На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

(Продолжение. Начало в № 1(26), 2016 г.)

Глава IX. Дивинский протоиерей Фома Антонович Котович.

Второй сын священника Антония Онуфриевича Котовича - Фома родился в 1841 году в Черевачицах. Окончил в 1857 году Кобринское духовное училище, а в 1863 - Литовскую духовную семинарию. И в училище, и в семинарии его учили те же учителя, что и брата Ивана. Только в 1860 году ректором семинарии стал архимандрит Иосиф (Дроздов). Историк Николай Извеков писал о нём: "В семинарии Литовской преподавал догматическое богословие. Как ректор, он отличался неутомимою деятельностью. При нём была капитально перестроена семинария и устроено газовое освещение. Он отличался большою добротою души и снисходительностью к подчиненным, с любовью относился к наставникам и старался выдвигать их перед начальством, с участием относился к их нуждам. Но за то он был врагом всякого рода ссор и кляуз, и ничто его так не огорчало, как мелкие дрязги. В частной жизни он отличался большою патриархальностью и простотою. Уже будучи викарием [епископом Ковенским. - Авт.], он не чуждался наставников и часто запросто посещал их и проводил время в дружеской беседе с ними".1

Бусяжская Успенская церковь. 1773 г.
Бусяжская Успенская церковь. 1773 г.

После окончания духовной семинарии Фома Котович работал надзирателем в Виленском духовном училище. В 1865 году его рукоположили во священника церкви села Бусяж Слонимского уезда. Каменная Свято-Успенская церковь была сооружена в 1779 году на средства Берёзского картузианского монастыря, который владел тогда селом.

Отец Фома был также наставником и законоучителем Бусяжского народного училища, которое располагалось в особом доме, принадлежавшем причту. В училище обучалось тогда 47 мальчиков.

В 1866 году Фому Котовича перевели в село Андроново (в пяти верстах от родных Черевачиц). Деревянная Свято-Покровская церковь была сооружена в 1775 году. Село Андроново было родовым гнездом польских дворян Андроновских, которые в 1854 году продали его ярому поляку-католику Феликсу Баньковскому. Так, что можно предположить, что нести свой пастырский долг Фоме Котовичу в Андроново было довольно сложно. Однако у его отца Антония Котовича возник конфликт с волостным начальством, поэтому он был вынужден в 1872 году поменяться приходами со своим сыном. Фома Котович служил в родной Черевачицкой церкви девять лет.

В 60-е годы XIX века на приходское духовенство была возложена обязанность - обучать крестьянских детей грамоте в церковно-приходских школах. В Черевачицах, как и в Бусяже, и Андроново, отец Фома много времени и сил уделял делу начального образования простого народа. Работая законоучителем и часто просто учителем в народных училищах, он видел все трудности и проблемы обучения в сельских школах. Очень вероятно, Фома Котович написал статью "Обстоятельства неблагоприятные для преуспеяния Черевачицкого народного училища Кобринского уезда, Гродненской губернии, за 1870, 1871 и 1872 годы" (ЛЕВ, 1874, № 9), посвященную этим проблемам и подписанную криптонимом "N.N.". В статье читаем: "Очень часто приходится слышать, что дело обучения в наших народных школах, вообще идёт туго и далеко не оправдываются возлагаемые на них надежды. Причины малоуспешности объясняются различно. Народные учителя, находящиеся в непосредственном отношении к народу и школе, конечно, могли бы, указавши те или другие стороны училищного быта, открыть много причин, тормозящих дело обучение. Тогда открылось бы это разновременное, в продолжение почти всей учебной зимы, поступление учащихся в школу, не аккуратное посещение ими классов, не своевременное восполнение и исправление крестьянами нужд училища и т. д., едва ли не составляет общее зло народных школ, парализующее успехи грамотности. Этого же зла не избегло Черевачицкое училище". И в дальнейшем Фома Котович писал статьи в "Литовские Епархиальные Ведомости", часто - под криптонимом "К.".

С появлением в родном селе Фомы Котовича конфликт между черевачицким настоятелем и Прусковским волостным правлением не уладился. Об этом конфликте говорится в письме священника гродненскому губернатору А.Е. Зурову.2

Его Превосходительству
Господину Начальнику Гродненской Губернии
Священник Черевачицкой Церкви, Кобринского уезда

Докладная записка

Прусковское Волостное правление, Кобринского уезда, 1-го Мирового участка, обратилось 12 истекшего Декабря месяца за № 623, к Черевачицкому Благочинному, Священнику Степанковской Церкви Феофилу Павловичу, с официальным упреком и оклеветанием меня в том, что якобы я вовсе, отказал моим прихожанам в выдаче метрических выписей с их рождении, на предмет внесения таковых в посемейные списки, и далее прямо назвал это требование "прихожан: незаконным". Первого рода упрёк, фактически опровергается тем, что я всегда выдавал требуемые выписи и свидетельства всех без исключения, лично обращавшихся ко мне за таковыми, и не выдавал лишь тем, которые требовали на чужое имя: и это я делал во избежание возможной ошибки и недоразумений. Так, в начале Декабря месяца ко мне приходили сельские старосты для выдачи их обществам метрических выписей о рождении; тогда же я им прямо сказал, что бы за выписями метр. приходили сами домохозяева, коим известны все лица их семейств, а также, когда и где, в какой церкви они крещены и где записаны. Суховчицкий сельский староста Данило Григорьев Савчук, тогда же мне сказал, что это делают они по требованию писаря их Василевского, и что тот приказал "непременно принести от меня такую бумагу, в которой бы я вовсе отказывался от выдачи метрических выписей". О действительности выдачи метрических выписей прихожанам, - получивших таковые, могут подтвердить присягой. Тоже видно из журнала исходящих бумаг по Черевачицкой церкви. Кроме того, когда я, вследствие требования от меня о. Благочинным по этому делу объяснения, двукратно и официально обращался в Прусковское волостное правление с просьбою разъяснить: кому именно из крестьян я не выдавал метрик и при ком называл это дело не законным, то, не смотря на данное мне Прусковским волостным Старшиною обещание почтить меня ответом. Оное правление оставило вовсе без ответа моё справедливое требование, очевидно сознавая всю несостоятельность возведенной на меня клеветы. Таким образом, не Волостное Правление, а писарь Василевский затеял против меня гнусную клевету. Но клевета Писаря Василевского, будто бы я называю распоряжение Высшего Епархиального Начальства, пропечатанного в Октябре месяце, в № 40 Литовских Епархиальных Ведомостей, о выдаче справок из метрических книг, - делом незаконным, имеет для меня совсем другой смысл и другое значение. Писарь Василевский, очевидно, называет меня противником распоряжений Высшей власти и ложным истолкованием ея действий и постановлений пред крестьянами. Это официальная клевета столь тяжела и обидна, что я считаю долгом своей чести и совести сказать в своё оправдание несколько слов и доказать всю низость этой клеветы. Начав свою службу при покойном Графе М.Н. Муравьёве в г. Вильне в светских должностях на поприще народного образования, я не раз удостаивался слышать из уст покойного Графа лестные для меня отзывы о моей служебной деятельности и неоднократно был удостаиваем разных наград. Затем посвятив свою деятельность духовному служению, я и одним действием не подал повода заслужить какой-либо упрёк моему служению, за которое я получал и награды и выражения благодарности; что видно из моего послужного списка. А тем более, никогда и никем не был заподозрен в служебной неблагонадежности и противодействии распоряжениям высшей власти, которыя я всегда уважно исполнял.

Почему ли писарь Василевский решился на такую дёрзкую и в официальных бумагах клевету на меня в том, в чём я чувствую себя совершенно невинным? Это поступок писаря Василевского объясняется лишь тем обстоятельством, что он, писарь Василевский, враг всего вообще Православного духовенства, способный на всякое низкое дело, лишь бы повредить ему. Таким вообще издавна знает его местное духовенство. И не только сам ненавидит духовенство, но и всеми мерами и способами старается проводить и развить ненависть к духовенству и в массе простого народа, и таким образом производить пагубную вражду и разлад между сословиями. А если принять во внимание тот общеизвестный факт, что писарь Василевский совершенно захватил всё крестьянское управление и стал полновластным Управителем Прусковского волостного правления, то становится ясным, каков страшный нравственный вред производит на своём посту писарь Василевский. Так, по его интригам, возникло в 1871 году дело по жалобе крестьян против достойного и заслуженного Протоиерея Антония Котовича, б. Настоятеля Черевачицкой церкви, прослужившего более 35 лет верою и правдою в сане Священника. В этом деле, на служебном разбирательстве, более смелые и решительные крестьяне заявляли, что на жалобу их подвигал и подвигает писарь Василевский, отказывающийся по приглашению комиссии дать очные ставки крестьянам, сказавшийся больным и, по приходе комиссии с понятыми в волостное правление, заперший двери и не впустивший оную в свою квартиру; о чём тогда же был составлен комиссиею акт. И настоящая официальная клевета Писаря Василевского на меня есть следствие и новое доказательство его непримиримой вражды и ненависти к духовенству. Мало того, Г. Василевский позволяет себе вторгаться в дела совсем не канцелярского ведомства: так, чрез Черевачицкого церковного старосту, Луку Антипоровича, в Сентябре месяце, на волостном сходе, при снятии отчётности с прежде бывшего старшины Осипа Волосюка, Г. Василевский потребовал к себе для освидетельствования денежный церковный сундук и на рассмотрение церковные документы. Когда же означенный староста, сознавая всю незаконность такого требования, сказал, что таковыя дела представляются для освидетельствования духовному Начальству, то разгневанный Г. писарь публично вскричал: "ты таков, выбирайте нового старосту".

Ваше Превосходительство! Достаточно уже вынесло местное духовенство всякого рода оскорблений, недостойных интриг и выходок со стороны Василевского. С грустью смотрит оно на подготовленный писарем разлад его с народом, и ждёт и надеется, что мудрость и правосудие Вашего Превосходительства положит конец такому прискорбному порядку вещей.

№ 31
31 января 1875 г.
С. Черевачицы

Настоятель Черевачицкой Церкви
Священник Фома Котович3

Как видно из письма, волостное начальство продолжало натравливать крестьян на православное духовенство. Отношения между сельскими священниками и их паствой были непростыми. Много причин содействовало этому: забитость крестьян, малообразованность священников, обюрокрачивание церкви, пережитки униатства и т. п. Кроме того, пореформенное крестьянство было под сильным влиянием мировых посредников и волостного начальства. Мировые посредники (в большинстве польские помещики) в Северо-Западном крае играли очень важную роль. В отсутствии там земств мировые посредники исполняли их функции: занимались распределением земли крестьянам после реформы 1861 года, материальным обеспечением сельских народных училищ и т. д. Так, жандармский офицер А.М. Лосев писал в апреле 1863 года виленскому генерал-губернатору Назимову:4 "На крестьян надежда плохая: это стадо баранов, а пастухи этого стада - посредники [мировые - Авт.], старшины и писари - как известно, первые пропагандисты революционной идеи".5

Сидят (слева направо): о. Иулиан Антонович Котович, Мария Ивановна Котович (урожд. Теодорович), о. Иоанн  Антонович Котович, Анна Степановна Теодорович, о. Фома Антонович Котович. Дети: Ольга Владимировна Геппенер, Дмитрий Борисович Котович, Александра Владимировна Геппенер. Стоят: о. Василий Антонович Котович, Лидия Никаноровна Котович, о. Борис Иванович Котович, о. Никанор Антонович Котович, Владимир Константинович Геппенер, Екатерина  Ивановна Геппенер, Софья Ивановна Казакина (урожд. Теодорович), Георгий  Юлианович Котович. (Вильна, 1909, 70-летие протоиерея Иоанна Котовича).
Сидят (слева направо): о. Иулиан Антонович Котович, Мария Ивановна Котович
(урожд. Теодорович), о. Иоанн Антонович Котович, Анна Степановна Теодорович,
о. Фома Антонович Котович.
Дети: Ольга Владимировна Геппенер, Дмитрий Борисович Котович,
Александра Владимировна Геппенер.
Стоят: о. Василий Антонович Котович, Лидия Никаноровна Котович,
о. Борис Иванович Котович, о. Никанор Антонович Котович,
Владимир Константинович Геппенер, Екатерина Ивановна Геппенер,
Софья Ивановна Казакина (урожд. Теодорович), Георгий Юлианович Котович.
(Вильна, 1909, 70-летие протоиерея Иоанна Котовича).

Со временем этот конфликт не угас. Фома Котович писал в статье "С натуры" (ЛЕВ, 1879, № 1): "Но вот избирается новый грамотный старшина А. Ц. и новый грамотный же церковный староста С. С. Да и писарь уже не тот; переменили; уж больно надоел всем. С переменой лиц, казалось, должны бы перемениться и действия волостного правления и отношения его к соседям и другим посторонним лицам, тем более, что во главе волостной и приходской общины стали лица грамотные. Но вышло не так. Иль действиями его заправляет какая-нибудь невидимая рука, иль уж на роду написано Прусковскому волостному правлению идти раз уже проторенной дорожкой и стараться забрать всех и всё в свои руки. Раз как-то мне пришлось изведать на опыте, что оба выборные начала - церковно-приходское и волостное сошлись и затевают совокупными силами что-то не ладное в отношении церкви, церковному имуществу и лицам церкви соприкосновенным. Однажды, осенью 1877 года, в присутствии и. д. псаломщика, слышу, что новый церковный староста в моём доме, за вечерним чаем говорит следующее: "батюшка, мне все говорят и в деревнях и сходках, что я тут начальство и над церковью и над батюшкой и над всеми". - "Хорошо, любезный; вот скоро нужно везти книги о. благочинному; как начальство, свези сам и хорошенько расспроси у о. благочинного о своих правах и обязанностях: а то мне, пожалуй, не поверишь". Настало время, - свёз книги, и, возвратившись, первым долгом счел извиниться предо мною: "не знал хорошо, что делал и говорил батюшке", сказал он. Слава Богу, думаю; человек он грамотный и добрый, уже не поддастся разным подстрекательствам, сам узнал дело, и других урезонит, а за тем незаконные претензии сами собою прекратятся. Ан - нет! Недавно, нынешней осенью церковный староста, в присутствии того же и. д. псаломщика, рассказывает, иль вернее жалуется мне, что волостные власти не дают ему своими претензиями и вмешательствами в дела церкви: "я боюсь, батюшка, канцелярия не далеко; я боюсь, как бы иногда в отсутствии Вашем, при помощи попечителей, не забрали церковный денежный сундук и чего не сделали", так как и говорят: "церковь наша, поп наш, староста наш, - да и гроши, что в церкви, наши". ( ...) Избавиться от подобных отношений часто не помогут: ни умственное развитие священника, ни его энергия, ни усердие к храму и делу проповеди, долженствующее возвысить пастыря в глазах пасомых, ни его заботливость о благе паствы. Напротив, иной раз всё это перетолковывается в другую сторону. Тупое невежество, соединенное с ненормальным понятием о своём я и нередко индифферентизмом ко всему святому, что теперь не новость в среде наших писарей и др. лиц, заправляющих делами волости согласно своим видам, способно с презрением относиться к указанным качествам священника, ставят ему преграды на каждом шагу и даже наносят существенный вред его имени и благосостоянию".

Это продолжительная война снова закончилась не в пользу священника: в 1881 году Фома Котович вынужден был поменяться приходами со своим швагром, священником Берёзской церкви Кобринского уезда Павлом Михаловским. Село Берёза находится недалеко от Черевачиц: всего в восьми верстах. Деревянная Крестовоздвиженская церковь была построена в 1864 году, на месте сгоревшей, в традициях народной архитектуры с чертами классицизма. Церковь была богата и церковной утварью, и иконами, поскольку об её благоустройстве заботились император Александр II и виленский генерал-губернатор, граф Михаил Муравьёв.

Дивинская Успенская церковь. Арх. Н. Котович.
Дивинская Успенская церковь.
Арх. Н. Котович.

Не знаем точной причины, но в 1889 году отец Фома перевёлся в Дивинскую Успенскую церковь. Местечко Дивин Кобринского уезда находится среди полесских болот - тогда на южной границе Гродненской губернии. Думается, что священнику не хотелось ехать в эту нездоровую местность. Наверно, вынудил какой-то конфликт в Берёзе. Дивин известен с XVI века как местечко Брестского воеводства Великого Княжества Литовского. С 1642 года оно имело даже статус Магдебургского права, который впоследствии потеряло. Историк Николай Извеков даёт такое описание прихода Фомы Котовича: "Дивинский Успенский - Кобринского благочиния. Церковь утварью достаточна. Земли 275,5 десятин, из коих пахотной 63 д., сенокосной 53 д., под зарослями и болотами 153 десятин. Причтовые помещения имеются. Есть две приписные церкви, из коих 2 утварью недостаточные. Дворов 265. Прихожан муж. пола 1057 и женского - 1085".6 Многие исследователи отмечали, что дивинцы - люди очень религиозные и добрые. В 1878 году в небольшом местечке было 2490 жителей, синагога, Успенская и Пятницкая православные церкви. В Дивине были принято проводить крестные ходы из одной церкви в другую. Вот как описал Фома Котович празднование в Дивине 50-летия воссоединения греко-католической церкви с православной в газетной статье: (ЛЕВ, 1889, № 32-33.)

М. Дывин (Кобринского уезда). Торжественно отпраздновали 50-летие воссоединение униатов в м. Дывине. Накануне в обоих приходских церквах - Успенской и Пятницкой была заупокойная обедня по всем почившим виновникам воссоединения в присутствии учеников народного училища в Успенской церкви. Вечером, накануне 8-го числа июня, в Успенской церкви началась всенощная с литиею, продолжавшаяся до 8 часов утра, в 9 ч. в Пятницкой ц. началась обедня, а в 9 ? - в Успенской. По окончании обедни в Пятницкой ц. настоятель оной пришёл в Успенскую ц. с крестным ходом ко времени причастия, где по окончании обедни и речи, сказанной настоятелем, начался священниками молебен, и затем с пением тропаря нерукотворному Спасу вышел крестный ход, направляясь через базарную площадь и Кобринскую улицу в древнюю Пречистенскую церковь, где отслужили литию и прочитали евангелие. По выходе из этой церкви на её большом погосте совершён был водосвятный молебен, после чего крестный ход, обойдя кругом Пречистенскую церковь, по Кобринской улице направился в Пятницкую церковь, где отслужена была лития и прочитано св. евангелие, провозглашено положенное многолетие, освящены венки и зелия; обойдя вокруг церкви, крестный ход направился обратно в Успенскую церковь, где окончили молебен коленопреклоненно благодарственною молитвою, многолетием и целованием креста. Книжки, иконы и крестики были розданы в обоих церквах во время всенощной. Звон был целодневный. Такого торжества уже более 30 лет не было, говорили крестьяне. Народ торжествовал и не скрывал удовлетворения, что молодые батюшки устроили такой праздник.

К.

Крестьяне этого южного региона Брестского Полесья жили очень бедно, так как в болотистом крае не хватало пахотной земли. Занимались они, в основном, скотоводством. Кроме того, окружающие болота были источниками различных болезней, особенно - туберкулёза. Поэтому мелиорация этих земель была жизненной необходимостью. Честный и заботливый пастырь Фома Котович не мог оставаться в стороне от этой насущной проблемы. Он писал письма во всевозможные государственные инстанции с просьбами о помощи в деле мелиорации Полесья.

Его Высокопревосходительству Господину
Министру Государственных Имуществ
Литовской Епархии, Гродненской губернии, Кобринского уезда Священников церквей Дивинской, Успенской и Пятницкой, Хабовичской, Новоселковской, Верхолеской и Крупчицкой.

ПРОШЕНИЕ

Летом 1891 года Г.г. Инженеры прошли и нивелировали всё пространство болот в пределах вверенных нам приходов с целью проведения среди наших Полесских болот 52-х верстный канал от Дивинского озера Любань до Днепровскобугского канала по р. Тростянице, впадающей в р. Мухавец с левой стороны ниже плотины № VI Савицкой. По заявлению Г.г. Инженеров падение вод в этом направлении признано достаточным для осушки всех сопредельных означенному каналу болот.

Известие о прорытии канала в означенном направлении встречено было нашими прихожанами и всем народонаселением нашего Полесья искреннею благодарностью Правительству и помещице имения Дивин Г-же Ягмин за их жертвы на это дело. Действительно, 52-х верстное прорытие канала из озера Любань в вышеозначенном направлении имеет чрезвычайно важное и благодетельное значение на благосостояние прихожан вверенных нам приходов. Болота в этом направлении занимают целые десятки вёрст в длину и ширину; пастбища и сенокосы все почти под водой, и в мокрые годы остаются без всякой пользы для землевладельцев. Для нескольких возов сена-осоки крестьянин со своим семейством должен по пояс в стоячей и гнилой воде работать всё лето и осень. От того у нас тифозные и другие простудные болезни; от того же вечная грязь и нищета в нашем народе. Крестьянин, наш прихожанин, заброшенный среди болот, редко посещает церковь. В мокрые годы, а также весною, осенью, часто и зимою невозможно и нам пастырям, посещать прихожан и влиять на них пастырским собеседованием и заведением школ; от того у нас ещё много неграмотного народа.

При постепенном увеличении народонаселения у нас уже замечается недостаток удобных для обработки земель; при осушке же наших болот освободится от излишней влаги много удобной земли, а это будет великим благодеянием для нашего крестьянина землевладельца. Сами крестьяне сознают это и сами уже задумываются проводить канавы от предполагаемого канала к своим землям для осушки смежных болот.

Прорытие означенного канала будет иметь благодетельное влияние на положение причтов наших церквей, так как при этом осушится много причтовых болотных земель.

Таково благодетельное значение для всего нашего Полесья от прорытия вышеозначенного канала.

В настоящем 1892 году предполагаемые и всеми крайне ожидаемые работы по прорытию означенного канала по осушке наших болот не начинались. Дело столь важное замедлилось вследствие бесплодной переписки между Начальником Брест-Литовского Отделения Ковенского Округа Путей Сообщения и самим правлением Ковенского Округа Путей Сообщения. Посему, в виду чрезвычайного благодеятельного значения для народонаселения нашего Полесья прорытия канала из Дивинского озера Любань по р. Тростянице до р. Муховца, осмеливаемся всепокорнейше просить Ваше Высокопревосходительство обратить милостивое внимание на наше прошение и сделать свое зависящее распоряжение и о направлении канала из озера Любань по Тростянице до р. Муховца; и о таковом благом распоряжении почтить нас уведомлением.

Дивинской Успенской церкви Священник Фома Котович
Дивинской Пятницкой церкви Священник Симеон Бегаллович7
Новоселковской Свято-Михайловской церкви Священник Платон Станкевич
Верхолеской Свято-Николаевской церкви Священник Иосиф Корнатовский8
Крупчицкой Церкви Священник Никанор Котович
Священник Хабовничской церкви Михаил Григорович9
1892 г. Декабрь 30 дня
м. Дивин10

После тяжелейшего лета 1913 года, когда Полесье залили дожди, и крестьянам из-за недостатка кормов пришлось резать скот. Священники Фома Котович и Игнатий Малевич обращаются к губернскому инженеру-гидротехнику В. Г. Габерману с письмом, в котором пишут о необходимости мелиорации Полесья для поднятия благосостояния местных крестьян.

Милостливый государь Виктор Генрихович!

В настоящей бедственном положении наших прихожан, крестьян-земледельцев м. Дивина, окрестных сел и деревень южной, полесской части Кобринского уезда Гродненской губернии, мы решились обратиться к Вам с просьбою о помощи. Наши крестьяне-земледельцы немного имеют удобной для землепашества земли, потому что кругом расположены обширные, в несколько десятков тысяч десятин болота. В последнее время при сильном приросте населения, урожай наших пахотных земель, не смотря на усиленное удобрение, даже в урожайные сухие годы, не в состоянии прокормить местное и окрестное население, привозной хлеб и жизненные продукты доставляются нам из г. Кобрина и других вокзалов и торговых пунктов. В дождливые годы, как прошлый и настоящий 1913 г., урожай хлебов и картофеля на наших полях от мочи и воды погиб и пропал. Теперь население наших мест уже с осени покупает привозной хлеб и продукты. Главную поддержку и подспорье в своём хозяйстве крестьяне имели в больших сенокосах и скотоводстве. В сухие и средние годы болотные сенокосы скашивались почти все и там же на ближайших островах веретиях (?) складывались в стога, чтобы зимою по льду свозить домой на корм скоту. До настоящего времени земледельцы, пользуясь болотными сенокосами, разводили скот, и избыток его сбывали в другие местности. В последние два года от беспрерывных дождей болотные сенокосы остались не убранными, крестьяне вынуждены продавать за бесценок свой скот: нечем прокормить его.

Вся беда от излишней воды: она покрыла в настоящее море все болота и много пахотных полей; сравнялась с уровнем прокладенных почтовых и других дорог и испортила их до невозможности проехать, так что почти прервано сообщение с соседними городами и местечками. Водопроводы и каналы: Белозерский и Ореховский мелки и узки; не в силах впитать воду нашего Полесья; канавы и небольшие рвы заросли и обмельчали, - недостаточны для осушки наших болот. Мало того: из перенасыщенных водою каналов и рвов и от напора ( ...) воды, она изливается на соседние поля, леса и сенокосы; отчего там всё гибнет и пропадает.

Будь осушены наши полесские болота, сколько десятков тысяч десятин оказались бы удобной луговой и пахотной землей. Скотоводство поставлено было на твёрдом основании, и в привозном хлебе наши крестьяне не нуждались бы. Был бы избыток хлеба и жизненных продуктов, как было в прежние сухие годы; а теперь одно горе и ( ...) нашим крестьянам-земледельцам. Привозной хлеб и продукты от бездорожья поднялись в цене свыше 35-40 коп. с пуда против ( ...) их в Кобрине, м. Городец и других местах.

К Вам, как Губернскому Инженеру-гидротехнику, мы обращаемся с покорнейшею просьбою: примите меры к осушке наших полесских болот. Осушка болот с устройством осушительных канав и каналов и, если можно, соединение Дивинского озера "Любань" с Днепровско-Бугским каналом, не говорим уже крайне необходимом для проведении шоссейной дороги из г. Кобрина в м. Дивин, значительно подняли бы благосостояние нашей местности и было бы спасительною мерою в настоящем критическом положении жителей м. Дивина и окрестных сёл и деревень.

Будьте же добры, помогите нам!

Дивинской Свято-Успенской церкви Протоиерей Фома Котович

Дивинской Пятницкой церкви Священник Игнатий Малевич

1913 год
Декабрь 23 дня
м. Дивин
Кобринского Уезда11
Дивинское озеро.
Дивинское озеро.

Возможно, постройка канала способствовала бурному развитию Дивина в конце XIX века. К 1897 году его население увеличилось в полтора раза. В местечке открылась сельская лечебница, почтовое отделение. Развивалась торговля и мелкая промышленность: было два хлебозаготовительных магазина, 15 мелких магазинов, маслобойня, 14 мельниц, 6 ярмарок в году.

И в Дивине Фома Котович продолжал активную педагогическую деятельность. С 1891 года он был заведующим и законоучителем Оссовской церковно-приходской школе, а также - Дивинской женской церковно-приходской школы. За этот тяжёлый труд получал всего 40 рублей в год за каждую школу.

В 1896 году, в связи с коронацией императора Николая II, были произведены массовые награждения, Фому Котовичу наградили орденом св. Анны 3-й степени, в том числе и за активную педагогическую деятельность.

Братья-священники Котовичи старались встречаться на различных церковных торжествах. Так, недалеко от Дивина (14 вёрст) в селе Хабовичи помещик Леонид Алексеевич Ган построил новую церковь. 12 июля 1899 года храм освятил виленский протоиерей Иоанн Котович с соучастием двенадцати соседних священников. Отец Фома Котович пришёл на освящение из Дивина крестным ходом с 1000 своих прихожан. После освящения церкви крупчицкий священник Никанор Котович сказал проникновенную речь. Думается, что в освящении участвовал и четвёртый брат, озятский священник Василий Котович.

Ещё в 1879 году в виду ветхости деревянной Дивинской Успенской церкви её прихожане подали прошение о строительстве новой церкви. Однако вопрос долго не решался. На плечи Фомы Котовича легло строительство новой церкви. Проект церкви в неорусском стиле бесплатно сделал его племянник молодой архитектор Николай Котович. В 1901 году церковь была освящена. На торжество освящения в Дивин приехали все братья-священники Котовичи.

6 мая 1908 года безупречное 40-летнее священническое служение отца Фомы Котовича было отмечено саном протоиерея. В то время епископ Гродненский Михаил (Ермаков) совершал ревизию церквей Кобринского уезда. 18 мая в Кобринском Александро-Павловском соборе владыка Михаил возвел в сан протоиерея Фому Котовича. 27 мая владыка посетил и Дивин, возглавив там крестный ход из Пятницкой церкви в Успенскую. Отметим также, что отец Фома был членом Гродненского Софийского братства, которое вело большую просветительскую и благотворительную деятельность.

Летом 1915 года немецкая армия прорвала фронт возле Варшавы и начала стремительное наступление в направлении Полесья. Там началась массовая эвакуация православного населения вглубь России. Православные священники были обязаны не только сами эвакуироваться, но вывезти в тыл всю церковную утварь, включая колокола, метрические книги т. д. Конечно, Фома Котович вместе с семьёй эвакуировался. Но куда?

Согласно плану эвакуации жители Кобринского уезда направлялись в Калужскую и Тамбовскую губернии. Там мог бы оказаться и отец Фома с семьёй.

Умер Фома Антонович Котович 23 августа 1919 года. Причина и место смерти нам не известны. Этому могли содействовать и последствия революции и гражданской войны: террор, голод, болезни...

Мало сведений имеем о семье отца Фомы Котовича. Он женился на Юлии Константиновне Теодорович, которая был дочкой протоиерея Зеловской церкви Кобринского уезда Константина Теодоровича (1805?-1878). У супругов была единственная дочь Агафья Фоминична Котович (1868-1926), которая имела четверых детей: Николая, Георгия, Всеволода и Клавдию.

Примечания

  1. Извеков Н. История Литовской духовной семинарии. - Вильна, 1892. - С. 174.
  2. Александр Елпидофорович Зуров (1837-1902) - генерал-лейтенант, санкт-петербургский градоначальник (1878-1880).
  3. НИАБГ. - Ф. 1. - Оп. 15. - Д. 725. - Л. 1, 2.
  4. Владимир Иванович Назимов (1808-1874) - виленский генерал-губернатор (1858-1863).
  5. Цит. по: Долбилов М. Полонофобия и русификация Северо-Западного края (1860-е гг.) (статья помещена на сайте: http://www.studfiles.ru/preview/4299406/).
  6. Извеков Н. Статистическое описание приходов Литовской епархии. - Вильна, 1893. - С. 139.
  7. Симеон Феодорович Бегаллович (1857- после 1933) - протоиерей, в будущем кобринский благочинный.
  8. Иосиф Корнатовский (1825-1893) - православный священник.
  9. Михаил Григорович (1853-1896) - православный священник.
  10. Пинский музей Белорусского Полесья. - Н/В. 4034/12.
  11. Пинский музей Белорусского Полесья. - Н/В. 4034/17.

На галоўную старонку