредить для духовенства епархии эмеритальную (пенсионную) кассу. Председателем кассы был избран отец Иоанн Котович. Его всегда интересовал вопрос быта и материального обеспечения священнослужителей Литовской епархии. И не только интересовал этот вопрос, виленский протоиерей активно действовал в направлении материальной защиты священнослужителей и их семей. В 1897 году была открыта вспомогательная касса духовенства Литовской епархии, целью которой была выдача единовременных денежных пособий священнослужителям. Председателем вспомогательной кассы выбрали отца Иоанна Котовича.

10 ноября 1890 года скончался Алексий, архиепископ Литовский и Виленский. Его похоронили в Свято-Духовском монастыре, в пещерной церкве, у левой стороны пещеры. Сменил преосвящённого Алексия епископ Подольский Донат (Николай Ильич Бабинский-Соколов, 1828-1896), которому был знаком Северо-Западный край, так как ранее он служил: сперва, епископом Брестским, а с 1881 года - Ковенским. Большое внимание новый владыка уделял просвещению: при нём было открыто много церковных школ. Иоанн Котовича считал себя продолжателем графа Михаила Муравьёва и бывшего попечителя Виленского учебного округа Ивана Корнилова в их деятельности по русификации, деполонизации и декатолизации Северо-Западного края. Протоиерей продолжал оживлённую переписку со своим покровителем и наставником - Иваном Петровичем Корниловым:

Ваше Высокопревосходительство
Высокочтимый Иван Петрович!

Письмо Ваше на посланную Вам Вашими давними сослуживцами телеграмму с приветствием Вашей истинно благой 60-летней службы Отечеству обрадовало нас бесконечно. В нём мы видим заветный голос нашего Наставника и Начальника, давшего неизменный поворот Учебному Округу от полонизма к здравым началам русской науки и русской жизни в крае.

Ваше письмо - голос государственного мужа светлым взором обминающего прошлое и настоящее и прозревающего в даль будущего и в могущие быть случайности в общем течении русской жизни и русского строя в крае, от соприкосновения к оному весьма чувствительного польского элемента. Сидит он, сиднем, сознательно, и без борьбы тайно и явно. Выбитый с позиции по административной линии, он крепко ухватился за землю и вошёл с заметною силою в сферу частных учреждений, банков, дум городских и т. п., влияющие на край. Не раз мне слышалась речь: "Кто владеет землей, тот хозяин края". И совершенно верно. Закон 10 Декабря ещё не завершился, а сколько сделано попыток в обход оному. Почему то возлагается большая надежда на крестьян-католиков, покупающих земли участками до 60, 100 и более десятин. Эти люди уже дали одно поколение, которое по складу своих убеждений чисто польское-ксёндзовское. Конечно, время своё сделает, лишь бы неуклонный был путь нашей русский нравственной силы...

Но я, под влиянием Вашего письма, заговорился, так оно мне по душе. И желалось бы, чтобы оно не оставалось в одном только нашем тесном кружке. Желательно было бы видеть это письмо Ваше в печати, хотя бы в Епархиальных Ведомостях, и потому я осмеливаюсь просить у Вашего Высокопревосходительства разрешение на напечатание. Несомненно, оно произведет отрадное чувство и подбодрит среди трудов.

С искренним уважением и совершеннейшею преданностью имею честь быть

Вашего Высокопревосходительства
покорнейшим слугою

Протоиерей Иоанн Котович

X/12 1890 г.
Вильна106

В начале 90-х годов в трёх километрах от станции Влодава, на юге Брестского уезда, был построен Инвалидный для железнодорожных служащих Дом Императора Александра II. Его красивые деревянные домики находились в девственном сосновом лесу вокруг памятника императору Александру II. При Инвалидном Доме была также колония для душевнобольных. При нём была построена Александро-Невская церковь, которая 23 ноября 1892 года была освящена, по благословению Архиепископа Литовского и Виленского Доната, членом Литовской духовной консистории Иоанном Котовичем. Это было неслучайно, так как священником этой церкви был отец Алексей Зверев - дальний родственник виленского протоиерея.

Вначале отношения Иоанна Котовича с архиепископом Донатом были хорошими, владыка даже поручил протоиерею одно деликатное дело, связанное с международным авантюристом, польским и белорусским литератором Войславом Савичем-Заблоцким (1850- после 1893). Загадочна биография этого бедного польского шляхтича, родом из Витебщины. С 1875 по 1888 год, непонятно за какие деньги объездил всю Европу, пытался, как один из "лидеров" белорусского национального движения, установить контакты с лидерами польского и украинского революционного движения. Потом, вернувшись в Россию, Савич-Заболоцкий предстал как ярый сторонник российского самодержавия, православия и панславизма. Выскажем гипотезу, что этот авантюрист был агентом российской полиции. В России Войслав Савич-Заболоцкий написал покаянное письмо царским и церковным властям о материальной помощи и о содействии в переходе из католицизма в православие. Архиепископ Донат, наверно, перепоручил дело Савича-Заблоцкого виленскому протоиерею. Иоанн Котович в октябре 1891 года написал в Минск письмо этой загадочной личности: "От своего имени владыка извещает о направлении адресату 100 руб. для спасения его библиотеки и поездки в Санкт-Петербург, желает также, чтобы тот "в лоне православия" обрёл мир своей совести и осуществил завет своего сердца. В выборе своего духовного владыка рекомендует довериться Владимиру Карловичу Саблеру, пока находящемуся на Волыни в связи с освящением собора князей Острожских. В конце: "Говорят, что в "Минском листке" Иодко-Наркевич касается Вашей личности". Хорошо бы этот № перепроводить владыке Донату с объяснением, что распять правдой ложь" 107. Войслав Савич-Заболоцкий переехал в Петербург, попытался там заняться журналистикой, наверно, принял православие. После 1893 года сведений о нём нет.

Со временем отношения Иоанн Котовича с архиепископом Донатом не сложились. Владыка попытался сместить отца Иоанна с поста редактора "ЛЕВ". Протоиерей стал искать помощь у своего давнишнего покровителя Ивана Корнилова, недавно отметившего 60-летие своей служебной деятельности.

Ваше Высокопревосходительство
Высокочтимый Иван Петрович!

Посещение Вашим Высокопревосходительством г. Вильны и личное свидание старых соработников Ваших с Вами подняло наш дух, воскресило былое время и возбудило надежды на лучшее будущее в истории исследований о протекших судьбах местного края. Под влиянием таких чаяний и бывшего разговора моего с Вашим Высокопревосходительством, я приемлю смелость покорнейше просить Вас уделить мне в копиях те документы, в которых говорится или о Спасской Церкви, или о домах и зданиях ей принадлежащих - разумею Пречистенский собор с подворьем - отнятых Чарторыйским для расширения университетских клиник и т.п. Документы эти мне необходимы для пополнения материалов по истории Пречистенского Митрополитального Собора в Вильне, составление истории которого - предмет моей души. Усерднейше прошу Вас, не откажите моей просьбе.

До сих пор остаюсь в полном неведении относительно судьбы Редакции Литовских Епархиальных Ведомостей, которой я отдал 24летние труды и которая, благодаря нашему настоящему Владыке послужила для меня источником неприятностей, ложных предположений и клеветы, и относительно которой я никогда не ожидал такого неожиданного для меня оборота дела. Не говоря уже о том, что мотивы для передачи Редакции в руки фаворита Владыки совершенно несостоятельны, самое представление в Св. Синод - секретное, без предварительного какого либо замечания мне странным как-то представляется. Но я привык в жизни своей, в трудных обстоятельствах оной возлагать всю надежду на Проведение Божие; пусть будет так, как угодно Его Святой воле.

Покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство принять посылаемые при сем две брошюры - оттиски из Лит. Епарх. Ведомостей.

Вашего Высокопревосходительства
преданнейший слуга и богомолец

Протоиерей Иоанн Котович

1893 года
16 Декабря
Вильна108

Из письма видим, что Иоанн Котович писал историю Пречистенского собора, которая, к сожалению, не была опубликована.

Ваше Высокопревосходительство,
Высокочтимый Иван Петрович!

С глубокою благодарностью почтительнейше возвращаю Вам рукописи, касающиеся Пречистенского Собора и лично меня. Первого рода бумаги раскрыли мрачную страницу в судьбе Собора, а последняя бумага, касаясь недружелюбных ко мне отношений, мало меня успокоила.

Несомненно, что скоро, с приездом В.К. Саблера из Кавказа, будет доклад Св. Синоду нашего Владыки об удалении меня от должности Редактора. Конечно, если бы в Синоде было известно истинное положение вещей и дел в нашей Епархии, если бы там были Члены, которые лично меня знали бы, то исход дела мог бы быть благоприятен для меня; но при настоящих обстоятельствах - трудно гадать... Служебные и семейные обстоятельства так сложились, что лично быть в Петербурге в настоящее время никак не могу и не мог. Теперь страдаю бронхитом и два дня сижу дома безвыходно, к чему совершенно не привык.

Если уже так необходимо очистить место Редактора для другого лица, то ужели нет выхода, сделать это благовидно и для меня необидно. Волынский Архиепископ Модест в письмо ко мне, между прочим, писал то, чего я не подозревал, - что я единственный в России редактор Епарх. Ведомостей, несущий это бремя 25-ый год, что таких людей нужно беречь, а не гнать; но взгляды на людей и дела бывают различны... Наш Владыка Донат далеко не так смотрит на дела, как Модест и другие... Мне кажется, что, в случае необходимости моего увольнения, нужно дать мне возможность окончить 25-летие в Декабре текущего года и дать мне право самому подать прошение об увольнении от должности редактора. 25-летие служебной деятельности - такая грань, которая и на дела кладёт известную печать и деятелям даёт некоторые нравственные права.

Ещё раз душевно благодарю Ваше Высокопревосходительство за тёплое сочувствие ко мне. Господь да воздаст Вам сторицею от богатых щедрот своих. В душе своей вечно буду хранить память о Вашем добром отношении ко мне и моей деятельности.

С искренним уважением и совершеннейшею преданностью имею честь быть

Вашего Высокопревосходительства преданнейшим слугою и богомольцем

Протоиерей Иоанн Котович

1894 г. 17 Марта
Вильна
109

Иван Корнилов помогал отцу Иоанну в его исторических трудах: высылал ему различные документы и редкие книги. Интересно, что протоиерей изучал генеалогию своего земляка, национального польского героя Тадеуша Костюшко. Тогда как раз праздновалось поляками столетие восстания под руководством Костюшко.

Ваше Высокопревосходительство
Высокочтимый Иван Петрович!

Спешу поздравить Ваше Высокопревосходительство с светлым и радостным праздником Пасхи и сердечно пожелать Вам от Воскресшего Господа, обновившего нашу падшую природу, крепости и бодрости сил для блага общества и Западно-русского края, который Вы так искренно и так неизменно любите, и воскрешение которого в духе Св. Православия и русской народности составляет завет Вашей любящей святой (скажу) души.

Моё положение как Редактора все тоже. Перемена сделана новая в том, что каждый № прежде печатания его, я должен посылать в Ковно на цензуру Ковенского Епископа. Причины этого не знаю; это распоряжение Архиепископа. Некогда, когда Ковенские Епископы жили постоянно в Вильне, это было незатруднительно, но теперь - напрасная проволочка времени. Видно мало заботы о читателях.

Но и это переношу с должным и почтительным терпением.

Отовсюду идут слухи, что как то умы латинян бродят. Костюшковские празднества подлили масла в огонь. Скоро думаю документально доказать происхождение Костюшко. Подлинно, ирония истории - поляки величают гениев все русского происхождения.

Будьте здоровы и благополучны. Господь да хранит Вас на нашу радость и утешение!

Неизменно преданнейший слуга Вашего Высокопревосходительства.

Протоиерей Иоанн Котович

1894 г. 15 Апреля
Вильна110

Другой петербургский покровитель отца Иоанна, тайный советник Помпей Батюшков, к сожалению, умер 20 марта 1892 году, а уже через два дня в Пречистенском соборе Иоанн Котович отслужил панихиду по нём, на которой присутствовал командующий войсками Виленского военного округа, генерал от инфантерии Николай Степанович Гонецкий (1815-1904) с семейством. Поэтому протоиерей обращается за помощью к вдове покровителя Софье Николаевне Батюшковой (1821-1901), которая вращалась в высших аристократических кругах. Её отец Кривцов Николай Иванович (1791-1843) был нижегородским губернатором, знакомым Александра Пушкина. Да и сама Софья Николаевна была знакома с великим поэтом. Три её дяди были декабристами: Сергей Кривцов (1802-1864), Фёдор Вадковский (1800-1844) и Александр Вадковский (1801-?).

Ваше Высокопревосходительство
Высокочтимая София Николаевна!

Не ожидал я такого внимания к себе со стороны Вашего Высокопревосходительства после того, как я причинил Вам беспокойство своим молчанием и долгим удержанием Положения о премии. Тем более благодарен Вам за Ваше внимательное письмо и за Ваше сочувствие по поводу переживаемых мною невзгод по делу о Редакции. Не имею счастия быть посвященным в тайны Вашей переписки с Петербургом по моим делам, но должен сообщить, что мною получено частное уведомление о том, что с возвращением из Кавказа В.К. Саблера будет доклад Св. Синоду о Редакции, т. е. будет доложено представление Преосвященного Доната. Я не ожидаю для себя ничего благоприятного; ради принципа власти сделают так, как будет представлено. Между членами Синода нет ни товарищей, ни профессоров моих, а потому некому обратиться с письмом. Мне советовали ехать в Петербург - объясниться и оправдаться. Но, во-первых, виновным себя я не считаю и вины этой не найдут во мне, а, во-вторых, боюсь, что меня, как ближайшего свидетеля настоящего беспорядочного управления епархиею потянут за язык ... последнего я решительно не желаю. Петербургские сферы могут и сами узнать о наших делах, и знают, но молчат. Я думаю, что этим молчанием они совершают величайший грех против нашей многострадальной окраины. Мне же говорить об Архипастыре своем тяжело. А потому я решился не ехать. Пусть будет по воле Божией. Господь судил мне понести бремя редакторства 25 лет (в Декабре сего года оканчивается 25летие); не много счастливцев в этом роде. Высокопреосвященный Волынский Модест услышав о том, что против меня строят козни, написал ко мне весьма сочувственное послание и выразил, что в настоящее время я единственный в России редактор Епарх. Ведомостей, несущий эту должность 25 лет, - других нет; и на сколько я знаю, слова Владыки вполне верны. Теперь так складываются обстоятельства, что не дадут и дослужить до юбилея. Возвращение В.К. Саблера в СПБург ожидается 20 сего Марта.

Вот и новая годовщина в Бозе почившего незабвенного Помпея Николаевича! В Епарх. Ведомостях помещена сочувственная, по этому случаю, заметка, а в Пречистенском Соборе будет совершена мною панихида. Да успокоит его Господь в царстве света, правды и истины, которые у него были идеалом его жизни!

Всей душой преданнейший Ваш слуга и богомолец

Протоиерей Иоанн Котович

1894 г.
19 Марта
Вильна111



Примечания

  1. Граф Евстафий Тышкевич (1814-1873) - польский историк-археолог, этнограф.
  2. Теодор Нарбут (1784-1854) - историк Литвы, исследователь литовской мифологии.
  3. Граф Адам Броэль-Плятер (1790-1862) - библиофил и коллекционер.
  4. Игнатий Онацевич (1781-1845) - польский и белорусский историк.
  5. Николай Малиновский (1799-1865) - польский историк, редактор газеты "Tygodnik Peterburgski".
  6. Антон Антонович Прокопович-Антонский (1762-1848) - российский педагог.
  7. Афанасий Львович Миротворцев - учитель латинского языка 1-й Виленской гимназии.
  8. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 50. - Л. 1.
  9. Львовская национальная научная библиотека им. В. Стефаника (далее - ЛННБ). - Фонд Я. Головацкого. - Д. 818. - Л. 20.
  10. Флегонт Кузьмич Смирнов (1838?-1905) - археограф, секретарь Литовской духовной консистории.
  11. Флавиан Николаевич Добрянский (1848-1919) - русский археограф, историк, педагог.
  12. Никита Иванович Горбачевский (1804-1880) - русский археограф и историк.
  13. Фёлор Яковлевич Филиппов (1811-1875) - врач, учёный-медик.
  14. Пётр Михайлович Солтыков - полковник, управляющий канцелярией по водворению русских землевладельцев в Северо-Западном крае.
  15. Егор Павлович Стеблин-Каменский (1815-1882) - виленский губернатор.
  16. Николай Иванович Чоглоков - майор, начальник отделения Окружного интендантского управления.
  17. Из бумаг графа М.Н. Муравьёва. - СПб., 1898. - С. 44.
  18. Муравьёв А.Н. Русская Вильна. Приложения к Путешествию по святым местам Русским. - СПб., 1864. - С. 12-14.
  19. Черепица В. Два юбилея в жизни протоиерея Иоанна Котовича // Гістарычная Брама. - 2004. - № 1. - С. 42.
  20. Александр Иванович Резанов (1818-1888) - русский архитектор.
  21. Игнатий Павлович Сазиков (1793-1868) - выдающийся русский ювелир, придворный фабрикант серебряных изделий.
  22. Александр Львович Потапов (1818-1886) - генерал-адъютант, виленский генерал-губернатор (1868-1874).
  23. Николай Иванович Тихобразов (1818-1874) - исторический живописец и портретист, ученик К. Брюллова.
  24. Иннокентий (в миру Иван Евсеевич Попов-Вениаминов, 1797-1879) - митрополит Московский и Коломенский.
  25. Отто Крель (1833-1913) - инженер, директор Петербургского металлического завода.
  26. Щербицкий О. Виленский Пречистенский собор. - Вильна, 1908. - С. 56.
  27. Там же. - С. 57-58.
  28. Жиркевич А.В. Академик Н.М. Чагин (1823-1909) // Записки Северо-западного отдела Императорского русского географического общества. - 1911. - Кн. 2. - С. 197.
  29. Воспоминания П.А. Черевина 1863-1865. - Кострома, 1920. - С. 56.
  30. Милюков А. Летние поездки по России. Записки и путевые письма. - СПб., 1874. - С. 207.
  31. Епископ Ковенский Сергий (в миру Иван Александрович Спасский, 1830-1904) - богослов и агиолог, в будущем архиепископ Владимирский и Суздальский.
  32. Архимандрит Анастасий (в миру Василий Александрович Опоцкий, 1830-1905) - в будущем епископ Олонецкий и Петрозаводский.
  33. Цит. по: Черепица В. Михаил Осипович Коялович. - Гродно, 1998. - С. 172, 173.
  34. Котович И. О православных церквях в городе Кобрине // Виленский сборник. - Вильна, 1869. - С. 159.
  35. ЛГИА. - Ф. 567. - Оп. 1. - Д. 169. - Л. 1.
  36. Там же. - Л. 6.
  37. Там же. - Л. 8.
  38. Дадыкин И. Краткая историческая записка о Виленском реальном училище. - Вильна, 1903. - С. 10.
  39. Там же. - С. 13.
  40. Там же. - С. 14.
  41. Там же. - С. 19.
  42. Цит. по: Вялікае падарожжа Уладзіміра Обручева ў Беларусь // Краязнаўчая газета. - 2007. - № 43.
  43. В. Н. Троцкий (1836-1901) - виленский генерал-губернатор (1897-1901).
  44. Н. А. Сергиевский (1831-1900) - попечитель Виленского учебного округа (1869-1899).
  45. А. В. Белецкий (1840-1907) - публицист, историк образования Северо-Западного края.
  46. Памяти заслуженного преподавателя Виленского Реального училища и члена Виленской Археографической Комиссии Семена Вуколовича Шолковича. - Вильна, 1886. - С. 19-20.
  47. Протоиерей Иоанн Антонович Котович // Вестник Виленского Св.-Духовского братства. - 1912. - № 2. - С. 34.
  48. Павел Осипович Бобровский (1832-1905) - генерал-лейтенант, военный юрист, историк и этнограф.
  49. Антон Семёнович Будзилович (1846-1908) - русский славист и филолог, ректор Юрьевского университета.
  50. Николай Дмитриевич Извеков (1858-после 1918) - русский церковный историк.
  51. Илларион Алексеевич Чистович (1828-1893) - русский церковный историк и писатель.
  52. Константин Васильевич Харлампович (1870-1932) - русский и украинский историк церкви, член-корреспондент Петебургской академии наук, академик Академии наук УССР.
  53. Иван Порфирьевич Филевич (1856-1913) - русский историк и публицист.
  54. Григорий Яковлевич Киприанович (1846-1915) - русский церковный историк и публицист
  55. Протоиерей Плакид Янковский (1810-1872) - польский и русский писатель, историк.
  56. Модест (в миру Даниил Константинович Стрельбицкий, 1823-1902) - архиепископ Волынский и Житомирский, историк и духовный писатель.
  57. ЛЕВ. - 1879. - № 26.
  58. Будущий император Александр III.
  59. Виктор Иоаннович Гомолицкий (1815-1889) - виленский протоиерей, член Литовской духовной консистории.
  60. Андрей Викторович Курганович (1826-1882) - виленский протоиерей, член Литовской духовной консистории, дальний родственник Котовичей.
  61. Александр Ардалионович Левшин (1803-1876) - русский генерал.
  62. Василий Иванович Шпадиер (1815-1890) - генерал от артиллерии.
  63. Гончаров Н. Православно-русские конфессионально-этнические предпосылки становления монархического движения в Северо-Западном крае Российской империи (1865-1906 гг.) // Веснік Магілёўскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя А.А. Куляшова. - Серыя А. - 2014. - № 1. - С. 8.
  64. Черепица В. Очерки истории Православной Церкви на Гродненщине. - Гродно, 2005. - Ч. II. - С. 135, 136.
  65. Августин (в миру Андрей Фёдорович Гуляницкий, 1838-1892) - духовный писатель, в будущем епископ Екатеринославский и Таганрогский.
  66. Иоанн Борзаковский (1806-1884) - виленский протоиерей, член Литовской духовной консистории.
  67. Иоанн Васильевич Шверубович (1835?-1910) - виленский протоиерей, настоятель Пречистенского собора (1893-1907), на этом посту сменил Иоанна Котовича, отец актёра Василия Качалова.
  68. Пётр Павлович Альбединский (1826-1885) - генерал от инфантерии, виленский генерал-губернатор (1874-1880).
  69. Константин Петрович фон Кауфман (1818-1882) - генерал-адъютант, виленский генерал-губернатор (1865-1867), завоеватель Средней Азии.
  70. Василий Фёдорович Ратч (1816-1870) - генерал-лейтенант, военный писатель, историк польского востания 1863-1864 гг.
  71. ЛЕВ. - 1879. - № 48.
  72. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 806. - Л. 1.
  73. Павел Шафарик (1795-1861) - словацкий и чешский славист, поэт, деятель словацкого и чешского национального возрождения.
  74. Вацлав Ганка (1791-1861) - чешский славист, поэт, деятель чешского национального возрождения.
  75. Варфоламей Копитар (1780-1844) - словенский лингвист, один из основоположников славистики.
  76. Михаил Петрович Погодин (1800-1875) - русский историк, писатель, панславист.
  77. Денис Петрович Зубрицкий (1777-1862) - украинский историк, архивист, этнограф, панславист, московофил.
  78. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 806. - Л. 2.
  79. Черепица В. Очерки истории Православной Церкви на Гродненщине. - Гродно, 2005. - Ч. II. - С. 257, 268, 269.
  80. Платон (в миру Пётр Георгиевич Левшин, 1737-1812) - митрополит Московский и Коломенский, церковный историк.
  81. Черепица В. Очерки истории Православной Церкви на Гродненщине. - Гродно, 2005. - Ч. II. - С. 268, 269.
  82. Там же. - С. 270.
  83. Маркиан Семёнович Шашкевич (1811-1843) - украинский писатель, публицист и фольклорист.
  84. Иван Николаевич Вагилевич (1811-1866) - украинский писатель, фольклорист, историк литературы.
  85. ЛННБ. - Фонд Я. Головацкого. - Д. 505. - Л. 1.
  86. ЛННБ. - Фонд Я. Головацкого. - Д. 436. - Л. 1.
  87. Пантелеймон Александрович Кулиш (1819-1897) - украинский писатель, историк, издатель, этнограф и фольклорист.
  88. Адам Киркор (1818-1886) - белорусский и польский историк, издатель.
  89. Михаил Кириллвич Бобровский (1785-1848) - протоиерей, профессор Виленского университета, славист, ориенталист и богослов.
  90. Антоний Тупальский (1769-1848) - протопресвитер, председатель Литовской духовной консистории, соратник Иосифа Семашко.
  91. Антоний Сосновский (1775-1852) - греко-католический каноник брестской капитулы, православный священник в м. Клещели.
  92. Цит. по: Черепица В. Михаил Осипович Коялович. - Гродно, 1998. - С. 104.
  93. Иван Семёнович Каханов (1825-1909) - виленский генерал-губернатор (1884-1893).
  94. Николай Степанович Гонецкий (1815-1904) - командующий Виленским военным округом (1886-1895).
  95. Софья Александровна Левицкая-Леонтьевна (1819-1904) - поэт, переводчик, почётный член Галицко-Русского общества, псевдоним "Русская солдатка".
  96. Святитель Георгий (в миру Григорий Осипович Конисский, 1717-1795) - архиепископ Могилёвский и Мстиславский, философ, богослов и писатель.
  97. Василий (в миру Бенедикт Стефанович Лужинский, 1791-1879) - архиепископ Полоцкий и Витебский, соратник митрополита Иосифа (Семашко).
  98. Николай Фёдорович Морозик (1852- после 1913) - белорусский поэт, проповедник-моралист.
  99. Святитель Филарет (в миру Фёдор Георгиевич Амфитеатров, 1779-1858) - митрополит Киевский и Галицкий.
  100. Пр.І.К. Торжества к 50-летию воссоединения // Литовские Епархиальные Ведомости. - 1889. - № 24-25.
  101. Цит. по: Черепица В. Михаил Осипович Коялович. - Гродно, 1998. - С. 190.
  102. Там же.
  103. Там же. - С. 203.
  104. Там же. - С. 211.
  105. Проводы Платона Николаевича Жуковича. - Вильна, 1891. - С. 30.
  106. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 806. - Л. 3, 4.
  107. Российский государственный архив литературы и искусства (далее - РГАЛИ). - Ф. 1755. - Оп. 1. - Д. 4.
  108. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 806. - Л. 5, 6.
  109. Там же. - Л. 7, 8.
  110. Там же. - Л. 9.
  111. ОР РНБ. - Ф. 377. - №. 1454. - Л. 1, 2.

На галоўную старонку