На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

Глава XV. Друскеникский священник Иулиан Антонович Котович.

О пятом сыне протоиерея Антония Онуфриевича Котовича - Юлиане известно не очень много. Он родился в 1862 году в Черевачицах. Юлиан учился сначала в Виленской мужской гимназии, а затем - в Литовской духовной семинарии, которую окончил в 1884 году, 16 апреля 1885 года был назначен псаломщиком Снитовской церкви Кобринского уезда, а 29 июля перемещён к Новоберезовской церкви, Бельского уезда.

10 августа 1889 года Иулиан Котович был рукоположен во священника к Деревненской церкви Слонимского уезда. Деревянная Свято-Троицкая церковь была построена в 1836 году владельцем имения Деревная графом Тиманом.

С 30 октября 1889 года отец Иулиан работал также законоучителем Деревненского народного училища, в котором в 1892 году училось 62 мальчика и 1 девочка. Деревненский священник активно содействовал созданию в местечке в 1895 году женской школы грамоты.

Деревненская Троицкая церковь (1836).
Деревненская Троицкая
церковь (1836).

Историк Николай Извеков1 так описал этот приход: "Деревненский - Слонимского благочиния. Церковь утварью достоточна. Причта: 1 священник и 2 псаломщика. Земли 239,5 д., из коих пахотной 108 д., сенокосной 13,5 д., под лесом 94 д. и неудобной 14 д. Причтовые помещения имеются. Есть 1 приписная церковь, очень бедная утварью. Дворов 451. Прихожан муж. пола 1867 и женского - 1825".

Под влиянием своих братьев Иулиан Котович интересовался историей, собирал древности. Когда в 1893 году готовился очередной IX Археологический съезд в Вильне, в подготовке и проведении которого большую роль сыграл его брат, виленский протоиерей Иоанн Котович, то настоятель Деревненской церкви писал в комитет по устройству съезда, что "среди гор, - неподалеку от местечка [Деревная. - Авт.] есть какая-то искусственная высокая насыпь, похожая на городище и занимающая пространство около ½ десятины. Преданий не сохранилось". Сообщает также, что знает про три древних рукописных Евангелия: а) в Рыболах, где священствует Юлиан Михаловский (рукопись XIV в., если не раньше), б) в с. Камень-Шляхетский Кобринского уезда, священник Павел Александровский и в) с. Косичи Брестского уезда священник Иоанн Савицкий. В коллекции деревненского священника хранились мелкие вещи: 1) иконка "Лобзание Иуды И. Христоса", найдена им в Сынковицком храме, 2) медный складень найден в Гродно на берегу Нёмана и передан жандармским унтер-офицером Исидором Добрияном, 3) другой формы, найден в 1853 году в м. Деревной на священническом огороде, сыном священника Фавстом Говорским, 4) латинский медальон, полученный от священника Милькановичской церкви Иоанна Теляковского, 5) частица загадочного камня, 6) частица янтаря, 7) монета, найдена в поле, возле Сынковичского храма, 8) куски кирпичей, найденных на городище у д. Збочной, 9) осколки глиняной посуды, найденные там же, 10) кольцо из неизвестного металла, 11) две каменные плитки, найденные там же при покойниках, 12) часть медного панцыря, 13) стальной топор (неочищенный), найденный в пруду, 14) шесть каменных топоров неолитического периода, 15) глиняные бусы. Свою коллекцию Юлиан Котович привёз на заседание подготовительного комитета.

Интересно письмо2 Иулиана Котовича старшему брату, протоиерею Иоанну Котовичу, который, будучи редактором "Литовских Епархиальных Ведомостей", предлагал младшему брату писать статьи в его газету.

23-24 мая 1896 г.
Деревная

Дорогие Родные!

Поручение подробно описать встречу Владыки Иеронима в Слониме и в других местах могу исполнить лишь отчасти, т. к. я не мог быть везде и все видеть и слышать и ещё потому, что такое описание, как мне передал о. благочинный, готовится о. Голенкевичем. Пока ограничусь одной Деревной.

О том, что Владыка Иероним будет именно в Деревной, стало известно лишь в Слониме 13 мая, когда первоначально составленный маршрут обозрения церквей был изменен, и по новому маршруту обратный путь Владыки был направлен из Жировиц в с. Шиловичи на Деревную, Горку, Роготну, Дворец и Новоельню (ст. Пол. ж. д.). Известие это, признаться, сначала смутило нас, как непредусмотренное первоначальным маршрутом, но потом смущение это сменилось даже радостию, так как мы имели возможность видеть у себя настоящего Владыку, которого с таким сожалением проводила Тамбовская паства, и с такой радостью встретила Литовская. От нас сделано было всё возможное, чтобы приём вышел по возможности торжественней. Несмотря на это, Церковь приняла праздничный, торжественный вид. Главные ворота церковной ограды были убраны флагами и венками, от этих ворот вплоть до церковной паперти дорога была по обе стороны высажена берёзками, парадное крыльцо церкви было изящно декорировано гирляндами из дубовых листьев и венками из зелени и цветов, усердием местных крестьянок. Эта зелень и эти цветы особенно прекрасно смотрелись на белом фоне церковных стен и крыльца. День был тогда великолепный, солнечный. Уже с самого утра народ собрался из дальних и ближних деревень, чтобы видеть Владыку. Были собраны ученики их народного училища и школ грамоты. В 11 часов утра прибыли первые вестники Владыки - свита его и местный благочинный, а затем, спустя полчаса, звон колоколов возвестил о приближении Владыки. У ворот он был встречен с хлебом и солью - от крестьян Деревненской волости и от прихожан Деревненской церкви. Благословив то и другое Владыка, сопровождаемый о. (Ключарем) и священником Шиловичской церкви о. Павлом Синевым, среди хоругвей и икон направился к церкви, при чём, женщины и дети усыпали путь его цветами и зеленью. Когда он облачился в мантию и поцеловал крест, я ему сказал следующее:

"Ваше Высокопреосвященство,
Всемилостивейший Архипастырь и Отец!

В числе немногих церквей, которые удостоились ныне Твоего Архипастырского посещения, имеет честь приветствовать Тебя и Деревненская церковь. Быть может Ты не нашёл в ней того благолепия, коим так украшены, виденные Тобой, церкви, - тем не менее, всемилостивейший Архипастырь, эта церковь дорога своим прихожанам, дорога между прочим тем, что она воздвигнута исключительно на их скудные средства, без всякого пособия со стороны, их усердием и средствами поддерживается и украшается и не далее, как в прошлом году, ими же снаружи обновлена и покрашена. Обрати на это своё высокое внимание, благостный Архипастырь, и снизойди нам, если не найдешь здесь всего - того, что должно быть, и если не увидишь того благолепия, коим должны отличаться храмы Божии. Милостиво благослови нас и наши дальнейшие труды и заботы о церкви, ибо чего нет теперь, надеемся, с Божией помощью, будет достигнуто в недалеком будущем. Благослови наш смиренный в простоте своей православный народ, жаждущий лицезреть Тебя, своей милостью Архипастыря и Отца, благослови и малых сих, питомцев школ грамоты и народного училища, эту надежду нашей церкви, Государя и Отечества, благослови также и меня, недостойного служителя Алтаря Господнего, и помолись о нас всех, да и по молитве Твоей Господь ниспослал бы нам "от ро(сы) небесным свыше и от ( ... ...) земного", и даруя нам вещественный хлеб, не лишил бы нас и духовного хлеба; помолись и о мне, Владыка, да даст Господь мне силы и крепости к должному прохождению пастырского служения во благо вверенной мне церкви и прихода. Вхождение Твое и исхождение да будет благословенно во веки! Благословенен грядный во имя Господне!"

Полный текст своей речи я привел исключительно для Твоего сведения, но отнюдь не для печати, она не стоит того, чтобы её печатать. Владыка, милостиво выслушав меня ("меня" зачеркнуто и вставлено "приветствие"), поблагодарил настоятеля за приветствие ("приветствие" зачеркнуто и вставлено "за оное") и сказал: "Я именно с тою целью и иду сюда, чтобы благословить и молиться о Вас. Невозможного я не требую, поживёте, даст Бог, и больше сделаете на пользу церкви. Бог да благословит ваши достойные труды и заботы". Конечно, это не есть до точности подлинные слова его, но смысл их был именно таков.

Затем Владыка направился в алтарь, где осмотрел всё, что следует, и найдя всё в надлежащем порядке, направился к ( ... ...), и здесь по окончании ( ... ....) ( ....кмении) и многолетия, сам произнёс следующее: "священнослужащему, прихожанам святого храма сего, здесь предстоящим и молящимся подаждь, Господи, благоденствие, мир, тишину, здравие, во всем благопоспешество и многие лета!" Когда было пропето многолетие, Владыка пожелал услышать общенародное пение, что и было исполнено. Пели "под Твою милость". Вторую "Отче наш". Пока всё это происходило, Владыка давал народу крест для целования и раздавал крестики (роздано более 1000), молитвословы, акафисты Св. Вилен. мученикам, книжечки религиозно-нравственного содержания, при чём всё это время Владыка расспрашивал меня ("меня зачеркнуто и вписано "о. настоятеля") о церкви и приходе, сделал свои указания по поводу общенародного пения и пения псаломщиков (которые на сей раз пели почему-то не в тон - верно струсили), спрашивал, есть ли женская школа и, когда узнал, что такой школы здесь нет, обратился к народу, с увещеванием открыть в Деревной церковную школу для девочек. "Ибо знание грамоты женщинами принесёт для семьи больше пользы, чем мальчиками. Мальчики подрастут и уйдут на сторону, а девочки станут женщинами, матерями и научат грамоте, это ( .....) к доброй семейной жизни своих детей". "Еще раз благославляю Вас" - сказал Владыка, оставляя церковь, и прошу непременно открыть школу для девочек, а также усерднее участвовать в общем пении, так как такое пение дело богоугодное, ибо мы подражаем в сем случае св. Ангелам на небе, прославляющем Бога, и спасительно для (них) и послужит добрым примером для (слушающих) их.

Из Церкви Владыка пешком шествовал к нам, сопровождаемый мной, благочинным и др. Всё время разговаривал и шутил и, видимо, был в очень хорошем расположении духа. Увидев на моём дворе "бороню", он сказал мне: "неужели Вы занимаетесь всем этим (хозяйством) - охота Вам". На крыльце жена встретила с хлебом и солью, а дети поднесли букет цветов. Иероним у нас закусывал, обедал и после часового отдыха пил чай. В промежутке между закуской и обедом Владыка со мной и о. благочинным и Синевым запросто дружески беседовал и так держал себя, что иногда являлось опасение, как бы не забыть, что он Архиерей.

Владыка очень откровенен и, мне кажется, что ему нужно быть осторожнее, могут найтись такие люди, что злоупотребят этим. Пристав Смольский и жандармский офицер, сопровождающий Владыку, сказывали, что Владыка, видимо, отдыхал у нас после Слонима и Жировиц, что там он был совсем не тот, там он грозой глядел. Не скрывал этого и сам Владыка. Владыка старался быть ближе к природе. Гулял по саду, рассматривал кусты и деревья, срывал цветы сирени и молодые листья черной смородины, запах которых он так любит. "Как жаль, что у меня, возле Архиерейского дома в Вильно нет такого садика, это чрезвычайное неудобство". - "У Вас есть Тринополь, Ваше В-о". - "Что Тринополь, могу ли я там жить, чтобы ради меня духовенство тратилось на переезды, ведь это не близко". Любовался на наших кур и цыплят, всё старался узнать, какой они породы и пришел наконец к выводу, что они "кохинхинки". Видя в саду порядок и чистоту, заметил, что "всё это честь хозяину". Из сада я ему указал на приписанную Колпинскую ц. Местоположение этой ц., одинокой, на голой горе, его оч. удивило. "Что за мысль была строить церковь в таком месте. Признаюсь, для меня здесь, в этом крае много не понятного". В ответ я ему привёл некоторые легенды относительно этой ц., но он сказал, что "это всё басни". Затем я ему рассказал, какой у нас порядок служения в этой ц., что мы всякий раз должны идти туда с крестным ходом и пр. и пр. На это он заметил "да ведь это каприз народа, ни больше, ни меньше".

Он охотно рассуждал с нами на самые разнообразные темы, поражал нас своей мудростью и оригинальностью. На вопрос, можно ли священнику носить обручальное кольцо, он ответил, что во время богослужения и вообще, когда священнику приходится благословлять, это не допускается, но в частной жизни можно. "Но можете ли вы ручаться, за то, что и в частной жизни Вам не придется благословлять, а в таком случае Вы по забывчивости можете не снять кольца, а это не хорошо. Священник два раза венчается, и брак второй важнее первого, этот временный, а этот вечный".

Возмущался очень, что священник села Говейновичи Николай Кульчицкий явился к нему с подстриженными волосами, и что Милькановицкий священник Тынкевич представлялся ему в порванной рясе и камилавке запыленной и грязной. Кульчицкому он сделал строгий выговор и сказал Синеву: "когда будете видеться с ним, ещё раз сделайте ему от моего имени строгий выговор".

Владыка того мнения, что хозяйство для священника - бремя, что лучшие месяцы в году у него ради хозяйства потеряны для прихода и церкви, когда я сказал ему, что в сем году я сам не занимался хозяйством, только оставил для себя один огород, он сказал: "хорошо делаете". Сады, цветы, зелень он оч. любит, подробно осматривал мой садик, своим Архимандритским жезлом отгибал каждый кустик, смотрел, как он посажен и окопан, осматривая огород, заметил, что он требует полива.

С нами был очень приветлив. Жену называл хлопотуньей, евангельской Мар(фой) и выразил особое удовольствие, когда узнал, что она б. воспитанница Епарх. женск. училища. "Я их называю "своими". Когда я бываю у них, они сопровождают меня целой толпой до самого подъезда. Самое лучшее, если священник берёт себе жену из своей же среды, она уже знакома с этим бытом, и легко переносит то, что светские женщины не вынесли бы". Смотрел общую карточку воспитанниц. Видя на этой карточке Тебя сказал: "он здесь значительно моложе, теперь куда старше выглядит. Удивительный человек - Ваш брат, ведь он буквально не знает покоя, у него столько этих должностей, при том таких, которые только его обременяют. Не подумайте, однако, что я имею желание что-нибудь отнять у него. Бог да сохранит меня от этого, но у него ведь кроме платных должностей, есть такие, кот. ровно никакой пользы не приносят ему, он и благочинный училища, и председатель разн. учреждений и пр. и пр.".

Владыка был очень ласков с детьми. "Я сам когда-то был женат и имел детей, и потому вообще люблю их". Очень мила была сцена, когда наш меньший сын "Горя" забрался в буфет и стал лакомиться, стоящей на нижней полке, сладкой кашей, в особенности вареньем, кот. она была убрана. Мы окружили его и уговаривали его не делать этого: мы тебе на блюдечке дадим, пойдем отсюда. Но Горя не слушал и, когда мы ему порядком наскучили, схватил своими детскими ручонками целое блюдо и понёс в смежную комнату, чтобы там окончательно разделаться с кашей! Владыка все время смотрел на эту комедию и от души хохотал и, наконец, сказал: "а мальчик и победил, мальчик победил, вот и говорите теперь про воспитание детей".

Все эти даже мелочные факты привожу здесь для того, чтобы наглядно представить, как Владыка был прост с нами, искренен, ласков и мил. Он нам показался оч. хорошим, дельным человеком, а каково он в других отношениях, и каким он далее себя покажет, мы это, конечно, знать не можем и не желаем загадывать.

Владыка, прохаживаясь с нами по саду, не мог однако забыть Слонима и Жировиц. "Касперовичем я очень, очень недоволен. Такое бессердечие в отношении вдовы! Всего лишь 50 рублей отпускается!" О Жировицких героях сказал: "удивительные это люди, друг на друга пишут, друг на друга грязью бросают, а когда вызовешь на объяснение, сейчас же назад: "Я да ничего не знаю, я этому непричастен и пр. и пр." Там у них есть какая-то спорная "бочка", так они мне так надоели этой бочкой, что я им, наконец, сказал, что, если они ещё раз произнесут это слово, так я (заберусь) и (пойду). У смотрителя училища, видно, созрел план, я так угадываю, соединить две должности, смотрителя и настоятеля монастыря, собственно против этого я ничего не имел бы, если бы смотритель поступал осторожнее, тактичнее, но он так себя поставил, что не могу допустить при нем подобного совмещения. Жалею, оч. жалею, что не назначен туда смотрителем светский человек".

Всех подробностей того, что было в Жировицах, я по сию пору не знаю. В Слониме он пробыл сутки. Встречали его парадно, были выставлены войска с музыкой, от вокзала до Собора, простого народа при встрече было не много. Касперович произнес речь, содержания не могу передать, так как мало что слышал, а текста речи не достал. Владыка отвечал приблизительно так: "Действительно, пятилетнее моё пребывание в Тамбовской епархии доказало, что при Божией помощи и при этой любви, какая существовала в среде паствы, можно многое сделать и, что я уверен, что и в Литовской епархии будет то же: начало хорошее положено, дай Бог, чтобы был и хороший конец". Не ручаюсь за точность этого ответа Владыки, но, кажется, что было так сказано.

Собор к приезду Владыки был заново внутри выкрашен, так что представлял вид благолепный; четыре паникадила и ни одно не было зажжено при встрече. В Троицкой церкви Владыка пробыл дольше, чем в Соборе. Сам произнёс многолетие и вечную память усопшему рабу Божию (священноиерею) Иоанну. Момент был очень трогательный. Все стояли на коленях. В Троицкой ц. он впервые обратил внимание на наши (........) свечи, нашёл их невозможными. Здесь же прихожане Троицкой ц. вручили Владыке жалобу на Касперовича за то, что он занял сам и присвоил Собору то положение для священника, которое по праву должен занимать настоятель этой ц. Подробности, что и как было у Касперовичей, сообщить не могу, я там был оч. коротко, к обеду меня не пригласили. Знаю только, что Касперович сильно проврался, и тем навлек на себя подозрение Владыки.

Передаю со слов о. Евстафия (Михаловского). "Владыка осматривал ( ... ...) сады вместе с благочинным и Касперовичем. В эту пору подошёл Голенкевич. На вопрос Владыки, где он был и что видел, сказал Владыке, что осматривал постройки священ. Троицкой ц. и нашел их в крайне запущенном виде. На вопрос Владыки - почему это так, Касперович начал уверять и божиться, что, если и были какие суммы в Соединенном Попечительстве, то они израсходованы и пр. Владыка поверил. Голенкевич же зайдя к вдове Павловича, передал ей весь этот разговор. Вдова стала уверять, что деньги есть, и они находятся в сберегательной кассе Слонимского Казначейства и уверяла, что она это может доказать. И вот, когда Голенкевич был занят писанием "своих заметок", к нему зашли бухгалтер казначейства и казначей и подтвердили показания вдовы, по их словам, в кассе есть 1300 рублей, о чём Голенкевич и доложил Владыке. Владыка был оч. рассержен. Когда затем представлялось Владыке Соединенное Попечительство и многие др. лица города, Владыка предложил на рассмотрение Попечительства прошение вдовы на наём квартиры. Владыка с этим вопросом обратился, прежде всего, к предводителю дворянства Фон-Дрейлингу, другу Касперовича, и тот ответил, что будет согласен с общим мнением. просили о том Касперовича, Касперович стал упорно возражать, что средств у попечителей нет никаких, что если и может попечительство что дать, так не более 30-40 руб. и много-много 50 руб."

"50 рублей и только?!" - "Только, Ваше Высокопреосвященство" - "Ну, так можете отсюда удалиться, мы и без Вас решим". И вот было положено здесь выдавать вдове ежегодно из арендной статьи 140 руб. на наём квартиры.

В воскресенье 14 мая утром Владыка распекал Касперовича: "Вас здесь не любят, и это ясно почему. Павлович был с недостатками, но его любили, так как он был сердечный человек, но вы слишком не по пастырски относитесь ко всем, что и обнаружили при мне ...". Так ли это всё происходило, утверждать не могу, пишу со слов других. Как бы там не было, мне жаль и Касперовича - слишком у него много врагов. Дела эти, особенно в Жировицах, заставили Владыку изменить маршрут. Предположенные к обозрению церкви - Милькановичская, Сынковичская, Озерницкая, Островская, Деречинская, Луконицкая, (Перонимская) так и остались необозренными, и Владыка из Шилович прямо направился в Деревную, спеша к 20 числу в Вильну. Когда он проезжал через посад (Альбертин), имение и фабрики гр. Пуславского, ему там устроили чуть не овации: всё население (Альбертин) более тысячи человек православных, католиков, евреев, французов вышло ему на встречу с хлебом и солью. Владыка вышел из кареты, благословил хлеб-соль, предложил вместе с ним прочитать молитву Господню. Иных подробностей не знаю.

В Деревной Владыка пробыл 8 часов. Из Деревной он выехал часу в 7-8 вечера в Горку. Пришлось ехать по широкой дороге, вместо 10 обыкновенных верст, сделали 13, ехали час. Владыка ехал шестёркой, а я своей парой не отставал. В Горке Владыка обнадежил крестьян, что вскоре им будет отпущена сумма на постройку новой церкви. Крестьяне Горковские ему более понравились, чем мои. Моих он назвал дикарями. Я не возражал, хотя нужно было сказать, что на них до сих пор никто не влиял, как следует, нужно было упомянуть и Александровского, но и этого я не сделал, зная, что Владыка не любит, если священники друг друга осуждают.

По совершении многолетия Владыка возложил на отца Валериана наперстный крест с кратким благопожеланием, чтобы крест этот для него был лёгок и, чтобы в нём он находил для себя отраду и облегчение в многотрудной своей деятельности по должности благочинного. Выйдя из церкви он направился к могиле отца Федора Померанцева, и сам совершил краткую молитву по усопшему.

В Горке Владыка был в том же добром расположении духа, как и у нас. Запросто беседовал, шутил, смеялся. Во время чая, пристав Смольский обратился с вопросом к Владыке, будет ли в настоящем году в Слонимском уезде ревизия Преосвещенного Иосифа, который уже разослал благочинным свой маршрут. На это Владыка ответил, что такой ревизии не будет, и что все мы на этот счёт можем быть покойны. Владыка, видимо, крепко недолюбливает Иосифа. "Когда я был в Тамбове, у меня было 1300 церквей и не было викария. Я стал просить, чтобы мне дали викария, а мне в ответ предложили епархию сравнительно не многолюдную с двумя викариями. Именно теперь два викария, и ни один из них ничего не делает. Преосвященный Иосиф в прошедшем году осмотрел не более 50 церквей, сидел по два-три дня при каждой церкви, считал сколько у каждого священника цыплят, курей, скота и пр. Объездил на своих лошадях, и изволь каждый священник кормить его лошадей своим овсом. Хорошо ли это?" - Я ему заметил: "Ваше В-о, да какой же священник пожалеет овёс на дня три-четыре". - "Нет, что ни говорите, а это слишком. Вот мне сейчас предложили чай с вареньем и различными печеньями. Я пробую и делаю честь хозяину и хозяйке, но хорошо ли было бы, если бы всё это я велел убрать с собой в карету и вести. Не то же ли и это. Вообще ревизией Преосвящ. Иосифа я крайне недоволен, постараюсь с ним увидеться и предупредить его".

Владыка сожалеет, что ему до сих пор не удается приобрести для себя вороных лошадей. Смольский тут метнул словцо в пользу Серапиона и рекомендовал его, как любителя и знатока лошадей. Владыка ответил, что он готов согласиться, что Серапион любитель и знаток лошадей, но что услугами его он пользоваться не желает. - "Да, в этом крае нет людей, желающих идти на подвиг, а, между тем, монастыри нуждаются в хороших начальниках. Пробовал вызвать из Тамбовской епархии известных мне иеромонахов, но здесь, в Вильно, кто-то удружил мне. Написал туда, что на меня произведено было покушение со стороны католиков-фанатиков, и один из них в упор стрелял меня. И вот те лица, которых я пригласил к себе, ответили мне, что, "если на Вас, Владыка, было произведено столь дерзкое покушение, то каково же будет нам, нас среди бела дня убьют", и ни один не поехал. Сделал я запрос им, кто бы это мог писать им, мне ответили: секретарь Вашего Преосвященства. Подзываю секретаря, а тот и говорит мне: "Ваше Преосвященство, смог ли я, так Вами облагодетельствованный, сделать что-то подобное, и что мне была бы польза от этого?!". Он говорил так искренно, что я поверил ему и теперь верю, что он этого не делал, а кто именно это сделал, этого я до сих пор не знаю ...".

Владыка очень словоохотлив, много рассказывал и передавал замечательных фактов из своей жизни, часто грустных, и всякий раз лицо его принимало какое-то скорбное выражение, видно, что крест, возложенный на него, не из легких.

В Горках после ужина я с ним простился. На прощание он меня несколько раз благословил и сказал: "Вы идите теперь к семье своей. Передайте же мое благословение Вашей жене, детям и матушке". Заметил, что он преподал несколько советов, касающихся здоровья жены и вообще семейной жизни, и ещё раз благословив, отпустил меня с миром и в самом лучшем настроении духа.

Из Горки Владыка проследовал в Роготну. Там он не предполагал быть, но о. Василий Соколовский упросил. В Роготне при встрече пел любительский хор из Дятлова. Спели, говорят, оч. хорошо. Соколовский встретил речью. Содержание я не знаю, знаю только, что в речи своей обратил особое внимание на то, что Владыка Иероним первый из владык после Митрополита Иосифа посетил эту церковь. Иероним в ответной речи убеждал прихожан оказывать всякое содействие своему священнику в деле открытия церковно-приходской школы в Роготне. Обещал Соколовскому прислать в его церковь малое напрестольное Евангелие и составить ему протекцию перед Троицким и исходатайствовать в его церковь меди на колокола. В Роготне был коротко.

В Дворце свящ. Качановский так струсил, что с ним сделалось нечто в роде столбняка, ни одного слова не мог произнести, ни возгласа, ни (отпусти). По окончании встречи Владыка обратился к нему и сказал: "Старец, сам скажи "ныне отпущаеши" и не жди, чтобы тебе сказали". Бедный Качановский не много пришёл в себя и стал уверять, что он ещё может служить и пр. и пр., но Владыка мало его слушал.

В Новоельне Владыка пробыл 4 часа, нашёл всё в порядке.

В заключении всего этого описания, позволь дорогой брат, поздравить Тебя с редкой наградой. Я так заболтался, что забыл раньше сделать это. Дай Бог, в добром здравии в полной крепости телесных и духовных сил со славою продолжать своё высокое служение на пользу нашему отечеству и церкви и на радость всем любящим и почитающим Тебя. Сердечно поздравляю сестрицу Марию Ивановну и всех Ваших детей с этой радостью.

Искренно любящий, Иулиан.

28 мая вечером мы со всей семьей решили выехать в Крупчицы, Озяты и Дивин.

Данное письмо представляет самой подробнейший отчёт о поездке Виленского Архиепископа Иеронима по Слонимскому уезда, а это означает, что Иоанн Котович собирал информацию о своём начальнике, наверно, с целью - как можно ближе быть к архиепископу. Отец Иулиан описал владыку Иеронима, как умного и доброго человека.

В 1896 году Иулиан Котович был назначен настоятелем Друскеникской церкви Гродненского уезда (ныне город Друскининкай, Литовская Республика). Ему там было не просто служить, так как большинство местных жителей являлись католиками. Вот как характеризовались Друскеники в дореволюционном энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона: "Друскеники (от литов. drusca - cоль) - местечко Гродненской губернии и уезда, в 635 фт. над поверхностью моря, на правом берегу реки Нёман при впадении в него реки Ротничанки, в 38 вер. от Гродна и в 17 вер. от станции Поречье СПб.-Варшавской жел. дор. Здесь часто происходили битвы тевтонских рыцарей с литовцами. В защиту от крестоносцев основан был литовцами замок, остатки которого видны и теперь. В 1789 г. Станислав-Август [польский король. - Авт.] посетил Д.[рускеники], приказал произвести исследование вод; более тщательный анализ их был сделан в 1830 г. профессором Виленского университета Фромбергом. В 1837 г. решено устроить в Друскениках лечебное заведение. С этого времени начинается быстрое развитие Друскеников, которые в 1837 г. представляли деревушку в 6 дворов. В 1891 г. здесь было до 1070 жителей. Местность песчаная, возвышенная и окруженная с двух сторон прекрасным сосновым лесом, при умеренно влажном климате представляет очень хорошую санитарную станцию ( ...) Лечебный сезон с 1 мая по 1 октября. Воды солёные и слабощёлочные. Употребление внутреннее и наружное (ванны) при ревматизме, артрите, английской болезни, золотухе, параличах, нервных страданиях, хроническом воспалении мочевых путей, хроническом катаре желудка и кишок, хронических заболеваниях женской половой сферы, сухих лишаях. Всех источников более 17 ( ...). На реках Нёмане и Ротничанке имеются купальни; в парке молочная ферма; кумыс, кефир".

Друскеники.  Церковь в честь Иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость.
Друскеники. Церковь в честь Иконы
Божией Матери Всех скорбящих Радость.

Историк Николай Извеков дал такое писание прихода: "Друскеникский - Гродненского благочиния. Жалованье 509 р. 60 к. Процентов от церковного капитала - 15 р. Доход от церковной земли 228 р. 83 к. и от конторы местных минеральных вод, за совершение будничного служения в сезонное время - 200 р. "Вообще-же содержание причта скудно". Усадебная земля причта находится в количестве 5 д. в 8 вер. Псаломщику, за неимением церковного дома, отпускается на наём квартиры 30 р., что, впрочем, недостаточно, по причине дороговизны квартир. Дворов 27. Прихожан муж. пола 108 и жен. - 111"3. Видим, что приход был очень маленький.

В 1865 году в Друскениках был построен православный храм, в основном, на средства (10 тысяч рублей) гродненского вице-губернатора Якова Петровича Рожнова, который также подарил храму особо чтимую икону Пресвятыя Богородицы всех скорбящих радости . 29 июня 1865 года викарий Виленской епархии, епископ Брестский Игнатий (Железовский) освятил церковь в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость".

В 1868 году при церкви создано православное братство. Его задачами по уставу были: 1) "об удовлетворении нужд церкви", 2) призрение и лечение неимущих больных-христиан без различия их исповеданий, 3) развитие школьного дела для местного населения. В здании братства находился приют неимущих и больных всех христианских исповеданий, где жили и проходили лечение больные. Например, в 1887 году через приют прошло 53 католика, 23 православных и 1 лютеранин. В 1898 году Председателем совета братства был действительный статский советник Евгений Евстафьевич Струтинский, заместителем председателя и казначеем - священник Иулиан Котович, члены совета - генерал-лейтенант Константин Васильевич Сикстель, Феофил Феофилович Пуцыкович, Александр Ильич Михайловский, Александра Михайловна Широбокова и Елизавета Михайловна Перацкая. Отметим, что генерал Константин Васильевич Сикстель (1826-1899) ранее был начальником артиллерии Московского военного округа. В 1898 году братский приют был открыт 25 мая и закрыт 26 августа. В нём коечных больных было 31 мужчина, 27 женщин, 7 детей. В среднем каждый больной провёл в приюте 36,5 дней. Правление, Высочайше утверждённого, Общества Друскеницких минеральных вод предоставило приюту 1200 даровых ванн. Большинство больных лечилось бесплатно.

В 1899 году председателем братства была избрана вдова генерал-лейтенанта Мария Карловна Сикстель. Приют был открыт 25 мая и закрыт 26 августа. Среди больных - крестьян было 45, мещан - 16, разночинцев - 5, католиков - 47, православных - 16. В 1901 году Иулиан Котович был избран председателем совета братства на три года, а его заместителем - Мария Карловна Сикстель. В результате лечения улучшилось состояние у 8 больных, значительно улучшилось у 23, не изменилось у 10 больных братского приюта. В 1908 году председателем совета братства снова была Мария Карловна Сикстель, а Иулиан Котович - членом совета. Среди больных было 43 православных, 42 католика и 2 лютеранина. По губерниям: Гродненская - 54, Виленская - 14, Сувалковская - 5, Ковенская - 2, Минская - 4, Варшавская - 4, Калишская - 1, Ломжинская - 3 и Санкт-Петербургская - 1. По болезням: суставный ревматизм - 25, мышечный ревматизм - 10, анемия - 11, туберкулёз костей - 6, параличи - 6, золотуха - 5, неврология - 7, хронический бронхит - 3, неврастения, маразм, экзема - 2, рак желудка, контузия, спинная сухотка, болезни желчных путей, воспаление мочевых пузырей, болезни женских половых органов, подагра, коюктивир - 1.

В 1895 году в Друскениках была открыта церковь-школа во имя св. Пантелеимона целителя. Первый взнос (463 рубля) на её создание в 1893 году внесла великая русская актриса Мария Гавриловна Савина, которая дала в городке летом 1893 года благотворительный спектакль.

Иулиан Котович работал законоучителем в церкви-школе с 23 июня 1896 года. Церковное здание приспособили сразу для двух школ - мужской и женской: оборудовали две большие классные комнаты с прихожими и раздевалками, здесь же располагались и две двухкомнатные квартиры с кухнями для учителей. Православное братство взяло под опеку учебное заведение: устроило общежитие для неимущих православных детей, заготовляло дрова, застраховало школьное здание и т. д.

При братстве было также создано Друскеникское кредитное товарищество, правление которого возглавлял Иулиан Котович. Вероятно, денежные доходы от финансовых операций шли на нужды православного братства. Священник активно занимался общественной работой: был членом Друскеникской санитарно-исполнительной комиссии, председателем Друскеникского пожарного общества.

Иулиан Котович с 1896 года работал также законоучителем Друскеникского высшего начального училища. В 1902 году там училось 53 мальчика и 20 девочек.

17 июня 1904 года Виленский архиепископ Никандр (Молчанов) посетил Друскеники, приплыл туда на пароходе по реке Нёман. Приходской священник Иулиан Котович приветствовал владыку речью, в которой говорил о благочестии православных, посещающих Друскеники и об украшении ими храма. На квартире у Котовича владыка осмотрел церковные документы, после чего посетил братский приют, где ему был поднесён диплом почётного члена Друскеникского братства. Владыка осмотрел церковь-школу и колонию общества народного здравия.

Курортная гостиница. Друскеники.
Курортная гостиница. Друскеники.

В конце июля 1909 года Друскеники посетил епископ Владимир (Тихоницкий). В газете "Гродненские Епархиальные Ведомости" читаем: "26 июля, в воскресенье, Его Преосвященство, Преосвященнейший Владимир, Епископ Белостокский прибыв в сопровождение о. Ключаря Кафедрального собора [Константина Михаловского. - Авт.] и свиты из г. Гродны в г. Друскеники, после торжественной встречи и приветствия о. настоятеля, совершил в местном в честь Божией Матери всех скорбящих радости храме божественную литургию и молебен в сослужении о. Кафедрального протоиерея [Иоанна Корчинского. - Авт.], о. Ключаря, о. Гродненского благочинного и о. настоятеля церкви священника И. Котовича. В тот же день в 6 ч. вечера Его Преосвященства совершил всенощное бдение в церкви-школе во имя св. великомученика и целителя Пантелеимона, а 27 июля, в понедельник, в день памяти сего святого, после божественной литургии в означенной церкви-школе, - молебен святому целителю. Вместе с Преосвященным Владыкой вознесли свои молитвы к Богу и летние обитатели г. Друскеник - православно-русские люди, прибывшие сюда с различных углов России целить свои недуги. Всех их Владыка усердно благословил. Во время пребывания в г. Друскениках Его Преосвященство посетил о. настоятеля местной церкви, председательницу местного братства, братский приют, старосту церкви, а также пользуясь любезной предупредительностью администрации города и курорта, с сопровождавшими его лицами осмотрел все достопримечательности г. Друскеник".

Об истории и деятельности Друскеникского православного братства написала его председатель Мария Сикстель в газете "Вестник Виленского Св.-Духовского Братства" (1910, № 6):

Друскеники, Гродненской губ. Существуя почти полъ вѣка, среди сплошного католическаго населенія, малочисленное, но убѣжденное и стойкое Друскеникское Православное Братство, стояло всегда на стражѣ устоевъ Православія и русской Государственности.

Помимо этой главной основной цѣли, въ силу мѣстонахожденія въ городѣ, славящемся своими цѣлебными источниками, министръ Внутреннихъ Дѣлъ въ 1876 году, передалъ вымороченный домъ Православному Братству, съ тѣмъ чтобы въ немъ призрѣвались пріѣзжающіе бѣдные для лѣченія минеральными водами.

Эта столь симпатичная дѣятельность выполняется Братствомъ съ большой добросовѣстностью и вмѣсто 12 больныхъ, какъ было положено штатомъ, въ настоящее время въ этомъ пріютѣ призрѣваютъ одновременно 50 человѣкъ, которые, отбывши срокъ леченія, уступаютъ свои мѣста другой смѣнѣ больныхъ, ожидающей съ нетерпѣнiемъ излѣченія. Такимъ образомъ за весь лѣтній сезонъ перебываетъ больше сотни людей. Безспорно это прекрасная цѣль. Всѣ эти пришлые люди, при добросовѣстномъ за ними уходѣ и лѣченiи, въ большинствѣ случаевъ получаютъ облегченіе, а часто и полное изцѣленіе; возвращаясь домой, они съ благодарностью вспоминаютъ любовное къ нимъ отношеніе и уносятъ въ сердце своемъ благодарность. Эти чувства особенно драгоцѣнны относительно поляковъ такъ враждебно настронныхъ къ русскимъ своими ксендзами и панами.

Братство призрѣваетъ всѣхъ христiанъ, безъ различія вѣроисповѣданій. Каждый больной получаетъ столъ, помѣщеніе, ванны, лѣкарство, за самое малое вознагражденіе, а часто совсѣмъ безплатно, смотря по своему имущественному положенiю. Ежедневно больныхъ посѣщаетъ докторъ, по его назначенію дается пища, назначается электричество, массажъ, для этого имѣется фельдшерица и студентъ медикъ. Пріѣзжающіе столичные профессора и доценты, по своимъ спеціальностямъ, консультируютъ, оперируютъ, и тѣ блестящiе результаты, которые получаются въ концѣ лѣченія, нужно приписать всецѣло трудамъ и безкорыстной христіанской помощи этихъ безсребренниковъ.

Было бы со стороны Братства крайней неблагородностью не выразитъ имъ отъ имени призрѣваемыхъ бѣдняковъ безконечной признательности. Имена ихъ слѣдующiя: постоянный врачъ Пріюта В. П. Буяковскій, А. П. Прокунинъ, Д. И. Ширшевъ, Н. А. Михайловъ, М. И. Аринкинъ.

Все сказанное о питаніи и лѣченіи призрѣваемыхъ относится къ матеріальной, такъ сказать хозяйственной части, но не къ помѣщенiю и инвентарной части Пріюта. За прошлый годъ въ ноябрскомъ номерѣ "Врачебной газеты" въ статьѣ др. Прозоровскаго "Друскеники", написанной очень правдиво и безпристрастно, между многими дефектами нашей мѣстности, раскритикованъ и нашъ пріютъ. Все сказанное справедливо и вѣрно. Мы, члены братства, сознаемъ свои дефекты и недочеты, скорбимъ о нихъ, но въ виду нашей бѣдности ничего не можемъ предпринять для улучшенія пріюта безъ посторонней помощи.

Зданіе пріюта очень старое, темное, крыша никуда негодная, течетъ, столовая, гдѣ больные после ваннъ легко простуживаются, такъ какъ она открыта и требуетъ остекленія, рамы оконныя ветхія и очень малыя, вслѣдствіе этого мало пропускаютъ свѣту въ палаты, подрубы зданія подгнили. Вся эта картина разрушенія дѣлаетъ очень скверное впечатлѣніе, да и по совѣсти нельзя одной рукой давать, а другой отнимать.

Что пріобрѣтется лѣченіемъ и уходомъ, можетъ погибнуть въ одинъ мигъ отъ простуды и всѣ старанія, всѣ хлопоты пойдутъ на смарку. Пріють не имеетъ отдѣльной прачечной, не имѣетъ отдѣльнаго помѣщенiя для заболѣваемыхъ заразной болѣзнью. При скопленіи народа въ одномъ зданіи, народа, принадлежащаго къ бѣднымъ слоямъ общества, худосочнаго, хилаго, часто бываетъ, что прибывшій заболѣваетъ какой-нибудь инфекціонной болѣзнью. - Что дѣлать въ такихъ случаяхъ? - Оставить въ средѣ хрониковъ - невозможно.

А случаи такіе бывали. Тогда приходится просить еврейское благотворительное общество принимать этихъ больныхъ въ единственную въ гор. Друскеникахъ больницу, и съ большымъ трудомъ и просьбами отвозится христіанинъ, чтобы тамъ въ большинствѣ случаевъ покончить свою жизнь на еврейскихъ рукахъ. Грустная картина - не правда ли?

Друскеникское Православное Братство, работающее такъ преданно и безкорыстно для народнаго здравія, удѣляя изъ своихъ скудныхъ средствъ такую уйму денегъ, не можетъ похвастаться симпатіями людей, власть и сердце имущихъ. Братство обслуживаетъ весь Сѣверо-Западный край и болѣе отдаленные уголки нашей обширной Родины, а никто не спроситъ, откуда Братство почерпаетъ нужныя для этого средства?

Въ прежніе годы, когда Друскеники принадлежили казнѣ, а затѣмъ людямъ русскимъ, помощь Братству выражалась въ даровыхъ ваннахъ, даровомъ помѣщенiи для устройства лоттерей, базаровъ и концертовъ, даровой музыкѣ. Все это отошло въ область преданія. Въ настоящее время Друскеники принадлежатъ польской Компаніи, въ нынѣшнемъ году Братству отказали совершенно въ даровыхъ ваннахъ и на просьбу Совѣта разрѣшить гулять больнымъ въ лѣсу въ то время, когда не играетъ музыка, тоже наотрѣзъ отказали, что же касается другихъ льготъ, т. е. музыки, помѣщенiя, объ этомъ и говорить нечего. Трудно объяснить такое отношеніе одной только жаждой наживы; не кроется ли подъ этимъ другое, - ненавистничество?

Да это такъ. Поляки усиленно хлопочутъ объ открытіи своей польской "Доброчинности", они конечно, при своей сплоченности и ненависти ко всему русскому, приложатъ всѣ старанія, чтобы дать все лучшее, облегчить задачи своему пріюту всякими льготами, а мы, проработавшіе и потрудившіеся столько лѣтъ на наше миссіонерское дѣло, зачахнемъ, заглохнемъ въ конецъ.

А тогда ни одинъ православный не найдетъ пріюта и помощи въ пресловутой Доброчинности. Неужели не найдется между русскими людьми такихъ, которые, сознавая дѣйствительную пользу нашаго Братства, не пожелаютъ придти на помощь своимъ братьямъ по убѣжденiю и по вѣр?? Намъ предстоитъ большая единовременная затрата на ремонтъ зданія. Снизойдите къ этой просьбѣ и удѣлите крохи оть вашихъ достатковъ. Въ дни великаго поста, въ дни покаянія вспомните, христіане, о страждующихъ и недугующихъ, а Господь и васъ не забудетъ. Въ каждой копейкѣ будетъ дань самый добросовѣстный отчетъ, ни одна полушка не пристанетъ къ нечистой рукѣ.

Буде кто откликнется на нашъ призывъ, Совѣтъ Братства проситъ направлять свои пожертвованiя въ Друскеники на имя Совѣта.

Чтобы дать полную картину дѣятельности Братства, нельзя умолчать о дѣтскомъ общежитiи. Люди православные, живущіе въ окрестностяхъ Друскеникъ, сплошь населенныхъ католиками,не могутъ воспитывать своихъ дѣтей въ духѣ православія и русской государственности. Все это бѣдное населеніе привозитъ своихъ дѣтей въ Друскеники, для посѣщенія русскихъ школъ. Для облегченія этой задачи, по мысли одной изъ ревностныхъ членовъ нашихъ М. М. Замараевой, были собраны нужныя средства и устроено общежитіе для дѣтей обоего пола. Въ зданіи приходской школы, находящейся въ чертѣ Братскихъ владѣній, отведены комнаты для помѣщенія дѣтей.

Дѣвочки посѣщаютъ приходское училище, а мальчики министерское. Главный надзоръ за дѣтьми имѣетъ учительница О. И. Назаревичъ, члены Братства тоже усердно слѣдятъ за успѣхами дѣтей, ихъ кормятъ, лечатъ и благодаря неустанному надзору и добросовестности О. И. Назаревичъ, дѣти пробывшіе зиму въ общежитіи, здоровѣютъ, поправляются и развиваются на славу. Псаломщикъ Санникъ обучаетъ ихъ пѣнію, и они уже поютъ обѣдню довольно сносно.

Не могу умолчать о семье Замараевыхъ, пожертвованіями и стараніями которыхъ многое доброе творется в братствѣ. Средствами отъ устройства базаровъ, любит. спектаклей и др. увесѣленій. Братство снабжается трудами М. М. Замараевой, Е. В. Замараева предоставляетъ всѣгда безвозмѣздно свой театръ для спектаклей в пользу общежитія. Въ 1908 - 1909 уч. году призрѣвалось у насъ 10 человѣкъ дѣтей въ продолжении 6 месяцевъ. В нын. году 14 чел. Прош. годъ содѣржание дѣтей обошлось въ 137 руб.

Пр-ца совѣта
Вдова ген.-лейт. Мария Сикстель

26 июня 1912 года Гродненский архиепископ Михаил (Ермаков) посетил Друскеники. При входе в храм приветствовал краткой речью настоятель церкви, священник о. Иулиан Котович, в которой благодарил архипастыря за посещение и просил молитв за себя, за свою паству и за всех скорбящих в Друскениках в своих душевных и телесных немощах Христова, жаждущих Христова утешения. Михаил посетил дом настоятеля, а потом председательницы церковного братства и попечительницы православного приюта М.К. Сикстель, где у неё и переночевал. Вечером владыка совершил службу в храме, а 27 июля уехал.

Похоже, что Иулиан Котович написал в газете "Вестник Виленского Св.-Духовского Братства" (1912, № 18) под криптонимом "N.N." cтатью:

Друскеники, Гродн. губ. Юбилей Бородинской битвы. Городъ Друскеники, какъ извѣстно, цѣликом завоеванъ поляками. Но есть тамъ одинъ уголокъ, который живетъ русскою жизнью, русскимъ чувствомъ и чутко откликается на всѣ вообще явленія русской жизни. Уголокъ этотъ - Друскеникское православное братство со своими учрежденіями.

Откликнулся этотъ уголокъ и на великое русское торжество - празднованіе столѣтія знаменитой Бородинской битвы. Центромъ празднества былъ братскій пріють. Красивый видъ представлялъ собою этотъ пріють въ день юбилея 26 августа. Украшенный національными флагами и Царскими портретами, пріють буквально утопалъ въ зелени и цвѣтахъ. Особенно красиво былъ декорированъ зеленью и цвѣтами портретъ Императора Александра Благословеннаго. Художественныя украшенія пріюта привлекли къ нему массу публики еще задолго до начала празднества. Въ собравшейся публикѣ преобладала учащаяся молодежь и простонародіе. "Лойяльные" поляки держались въ сторонѣ, да оно и понятно - побѣда русскихъ надъ французами была въ то же время побѣдою и надъ поляками, которые, какъ извѣстно, стояли на сторонѣ Бонапарта, обѣщавшаго возстановить "крулевство".

Бородинскiй вечеръ начался гимномъ, покрытымъ несмолкаемыми кликами "ура!" Далѣе началось чтеніе зпизодовъ изъ Отечественной войны и описаній геройскихъ подвиговъ нашихъ славныхъ воиновъ. Чтеніе зпизодовъ изъ Отечественной войны чередовалось съ пѣнiемъ патрiотическихъ пѣсенъ.

По окончаніи вечера народу розданы были безплатно брошюры на соотвѣтстующiя темы. Брошюры эти въ большомъ количествѣ любезно были присланы братству гродненскимъ губернаторомъ. Всѣмъ собравшимся на торжество учащимся и призрѣваемымъ братствомъ больнымъ устроено было даровое представленіе въ мѣстномъ йллюзіонѣ г. Свернина, пожелавшаго внести этимъ свою ленту въ обшерусскія торжества.

Друскеникскіе отцы города, какъ уже было отмѣчено, ничего не нашли, чѣмъ почтить память русскихъ героевъ, чтобы увѣковѣчить эту память. А вѣдь какой это былъ благопріятный случай, чтобы увѣковѣчить хоть одно имя героя двѣнадцатаго года, устроивъ въ братскомъ пріютѣ хотя бы одну безплатную кровать его имени.

Въ заключеніе считаемъ пріятнымь долгомъ отмѣтить, что своимъ успѣхомъ этотъ патріотическій вечеръ обязанъ, главнымъ образомъ, предсѣдательницѣ совѣта друскеникскаго православнаго братства М.К. Сикстель, положившей не мало труда, энергіи и вкуса на организацію вечера и украшеніе пріюта.

N.N.

В 1913 году Высочайшим соизволением, утверждённому при Друскеникскому православному братстве, приёмному покою присвоено наименование "Приёмный покой в память 300-летия царствования Династии Романовых". В то время Друскеники стали одним из лучших курортов Российской империи (свой вклад внёс и отец Юлиан Котович), про это свидетельствует следующее рекламное объявление, опубликованное в газете "Наша Ніва" (1914, № 14):

Крепкие Радиоактивные минеральные воды и наилучшая Климатическая станция

Друскеники

Гродн. губ. на берегу реки Нёмана и Ротничанки. Лечатся болезни: ревматизм, подагра, болезни живота и кишек, сердца, золотуха, женские болезни, болезни мочевых каналов, нервное истощение, параличи и др. Местность красивая, очень сухая, окруженная сосновыми лесами. Жизнь дешёва, развлечений много. Кумыс, кефир. По желанию Контора вод высылает проспекты.

Осенью 1914 года немецкая армия начала наступление и вплотную подошла к Друскеникам, с 12 по 16 сентября подвергала город артиллерийскому обстрелу. Было разрушено много жилых домов, хозяйственных построек и торговых предприятий. В газетной статье4 читаем: " В Друскениках, Гродненс. губ., от стрельбы потерпело 36 жителей, разрушено и сгорело 107 домов. Потери около миллиона рублей. Во время стрельбы умер в Друскениках от разрыва сердца Чюрлёнис - отец известного литовского художника5". Но город немцами не был тогда взят. Все ужасы бомбардировки Иулиан Котович описал в статье в газете "Гродненские епархиальные ведомости" под криптонимом "С.І.К." (священник Іулиан Котович). Православная церковь не пострадала, хотя внутри церковной ограды имелось две воронки от снарядов. Был тяжело ранен псаломщик Даниил Санник, который через 10 дней умер. 20 сентября Друскеники посетил архиепископ Михаил и отслужил торжественный молебен.

Архитектор Семён Сидорчук.
Архитектор Семён Сидорчук.

В 1915 году Друскеники оставались небольшим городком, в котором жило 3613 человек, хотя многие жители выехали из прифронтового города. Иулиан Котович вместе с семьей выехал из Друскеник в конце 1914 - начале 1915 года, так как 7 января 1915 года священником Друскеникской церкви был уже Николай Мельниченко.

Как патриот Иулиан Котович добровольно ушёл в армию: в середине 1915 года он уже священник 410-го полкового госпиталя.

Священник Иулиан Антонович Котович умер 30 мая 1922 года. Можно предположить, что он погиб в результате репрессий советской власти против священнослужителей.

Мало у нас информации о семье Иулиана Котовича. Известно, что был женат на Ириаде Ивановне Теодорович (1869-1953). Супруги имели дочь Ольгу и трёх сыновей: Владимира (1891-1940), Георгия и Арсения (1897-1919). Их дочь Ольга Котович (1895-?) жила в Ессентуках, у неё одно время (при переезде в Россию после 1939 г.) проживал Зиновий Никанорович Котович. Она была замужем за Зиновием Сергеевым. Можно предположить, что после революции её отец Юлиан Котович поселился в Ессентуках.

Известно, что Владимир Юлианович Котович умер 16 января 1940 года, а Арсений Юлианович Котович - 11 октября 1919 года, возможно, погиб в Гражданскую войну. Больше о них ничего нам не известно.

В конце хотим высказать одну неожиданную гипотезу. Последним императорским архитектором был талантливый зодчий Семён Юлианович Сидорчук (1882-1932). Многое связывало его с родом Котовичей: родился в Кобрине, учился в Виленском реальном училище, где законоучителем был тогда протоиерей Иоанн Котович. Затем юноша окончил Петербургский институт гражданских инженеров, в котором перед этим учился Николай Иванович Котович. Такая учёба требовала огромных денег, а, как указывал в своей автобиографии Семён Сидорчук, его отец был мелкий чиновник-пенсионер. После окончания института молодой архитектор получил место архитектора-инженера в Царском Селе - фактически стал архитектором при дворе императора Николая ІІ. Такое престижное место работы молодой архитектор мог получить только при серьёзной протекции. Тогда петербургский архитектор Николай Иванович Котович имел связи при царском дворе. Долго думал над тем - зачем Котовичи так серьёзно помогали Семёну Сидорчуку? Вдруг появилась мысль, что архитектор был внебрачным сыном Юлиана Котовича. Эта гипотеза требует окончательного доказательства.

Примечания

  1. Извеков Н. Статистическое описание приходов Литовской епархии. - Вильна, 1893. - С. 86, 87.
  2. РГАЛИ. - Ф. 206. - Оп. 1. - Д. 355. - Л. 1-10.
  3. Извеков Н. Статистическое описание приходов Литовской епархии. - Вильна, 1893. - С. 69, 70.
  4. Друскенікі пасьля вайны //Наша Ніва. - 1914. - № 39.
  5. Юлиан Котович вполне мог знать великого литовского художника и композитора Микалоюса Чюрлёниса (1875-1911), который часто бывал и жил в Друскениках.

На галоўную старонку