На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

Глава XVIII. Этнограф, фольклорист, публицист, эколог, бытописатель и защитник прав полешуков о. Василий Антонович Котович.

Четвёртый сын протоиерея Антония Онуфриевича Котовича родился 22 марта (ст. ст.) 1849 года в селе Черевачицы. Как все его старшие братья, Василий Котович окончил Кобринское духовное училище, а в 1869 году - Литовскую духовную семинарию. 13 июня 1867 года семинарию посетил император Александр II. Несомненно, воспитанники семинарии запомнили этот приезд монарха на всю жизнь. После окончания семинарии Василий Котович стал псаломщиком в Черевачицкой церкви при своём отце. Увлекаясь садоводством, разбил при родительском доме великолепный фруктовый сад.

29 июня 1873 года в Гродненском Софийском Соборе епископом Брестским Евгением (Шерешило) Василий Котович был рукоположен во священника к Киселёвицкой церкви Кобринского уезда. Небольшое село Киселёвцы находилось тогда всего в 7 верстах от уездного города Кобрин. В 1886 году в селе было 11 дворов, 143 жителя, питейный дом. Деревянная Свято-Михайловская церковь была построена в 1730 году помещиком Домбровским.

В 1878 году семью Василия Котовича постигла беда: скоропостижно скончался его тесть Адам Лихачевский, который служил в Озятской церкви Кобринского уезда. Василий Котович переместился в Озяты, по просьбе своей тёщи, чтобы помочь ей воспитывать детей-сирот.

С 1879 года Василий Котович работал законоучителем в Озятском народном училище. Долгое время вместе с ним там учительницей работала Евгения Андреевна Лисевич. В 1892 году в училище училось 80 мальчиков и всего 6 девочек.

Историк Николай Извеков1 даёт такое описание прихода: "Озятский - Черевачицкого благоч. Церковь утварью достаточна. Земли 122 дес., из коих пахотной 38 д., сенокосной 60 и пастбищной 6,5. Остальная земля состоит из зарослей, песков и болот. [Причтовые] Помещения имеются. Есть 1 кладбищенская церковь, бедная утварью. Дворов 279. Прихожан мужского пола 1196 и женского - 1133".

В 1885 году Василий Котович купил у помещика Николая Макарова за 10880 рублей небольшое (530 дес.) дворянское имение Чабаевка (по местному Чабайивка) в Бездежской волости Кобринского уезда (ныне Ивановский район Брестской области). На покупку имения большая часть денег была взята в кредит в Российском земельном банке (г. Санкт-Петербург), кроме того, значительная сумма была одолжена у родственников, в первую очередь, у виленского протоиерея Иоанна Котовича. Для покрытия денежного долга часть земли имения Чабаевка его владельцем была продана окрестным крестьянам, которые ездили на заработки в США и Канаду, чтобы заработать денег на покупку земли. Отец Василий окончательно погасил свой долг перед Российским земельным банком только в 1912 году.

Василий Антонович Котович (Чабаевка, 1934).
Василий Антонович Котович (Чабаевка, 1934).

Любимым занятием Василия Котовича было пчеловодство. Его внук Илья Котович вспоминал: "Первое, чем занялся дедушка после покупки Чабаевки, - это пчеловодство. Как оказалось, оно стало его любимым делом, его хобби. Ульи занимали большую площадь в двух кварталах сада. Значительно позже я узнал, будучи студентом сельскохозяйственного института, тогда ещё в Ленинграде, почему дедушкины пчелы так сильно жалили? Упрощенно говоря, есть два вида пчел - северные и южные. Северные сильно жалят непрошеных гостей на пасеке, южные - относятся к ним снисходительно. Но оказывается, что северные пчелы более устойчивы к болезням и другим невзгодам, чем южные. В конечном итоге северный вид пчел более продуктивный, чем южный. Отсюда стало понятным, почему наш дедушка разводил, именно, злющих северных пчел".

Василий Котович страстно любил церковное пение и сам хорошо пел. Он создавал прекрасные церковные хоры, послушать пение которых приходили и крестьяне из соседних приходов. Как и его брат Иоанн Котович, собирал и исследовал народные религиозные песни. В статье2, перепечатанной из газеты "Гродненские Губернские Ведомости", Василий Котович, под криптонимом "В. К.", писал:

Из Полесья, Кобринского уезда.
По вопросу о записывании народных набожных песен.

Не без интереса прочли мы воззвание на стр. № 14 "Л.Е.В." за текущий год, от комитета по изданию народных книг и брошюр в Литовской епархии, с приглашением священнослужителей, псаломщиков и учителей епархии к записыванию набожных песней, если они где-либо сохранились, и поются народом по приходам епархии; лучше поздно, чем никогда! Всякому мало-мальски просвещённому человеку должно быть ясно и очевидно, что и наш неграмотный простолюдин-малорос, обремененный трудовою жизнию земледельца, находит возможность подышать духовною жизнию, удовлетворять жажду своей томной души, воспевая разные канты и песни, запамятованные от дедов и предков, а отчасти воспринятые от своих учащихся в школах детей. Так или иначе, он уделяет часок в году, хоть раз попеть что-либо из набожной старины, как никогда певал дiд Харитон или Максым, сидя в избе с котомкою за плечами и брацая неуклюжими пальцами на "бандаре"3, аккомпанируя своему дребежащему пению. Нам случалось быть очевидцами неотразимого влияния на окружающих слушателей- крестьян пения старца "дiда" про покаяние, "менкi Христа"4, Страшный Суд и будущее мздовоздание по делам и заслугам и т. д. Невольно заслушиваясь отчетливыми звуками и словами набожной песни, бабы и девушки отпускали из рук веретена прялок и клали скрещенные на груди руки. Песнь "дiда" много раз повторялась по просьбе слушающих и легко запоминалась, воспроизводилась и запечатлевалась в памяти семьи. Но насколько воспитательно действовали пение и думы "дiда" на религиозно- нравственную сторону тех же поселян, можем судить по тому обстоятельству, что в прежние времена, 1850-1860 гг., религия и нравственность в народе стояли гораздо выше, чем ныне. Старцы деревни были и патриархами её, их голос и наставление, воспринимаемые от своего высокочтимого сельского пастыря, имели неподражаемое в наши дни обояние на сотенную толпу односельцев. Суд старцев был грозным для провинившихся, и никакие изветы, ухищрения и оправдания не достигали своей цели, ибо добро или порок скрыться от глаз своих односельцев никак не могли. И эти незабвенные песни "дiда" и брацание на бандуре переходили из хаты в хату деревни или посёлка, производя всюду однородное неотразимое своё воздействие. Со смертию старцев и вступлением молодого крестьянского поколения в новый фазис своего свободного положения, религиозно-нравственное состояние крестьянства значительно изменилось, а масса новоприбывших наставников и разного рода руководителей народа, ничем не связанных с прошлым нашего простолюдина во многом неблагоприятно воздействовали на тёмную крестьянскую среду в религиозно-нравственном отношении. Что было священным и дорогим для старцев и предков, то возбуждало лишь насмешки в пришлых и молодой крестьянской среде. Исчезли и остатки набожного настроения крестьянства, когда перестали посещать их певцы веры и нравственности - "дiды", - и затем и прекратилось даже пение набожных песней из Богогласника в храмах, по окончанию богослужений. Что доброго из Богогласника помнилось и то забылось под влиянием новых обстоятельств. Жизнь деревни пошла новой колеей, мужчины и женщины устремились в корчмы пить и пропивать дорогие минуты и часы для наслаждения духовной жизни. Издание Богогласника Холмским братством наделило и нас новым сокровищем, и пение многих песней началось именно с памяти старцев. Теперь, благодаря существованию Богогласника, почти во всякой грамотной семье обеспечена на много лет нужда в удовлетворении духовной жизни нашего простолюдина. Как бы ни была продолжительна церковная праздничная служба, но часто в начале её происходит пение набожной песни из Богогласника многолюдною крестьянскою массой, поющем сердцем и душою. Явление это является всё реже и реже и, пока ещё время не ушло, следовало бы записать на ноты, умилительные напевы при богослужениях, существующие в м-ке Клещелях, Бельского уезда, и неподражаемое пение псалмов крестьянами м-ка Мотоля, почему-то игнорируемые местным причтом. Много раз приходилось слышать пение мотолянцами псалма: "Бог нам прибежище и сила", невольно вышибавшее слезу из глаз. Древне-православный напев старцами: священником и псаломщиком Малоритской церкви, Брестского уезда, весьма набожно выслушивает народная толпа богомольцев. Несколько раз также приходилось нам слышать, единственное в здешней епархии, пение канона с ирмосами Андрея Критского, в среду на 5 нед. великого поста, в приходской Озятской церкви, а - также пение древним напевом: стихиры Благовещения: "Совет превечный" или в великий пяток на вечерни: "Егда от древа тя мертва" - производящих неотразимое впечатление на слушателей. Каменец-Подольское духовенство, в память 100л.[етия] епархии, переложило на ноты все древне-православные напевы, существующие в той же епархии. Пример достойный подражания.

Много лет и времени археология бережливо собирает вещественные предметы и доказательства исторического прошлого родного края, отечества или империи, собранные предметы группирует, и по ним читает историю жизни народов и их прошлое. Духовные стороны жизни народа, пробивающиеся в народном творчестве, песнях и т. д., давно обращают на себя живое внимание интересующихся ими лиц, и мы видим теперь рассылаемые во многие библиотеки обиходы "Знаменного" и тому под.[обных] напевов, некогда повсеместно употребляющихся, а ныне уцелевших только в книгохранилищах монастырей или неограбленных церквей.

Напевы древне-православные северо-западного края всецело распространились из Киева и др. западно-русских святынь-монастырей или перешли из Галиции с переселенцами, многими родами древних выходцев из Галиции священников с семействами, переселившихся на Волынь и в соседние с Галицией губернии. Народная масса, жившая одною жизнию с духовенством, пела одни и те же хвалебные гимны Богу, напев которых до сих пор уцелел и записан, напр., в Сборнике древних песнопений Каменец-Подольского духовенства. Бесспорно, многие также древне-православные напевы канонов, стихир и т. д. вошли в издание русских духовных композиторов, напр., Турчанинова; вошедшие в труд г. Турчанинова многие задостойники, напр., на Успение Божией Матери, распеваются ещё в первобытном виде во многих западнорусских храмах, без изменения мелодий, допущенных уже в издании г. Турчаниновым и др. Но многое, весьма гармоничное и привлекательное для поющей крестьянской толпы воспроизводится певцами с голоса, по преданию, воспринятое от старых дьячков, учеников Клещельской школы Бобровского.

Желательно, чтобы при новом духовном управлении нашей епархии, умелою и бережливою рукою сняты были и записаны без изменения те немногие малоизвестные древне-православные напевы, какие ещё уцелели в храмах и приходах, бывших некогда в составе Волынской епархии и теперь распеваемых крестьянами-любителями набожного пения. (Грод. Губ. Вед.)

В. К.    

В том же номере газеты "Литовские Епархиальные Ведомости" была напечатана статья Василия Котовича в защиту диких птиц: против обычая местных крестьян собирать яйца диких птиц. Из-за чего их количество катастрофически уменьшалось. Так, что Василия Котовича можно считать одним из первых защитников природы на Полесье. Наверно, он под псевдонимом "Кречетович" на страницах газеты "Гродненские Губернские Ведомости" выступал против варварской и нерегулируемой охоты в окружающих лесах.

Кроме фольклора изучал Василий Котович и этнографию родного края. Под псевдонимом "Батчук" написал он статью "К этнографии Кобринского уезда", напечатанную в газете "Гродненские Губернские ведомости" (1895, № 68, 69). Это рецензия на статью "Килька зарисув з жицця люду вейского в Кобринским павеце пшез К." вероятного авторства выдающегося польского писателя и историка Юзефа Крашевского. В статье Батчук опубликовал в русской транскрипции собрание украинских песен из Кобринщины, которые записал и опубликовал в 1850 году "К.", то есть Юзеф Крашевский. О. Василий высоко оценил работу Юзефа Кравшевского, за правдивость и научность, внёс много своих уточнений и дополнений.

В том же году "Батчук" опубликовал целый цикл статей "Из нашей деревни", в которых яростно выступил за обучение грамоте полешучек, против пьянства в полесских сёлах и др., при этом детально описывает быт полешуков. Вообще борьба с пьянством и с евреями-кочмарями, спаивающих народ - это любимые темы отца Василия.

Василий Котович в основном публиковался в газетах: "Литовские Епархиальные Ведомости", "Гродненские Губернские Ведомости" и "Виленский Вестник". Вообще, надо выявить все его псевдонимы, криптонимы, публицистические и научные произведения, а также изучить и выдать их отдельной книгой. На наш взгляд, этнограф и фольклорист Василий Котович должен встать в один ряд с такими выдающимися исследователями Полесья, как Ромуальд Зенкевич (1811-1868), Юзеф Крашевский (1812-1887) и Дмитрий Булгаковский (1843 - после 1918).

Так же Василий Котович использовал псевдонимы: "К-вичъ" и "Кобринецъ-чъ". Последним псевдонимом подписана статья "Как побудить крестьян посылать детей своих в школы" в газете "Литовские Епархиальные Ведомости" (1898, № 34). Вполне возможно, что священник скрывался под псевдонимом "В. Нецецкий" и криптонимом "В. Н.".

В Озятах Василий Котович прослужил почти 25 лет. Однако в 1902 году он был вынужден покинуть приход, наверно, в виду враждебного отношения епископа Гродненского Иоакима (Левицкого) к брату озятского священника, виленскому протоиерею Иоанну Котовичу. Владыка, придравшись к чему-то, почти на полгода отлучил Василия Котовича от священства: 24 июля 1902 года его назначили вторым псаломщиком в село Голынка Гродненского уезда. Неизвестно только: приезжал он туда для работы? Наверняка, нет.

Какой же повод нашёл епископ Иоаким, чтобы так унизить заслуженного иерея? К тому же, имевшего сильного покровителя - своего брата, виленского протоиерея Иоанна Котовича. Выскажем следующую свою версию: в 1898 и 1899 годы в газете "Гродненские Губернские Ведомости" было напечатано много очень ярких и талантливых статей под псевдонимом "-ичъ", в которых резко и остро критиковалась обыденная жизнь в Кобринском уезде. Многие темы в этих статьях перекликаются со статьями Василия Котовича в "ЛЕВ" и "Гродненских Губернских Ведомостях". А следующая статья5 "-ича" получили всероссийский резонанс:

Из Кобрина

(Корресп. Губ. Вед.)

Не велик умственный кругозор нашего обывателя, а потому не удивительно, что он до сих пор многого не знает из того, что в других городах давным давно вышло в обыденную жизнь.

Мы, например, понятия не имеем о том, что такое "тротуар" (мудрёное слово), потому что - где же нам знать об этом! В нашем городе даже на лучших улицах нет и подобия той диковинной штуки, которая в благоустроенных городах называется тротуаром. Мы даже не льстим себе надеждою, что отцы города когда нибудь - если не нас, то наших внуков, хоть правнуков наглядно познакомят с тротуарами, ибо - что мы за персоны, что не дерзаем тревожить отцов, мирно предающихся приятному времяпровождению, из-за наших "маленьких" неудобств! Да и важное ли дело - тротуар! Адам с Евою и тротуаров не знали, а всё таки, как гласит предание, 40 дней в раю были...

Выше я упомянул о "лучших улицах". Спешу взять назад эти слова: мы не знаем, какие у нас улицы лучшие, какие худшие. У нас все улицы равны, все хороши в своём роде...

Все улицы имеют одинаковые скверные мостовые, все они не имеют фонарей, все улицы аккуратно подметаются и содержатся в чистоте... к приезду ревизоров и других высокопоставленных лиц, а в другое время - как случится: иногда самими обывателями, иногда Божьей милостью (дождик как пройдёт - славно сгонит все нечистоты со всех улиц в рынштоки и что за душка Кобрин бывает тогда!). На всех улицах имеются невозможно дряхлые, грязные лачужки, только по недоразумению носящие название домов; на всех улицах летом при незначительном ветре пыль подымается страшная, - какое же может быть разделение улиц на худшие и лучшие!... Только тем наши улицы и разнятся, что носят особые названия.

Мы, дальше, не знаем, что такое приличный извозчик. Наши извозчики - нахалы - до крайности, с публикой дерзки до безобразия, любители к тому же особого рода занятия - "гонки", составляющей, вероятно, исключительную привилегию Кобрина. Вот эта "гонка".

Все извозчики, обыкновенно, помещаются в одном месте - на Базарной площади. Чуть только завидят седока, который за шагов 200 даст о себе знать неистовым криком: "извозчик! извозчик!", - как все извозчики живо понукают своих лошадей и стремглав летят на встречу седоку по два, по три в ряд, обгоняя один другого... Проходящие обыкновенно спасаются от "гонки" в лавках, а то лавируют между извозчиками, предав себя на Волю Божию. Неудобство от этой "гонки" для прохожих увеличивается ещё тем, что тротуаров нет, а лавки не всегда встречаются по дороге, извозчики же в своём стремлении заполучить седока, захватывают поперёк всю улицу... Это у нас обычное явление.

Мы начинаем забывать, что такое баня ... не русская славная баня, - такой отродясь у нас не было, - а хоть жидовская баня... На весь город имеется маленькая баня при арестном доме для арестантов, жители же города лишены этого удовольствия и для того, чтобы вымыться в бане - кобринскому обывателю необходимо выполнить следующие условия: скаверзничать что либо, предусмотренное одной из статей устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, попасть в тюрьму - а тогда только ему аккуратно по субботам предоставлено будет право "парится" в бане...

Неправда ли - очень мило! Какой другой город сравнится с нашим в этом отношении!...

Протекает у нас река Мухавец, но не всякий рискнёт купаться в ней. Мы ведь не знаем, что такое купальня, в которой могли бы, не стесняясь чужим не скромным глазам, купаться наши женщины, так как не все из нас достаточно хорошо усвоили себе, что такое скромность и целомудрие... Стоит только женщинам показаться на реке в костюмах Евы - как на противоположном берегу (расстояние 30-35 шагов) обязательно - появляются кавалеры - и с самыми невинными скромными лицами прогуливаются...6 Женщинам поневоле приходится убраться... Еврейские женщины и русские - из низшего сословия (не все, конечно) однако купаются, мало стесняясь любопытных гуляющих... Ими выбрано особое место, в шагах двадцати от места, где купаются мужчины, с которыми они даже перекидываются "приличными случаю", но не цензурными остротами...

Привычка-с! Что прикажете делать!..

Меня удивляет в данном случае вот что: женщины наши настойчивы, назойливы, любящие поставить на своём, не редко вгоняющие в бараний рог нашего брата - мужчину, как они не могут повлиять, чтобы для них устроили удобное место для купания!... Если, как писал князь Мещерский в своём романе "Один из наших Бисмарков", - женщина захочет, может свернуть шею самому высокопоставленному мужчине, то неужели она не могла бы заставить мужчин соорудить ей, для её же удобства и выгоды, купальню!... Иль, быть может, под давлением летнего зноя чары Кобринских женщин слабо действуют на мужчин? Иль они отвыкли уже купаться?.. И то сказать: зачем им купаться: многие из них не шутя признают себя "чистыми ангелами, невинными голубицами"... А "чистое" мыть - портить... А всё таки жаль, что у них нет купален...

В заключение сообщу маленький факт из еврейской жизни. В одну из минувших суббот - собрались евреи в молитвенном доме (на Бобруйской улице - к вокзалу) на молитву. Во время молитвы между евреями П. и Т. произошло недоразумение религиозного характера, перешедшее затем в ссору и, наконец, в крупный скандал... К враждующим примкнули все находившееся в молитвенном доме евреи, разделились на два лагеря и, не стесняясь святостью своего дома молитвы, устроили настоящее побоище. Для успокоения дерущихся кто то догадался послать за полицией. Вскоре прибыл полицейский надзиратель Соколов, который о случившемся составил протокол... Дело, таким образом, окончится в Суде...

-ичъ
Кобрин. Извочики на Базарной площади.
Кобрин. Извочики на Базарной площади.

Кобринские извозчики-евреи почувствовали себя оскорблёнными, начали искать своего "обидчика", стали преследовать и оскорблять на улицах города в ничём неповинного жителя Кобрина, которого они приняли за "-ича", подали на него в суд. Об этом громком процессе писали многие газеты, например, "Биржевые Ведомости", еврейское издание "Хроники Восхода". Скандал стал общероссийским. Можно предположить, что Гродненского епископа Иоакима убедили, что под псевдонимом "-ичъ" скрывался, именно, о. Василий Котович, и владыка наказал его, так как священник мог печататься только с разрешения своего архиерея.

Действительно, всё как будто указывало на постоянного корреспондента "Гродненских Губернских Ведомостях" - на о. Василия: близость темы статьи его темам, антисемитский душок, присущий и ему, псевдоним, близкий к его псевдонимам и др. Загадка с псевдонимом "-ичъ" была недавно нами раскрыта: нашли цикл статей "Деревенские письма", опубликованные в газете "Гродненские Губернские Ведомости" в 1902 году и подписанные тем же псевдонимом "-ичъ". Автор статей немного написал и о себе:

1. в 1898 году уже писал в этой газете под псевдонимом "-ичъ";

2. последние четыре года жил в Варшаве и недавно вернулся в родную деревню на юге Кобринского уезда.

Явно, что это - не о. Василий Котович, который жил тогда в своём Озятском приходе. Выскажем гипотезу, что псевдонимом "-ичъ" скрывался владелец имения Одрижин Кобринского уезда - Ипполит Зинович, о котором в газете "Гродненские Губернские Ведомости" в 1902 году писалось как об активном общественном деятеле, помогавшим соседским крестьянам. К сожалению, Ипполит Зинович умер в конце 1902 года. Ирония судьбы после всех этих перипетий о. Василий Котович стал служить в Одрижинской волости.

Но уже 21 февраля 1903 году, стоящего на вакансии псаломщика при Голынской церкви, Василия Котовича назначили настоятелем прихода в селе Глинна, волость Одрижин, Кобринского уезда, которое находилось на юго-восточной окраине Кобринского уезда за Днепро-Бугским (Королевским) каналом. В 1905 году в селе было 455 жителей. Деревянная Пречистенская церковь была сооружена в 1773 году местным помещиком Антонием Куликовским.

Кроме того, Василий Котович был в селе Глинна заведующим и законоучителем смешанной церковно-приходской школы. Там училось 33 мальчика и 11 девочек.

Местность там была болотистая и лесистая, плодородных земель было мало, поэтому крестьяне жили бедно, а соответственно и приход был бедный, да к тому же и климат был тяжёлый. Так, в 1911 году Василий Котович просил епархиальные власти о переводе его в село Киселёвцы под Кобрином, где он когда-то служил. 17 ноября 1911 года священник Глиннянской церкви Василий Котович, согласно прошению, уволен за штат и причислен к Киселёвецкой церкви Кобринского уезда. Наверно, заштатный священник поселился в своём имении Чабаевка.

Патриарх Московский и всея Руси Тихон (Белавин).
Патриарх Московский и
всея Руси Тихон (Белавин).

В июле 1914 года началась Первая мировая война. Православным священникам летом 1915 года, во время наступления немецких войск, было приказано эвакуироваться в тыл, а также агитировать к этому свою паству. Однако, Василий Котович нарушил приказ, так как боялся за сохранность своего имения Чабаевка. На огромнейшей оккупированной территории он оказался единственным православным священником. Ему пришлось проявить настоящее мужество и героизм, чтобы обслуживать религиозные потребности православного населения на огромной территории. Ниже мы приведём документы, в которых Василий Котович подробно описывал свою нелёгкую пастырскую деятельность во время немецкой оккупации, когда он служил в Опольской церкви.

Отмечая его огромное мужество и подвижническую пастырскую деятельность на Полесье во время немецкой оккупации, в 1920 году Блаженнейший Всероссийский патриарх Тихон наградил Василия Котовича саном Протоиерея и наперсным Золотым Крестом. Однако, с личного согласия Гродненского архиерея, Преосвященнейшего Владимира священник был освобождён от ношения и принятия этих заслуженных наград. Отец Василий поступил точно так же, как и его брат, настоятель Крупчицкой церкви Никанор Котович. Когда Отечество в страшной беде, то неудобно получать даже заслуженные награды.

После окончания мировой войны Василий Котович продолжил службу в церкви села Ополь Дрогичинского уезда Полесского воеводства (ныне Ивановский район), которое находилось в 20 километрах к северу от имения Чабаевка. Это было, по тогдашним меркам, очень большое село. Там в 1921 году, когда ещё не все жители вернулись из эвакуации, жило 908 человек. Деревянная Свято-Параскевская церковь была сооружена в 1826 году прихожанами и их священником Лукой Когачевским. Церковь представляет собой трёхнефную базилику с чертами барокко. В ней хранился обложенный серебром деревянный напрестольный крест 1577 года с надписью "Ивана Апанасовича Фурса судьи земского Пинского благовѣрнаго господина", с выгравированным золотом распятием и буквами І.ІІ.Ц.І., а с обратной стороны выгравированным на серебре явлением Аврааму трёх странников. С униатских времён сохранилась деревянная скульптура "Распятие".

Путь по разбитым дорогам из Ополя до Чабаевки был тяжёлым, а в послевоенное время и опасным, так как на Полесье тогда орудовало большое количество вооружённых банд.

Протокол заявления

21.VI.1926 г. я пшоводник [звание польского полицейского. - Авт.] Ян Розляговский, комиссар участка Г. П. в Бездеже принял протокол заявления Котовича Василия, сына Антона, 78 лет, вдовец, православный священник Опольского прихода, живущий в имении Чабаевка, гмины Бездеж Кобринского уезда, который заявил:

20.VI.1926 года в воскресенье на Зелёные Праздники был целый день в церкви в селе Лядовичи гмины Бездеж, после богослужения около 20 часов вечера отправился домой. Отмечу, что так постоянно и потихоньку езжу сам. От церкви села Лядовичи до моего местожительства 7 километров. Дорога идёт через лес и около хуторов Варитицких Дубровской гмины. Не доезжая полкилометра до дома, по левой стороне в лесе, на расстоянии 6 шагов, около деревьев заметил стоящих неизвестных мне мужчин. Когда я проезжал мимо, то спросил их "Чего, Вы, христиане так поздно по лесу ходите?", но они ничего не ответили, однако я поехал дальше [неразборчиво] забрали кошелёк с 56 долларами и 400 злотыми7.

Через два месяца священник вспомнил одного из нападавших.

Пану Коменданту участка Бездеж

Прошло уже два месяца от 20 июня - ночного бандитского нападения на меня на границе казённого леса смежного с чабаевским землевладением, когда я возвращался из Опольской церкви и Богослужения первого дня (старый стиль) Святой Тройцы.

В памяти воспоминания постепенно воскресли отчётливо, наглядно, обрисовался внешний вид одного из бандитов, находившегося посредине кружка прочих не опознанных участников нападения, этот бандит был в сером пиджаке с высокоподнятой головой, открытым лицом, очертания лица точь в точь схожи с наружным видом лица жителя села Лядовичи Якима Юхника, сына Дениса. 15 августа нового стиля, в таком же сером пиджаке видел Якима Юхника в Опольской церкви и уверенно подтверждаю, что это он (ок. 20 часов) 20 июня нов. стиля находился посредине бандитов, ночью на меня напавших и ограбивших, хотя убеждён в защите и оправдании Якима Юхника родственниками и односельчанами, с готовностью принять св. Присягу о том, что Яким ту ночь неразлучно был с ними, или гостил на свадьбе и т. подоб. - обычные у крестьян лжеклятвы. Я же утверждаю о присутствии Якима Юхника среди бандитов в момент моего проезда в казённом лесу мимо бандитов, сгруппировавшихся между 5-6 сосен в 6-7 шагах от проезжей дороги и за сим последавшим тотчас нападением, в повозке схватили за плечи с требованием "Давай деньги". Из-за плеч нападавшее лицо закрыло левой рукой серого пиджака мой рот и глаза, а соучастники нападения моментально опрокинули повозку, оттуда я стремглав упал и потерял сознание.

В виду вышеизложенного, утверждаю о участии Якима Юхника в организации бандитского сборища и соучастии в нападении.

20 июня 1926 г.
Священник Василий Антонович Котович8

Сын священника Николай Котович тогда вместе с семьёй выехал за пределы Дрогичинского уезда и попросил дальнего родственник, учителя Павла Маркевича пожить в имении Чабаевка и приглядеть за стариком. В тот вечер отец Василий не вернулся домой, Павел Маркевич стал нервничать. Около полуночи в имение пришла одна лошадь без повозки, стало очевидно, что со священником что-то случилось. Павел Маркевич взял с собой двух слуг и отправился на поиски. Вскоре они нашли Василия Котовича в бессознательном состоянии и привезли его домой.

28-летний крестьянин Яким Юхник был допрошен полицией, и признался в своём участии в нападении и ограблении священника. Однако, позднее он отказался от своих признательных показаний. Нам неизвестно чем закончилось это уголовное дело.

Это бандитское нападение, несомненно, подтолкнуло отца Василия к перемене прихода: в октябре 1926 года он написал прошение епископу Полесскому об его переводе в Стрельнянскую церковь, которая находилась всего в 5 верстах от имения Чабаевка.

Его Преосвященству
Преосвященному Александру
Епископу Пинскому и Полесскому
села Ополя, священника Василия Котовича

Прошение

Всемилостивейше прошу Ваше Преосвященство о предоставлении мне вакантного места в селе Стрельной Дрогичинского II благочинного Округа и уезда.

Священник Василий Котович

1926 г. м-ца Октября 21 дня9

Епископ Александр удовлетворил прошение священника.

Православный Епископ Полесский
№ 2353
Пинск, дн. 10 ноября 1926 г.
Предмет: св. Василий Котович -
перемещение
Пану Полесскому Воеводе

Настоятель прихода в Ополе, Дрогичинского уезда, св. Василий Котович, был перемещён моим решением от дн. 27.Х. текущего года, № 2261, на такую же должность в приходе Стрельна, того же уезда.

О вышеуказанном перемещение любезно сообщаю Пану Воеводе.

Епископ Полесский Александр10

Стрельнянская Александро-Невская церковь.
Стрельнянская
Александро-Невская церковь.

Деревянная церковь святого благоверного князя Александра Невского в Стрельне была построена на окраине села в 1800 году помещиком Андреем Сулковским в традициях народной архитектуры с чертами классицизма. С 1920 по 1930 год она реставрировалась: по гонтам была положена жесть, снаружи церковь обита вертикальными досками, а её стены покрашены. Деревянная церковная ограда менялась и красилась.

В 1930 году Василий Котович начал перестройку церкви, которая через четыре года была закончена.

Отец Василий только начал службу в Стрельнянской церкви, а уже в апреле 1927 года группка прихожан написала на него жалобу церковным властям:

Прихожан Стрельнянской
Александро-Невской церкви

Прошение

Назначенный на наш приход священник Василий Котович не соответствует своему назначению по следующим причинам:

1) Местожительство его в далеком расстоянии от церкви и самого прихода, в своём имении Чабаевке, расположенном в 10 верстах от села Стрельна, и в 15 верстах от некоторых деревень прихода, подвергает нас весьма большим насильственным расходам при исполнении треб.

2) Высокая плата, побираемая настоятелем прихода о. Котовичем, за требы при таких условиях тоже является непосильной.

3) Из собираемых плат за требы и обедни о. Котович не даёт никакого дохода на церковь, чем подвергает церковь в критическое положение в связи взносов консисторских и разного рода оплат - податковых. По примеру предместников его, которые из побираемых плат за требы давали некоторую часть на доход церкви, о. Котович категорически отказался и в данное время церковь на расходы необходимые при богослужении удерживается единственно только из дохода продажи свечей.

4) Самое же богослужение, совершаемое о. Котовичем, ввиду старческого неясного его голоса, является для прихожан непонятным и не располагает никакого духовного, религиозного чувства. На основе вышеизложенного покорнейше просим Ваше Преосвященство о переводе или смещении о. Котовича и назначить в наш приход более соответствующего настоятеля.

Подписи: дер. Старые Кленки, Самуил Нестерович и др.11

Заслуженному священнику церковные власти предложили уйти на покой:

Настоятелю Стрельнянской церкви,
Дрогичинского уезда,
Священнику Василию Котовичу

Во исполнение резолюции Его Преосвященства, Преосвященнейшего Владыки, от 21.IV. с. г., за № 900, последовавшей на прошение прихожан Стрельнянской церкви о перемещении Вас в другой приход, предлагается Вам, как в связи с вышеозначенным прошением, так и по преклонному возрасту подать до 1-го июня с. г. прошение об увольнении за штат.

г. Пинск, 7 мая 1927 г. № 2960

Член Консистории
Секретарь
Столоначальник12

Однако большинство прихожан вступились за известного и авторитетного пастыря.

Его Высокопреосвященству
Г. Преосвященнейшему Епископу Александру
Полесскому и Пинскому
Прихожан Стрельнянской Церкви
Дрогичинского уезда, Полесского воеводствава

Прошение

Мы, прихожане Стрельнянской церкви, узнав весьма печальную весть от нашего уважаемого пастыря священника Василия Котовича о оставлении им нас, согласно прошению некоторых лиц родственников и приспешников, уволенного за расхищение церковного имущества Константина Федчука, задавшихся целью повредить нашему настоящему священнику, как это было и с предыдущим, всеми усилиями, стараясь, чтобы в Стрельнянском приходе не мог ужиться ни один священник, дабы можно было им самовольно занимать и пользоваться церковною землёю, сенокосом и усадьбой, совершенно не интересуясь церковью, как домом Божим и домом молитвы, который они даже очень редко посещают. Церковно-приходские постройки находятся в настоящее время в разрушенном и опустошённом виде, а поэтому жить священнику в Стрельне является весьма затруднительным. Построить новые постройки мы в настоящее время не в силах, однако треба и Богослужения выполняются в аккуратности св. Котовичем, который сам на своих лошадях постоянно приезжает на все Богослужения.

Уважаемый нами священник Василий Котович от 15 ноября 1926 г. по 9 мая с/г не пропустил Богослужения ни воскресного, ни праздничного дня, а в Великий пост совершалась даже Андреево стояния на 5 н.[еделе] Великого поста, а ранее никогда от великой войны предыдущими священниками не служившего. Духовные требы и напутствия больных безприкасловно им выполнялось. Аккуратное набожное вразумительное Богослужение священника Котовича в воскресения и праздники всякому стало понятным, что дом Божий, есть дом молитвы, что Храм Божий есть домом духовно-молитвенного объединения для молящихся Православных Христиан. Заботливостями св. Котовича вскрылись наружу непомерные расхищения церковных денежных сумм, учиненных на днях отчисленным ктитором, оставившим недоимок около 425 злотых в наследие 1927 г. Священник Котович привлёк б. ктитора присутствовать в Богослужебные дни праздников и воскресений при свечном ящике, ради этого ктитор был редким гостем в храме в Богослужебные дни.

Богослужебно исполняемое в аккуратности, уставности и последовательности старческое священнодействие всех церковных богослужений показало нам очевидное превосходство в служебной деятельности св. Котовича. В сравнении с молодыми священниками его предшественниками убедило нас в том, что старые священники истые молитвенники, привлекающие прихожан в доселе пустующий храм. По этому покорнейше просим Ваше Высокопреосвященство о оставлении нашего уважаемого пастыря священника Василия Котовича в Стрельнянском приходе.

1927 г. дня 15 мая
Стрельна13
Покорнейшие просители: [45 подписей]

На защиту отца Василия Котовича встал также и его благочинный Роман Николаев14.

Православный
Благочинный
ІІ округа
Дрогичинского уезда
Полесской Епархии
7 Июня 1927 года
№ 328
почта Янов-Полесский
В Полесскую Духовную Консисторию

Рапорт

В исполнение Указа Духовной Консистории от 18 мая с/г за № 3199, касательно прошения прихожан Стрельнянской церкви о перемещении из с. Стрельны священника о. Василия Котовича, честь имею, высказать следующее:

Прошение есть результат мести церковного старосты Константина Хведчука, уволенного от занимаемой должности за вредную для церкви службу, вследствие ходатайства о. Котовича, раскрывшего его злоупотребления.

Прошение это не является выразителем общего настроения и врученное мне контр прошение других прихожан той же церкви, при сём представляемое, служит тому доказательством. В жалобе имеются подписи лишь несовершеннолетних, учеников школы и есть даже подложная - неграмотного Феодора Колыско.

Оно не соответствует действительности, обвинения неправдоподобны и лживы.

Первый пункт обвинения определяет местожительство о. Котовича, имение Чабаевку, в 10 верстах от с. Стрельны, центра прихода. В действительности, с. Стрельна находится на половине пути от им. Чабаевка к жел. дор. ст. Снитово. Последняя отстоит в 10 верстах от Чабаевки. Следовательно, расстояние с. Стрельны от Чабаевки 5 вёрст, что узаконено свыше 25 лет существованием проездного пути от Чабаевки к жел. дор. ст. Снитово через с. Стрельну. В зимнее время сообщение дорожное сокращается почти наполовину указанного расстояния, т.е. до 3 1/2 вёрст. Отдалённые от с. Стрельны деревни Сочивки и Куляки состоят ближайшеми соседними деревнями к им. Чабаевка в расстоянии 1,5-2 в. Самые отдалённые от Чабаевки деревни Старо и Ново Кленки находятся в расстоянии 6-7 вёрст.

Во втором пункте жалобщики обвиняют о. Котовича во взимании высокой платы при требоисправлениях, но за какие именно и от кого побиралось не указано. Обвинения голословны, бездоказательны и судом не приемлемы. Наоборот, о. Котович значительно понизил плату, чем вызвал нарекания со стороны соседей-сослуживцев. Быть может, жалобщикам желательно, чтобы о. Котович, как человек материально обеспеченный, довольствовался лишь доброхотными подаяниями.

В третьем пункте обвинения жалобщики бросают упрёк, что о. Котович из побираемых плат за требы и обедни не даёт никакого дохода на церковь. И здесь тоже погрешают. Как видно из приходо-расходной книги за 1926 г., в м. Декабре (время назначения в с. Стрельну) поступило от крещений (при похоронах и браках взыскивает сам староста) и поминовений (ст. 79, 80 и 81) 11 зл. 50 гр. В 1927 г., в м. Январе (ст. 4) 10 зл. 50 гр., м. Феврале (ст. 7) 81 зл., м. Марте (ст. 10) 5 зл. 50 гр., м. Апреле (ст. 14) 16 зл. 50 гр. Итого, за 5 месяцев от причта поступило 124 зл. 50 гр. Указанные отчисления добровольные, необязательные для причта.

Обвиняя о. Котовича "в категорическом отказе" поддерживать церковь, жалобщики свидетельствуют, что церковь "удерживается исключительно из дохода от продажи свечей". Печальная операция продажи свечей 1926 г. выразилась в неутешительном итоге по ст. ст. прихода и расхода, а именно: израсходовано на покупку свечей 233 зл. 65 гр. Поступило от продажи их 222 зл. 90 гр. Прибыль от продажи свечей не покрыла расходы в сумме 10 зл. 75 гр.

Соглашаясь отчасти с 4-м пунктом обвинения, что о. Котович по причине старости служит тихо и не отчётливо, нельзя ни признать, что для Стрельнянского прихода он самый подходящий священник.

В Стрельнянском приходе нет никаких построек для священника. Есть совершенно ветхий дом для псаломщика и два сарая, из коих один без крыши.

Пока был псаломщик Парищук, он жил как местный крестьянин, в собственном доме, священник же занимал дом псаломщика и пользовался его сараем. Дом с протекающей крышею, сырой и с неисправными печами. Прихожане Стрельнянского прихода самые зажиточные люди во всём округе (дер. Ново Кленки и с. Ново Стрельна). Но, не смотря на свою зажиточность, ими ничего не сделано в смысле улучшения квартирного вопроса для священника. По просьбе предместника о. Котовича, о. Малеши15, ими дано немного кулей соломы, но собранного количества слишком было мало, и о. Малеша использовал её в качестве подстилки для скота.

Со смертью псаломщика Парищука (20 апреля с/г.) квартирный вопрос, в случае назначения нового причта, осложнится. Священник и псаломщик ни в коем случае не пожелают жить в одном доме о двух комнатах с общей кухней.

Так как в будущем возможны повторения прошений о том же, я осмеливаюсь ходатайствовать пред Его Преосвященством, Преосвященнейшим Владыкой, о дополнении своей Архипастырской резолюции внесением предложения прихожанам позаботиться построением дома и необходимых хозяйственных построек, после чего их ходатайство может быть уважено.

Необходимость построения дома, в первую очередь, сознаётся и лучшими прихожанами.

Пока же они, признавая только за собою права, на долю священника оставляя обязанности, не умеющие ценить своих пастырей (постоянные жалобы мне были и на о. Малешу) не заслуживают лучших священников.

По службе о. Котович весьма исправен.

Не пропускает ни одной праздничной и воскресной службы. Служит всё по уставу, без всяких сокращений. В переписке и в представлении положенных взносов тоже весьма аккуратен.

Благочинный 2-го окр. Дрогичинского уезда

Протоиерей Роман Николаев16

Ходатайство прихожан Стрельнянской церкви имело положительный результат: вскоре Василия Котовича вернули на прежнюю должность.

Наверно, не случайно 21 августа 1927 года Стрельнянский приход посетил епископ Полесский и Пинский Александр (Иноземцев), что показывало доверие церковных властей к настоятелю и признание его заслуг.

Весной 1928 года состоялись выборы в парламент Польши. Василий Котович активно агитировал за Русское Народное Объединение (РНО). Стрельна относилась к Пинскому избирательному округу, по которому в Сейм был избран единственный депутат от РНО - Павел Король. Поэтому сразу после выборов дрогичинский староста дал священнику такую характеристику17:

Отношение к государственной власти: недоброжелательное

Замечания: русская ориентация, симпатизирует Русскому Народному Объединению.

Обладает собственность (600 га)

Очень старый (79 лет).

Интересные сведения о собственной жизни во время и после войны, и из истории православной церкви содержит письмо18 отца Василия Котовича в Полесскую духовную консисторию.

В Полесскую Духовную Православную Консисторию

Стало мне известным, что некий о. диакон пред Епархиальным Начальством, чрез посредствующих лиц, просил об удалении меня от должности Настоятеля Стрельнянской церкви с тем, что бы самому влезть на моё место.

По сему поводу имею честь доложить Полесской православной Консистории нижеследующее, а именно:

1) Подаваться на место живущего священника почиталось в прежние времена, в Бозе почившего Митрополита Иосифа Семашко, самым мерзким, бесчестным делом, скандалом, преступлением, возбуждавшим всеобщее отвращение, негодование, а какие теперь существуют взгляды у сельского духовенства на такие мерзкие поступки я не знаю, вероятно, одобрительные. А когда в прежние времена всё-таки нашелся один такой субъект из среды духовенства, который совершил такой шаг, то всё окрестное Духовенство отнеслось к нему с величайшим презрением, прекратило с ним всякие сношения, а Митрополит Иосиф Семашко сделал ему строжайший выговор, и, конечно, не дал ему просимого места. Так благородно было тогдашнее духовенство.

2) Заявляю и то ещё, что сей диакон, ищущий места и священства такими путями, никогда не получил бы даже диаконства во времена Митрополита Иосифа Семашко, во 1-х потому, что сей Владыка постоянно, открыто говорил, что в "моей Епархии все священники должны быть окончившими Литовскую Семинарию", а претендент на Стрельну едва ли отвечает такому требованию, прибегая к таким ухищрениям и домогательствам, во 2-х, тот же Владыка, общепризнанный гениальный Администратор, ни за что не соглашался на назначение более 20 диаконов на всю свою огромную Литовскую Епархию, обнимавшую тогда целых три губернии: Виленскую, Гродненскую и Ковенскую. Таким образом, он оставил после себя всего лишь 17 наличных диаконов на всю Епархию. Это неоспоримый факт, который могу подтвердить, в случае надобности, даже ссылкою на официальные документы. А почему так? А потому, что "Я удивился, что где есть диакон, там нет мира и согласия между членами причта, а только постоянный ссоры, интриги и передряги и жалобы в Консисторию", так говорил сей всемогущий тогда Владыка и любимец Императора Николая I. И, действительно, когда в те времена назначен был в мирный дотоле Бытенский приход один из диаконов, по имени Евстафий Маркевич, то не прошло несколько месяцев, как отношения между тамошними 2-я почтеннейшими священниками о. Пешковским и прихожанами обострились до крайней степени. И никто из священников не мог понять причины сего явления. Когда же через 1,5 года переместили сего диакона в другое место, то прихожане сами целою толпою явились к обоим священникам Пешковскому и др., просили у них прощения "за всё бывшее" и при этом, откровенно сказали им, что той диакон, что выехал, постоянно бунтовал нас против вас, и теперь снова всё будет "добре", по-прежнему. И снова водворился мир прежний между ними. И таких примеров интриг и бунтарства со стороны диаконов было тогда немало. Вот, почему сей Владыка так не благоволил к диаконам, когда ограничил их количество самою минимальною цифрою 17 на всю Епархию. Он видел в них зло, не доверял им и устранял их.

Не пускает ли в ход это же самое оружие, т. е. интриги против меня и сей достопочтенный о. диакон, подающийся на место живущего священника домогаясь его удаления?

Теперь надлежит сделать моральную оценку ли анализ такого поступка сего диакона. Такой поступок его есть наилучшее доказательство полного отсутствия в сем диаконе даже тени нравственного благородства, которое даёт истинную цену всякому человеку, это есть проявление крайнего бесстыдства, невоспитанности, нахальства, это есть наглое попрание всех внешних принципов совести, чести и правды, которые должны служить главною основою всех наших поступков, действий и отношений; это есть доказательство крайнего эгоизма, жадности к наживе, самомнения, ложного представления своих достоинств. Видимо, он руководится известным изречением: "Хоть весь свет погибай, лишь бы торжествовали мои собственные интересы". И в Стрельнянском болоте ждёт его горькое разочарование по части наживы, ибо недаром же уходят все бывшие тут священники, и он непременно будет убегать отсюда в случае получения сего прихода.

Такие получаются выводы, необходимо вытекающие из анализа его поступка. И поистине счастлив он, не понимая даже всей мерзости, пошлости настоящего своего деяния или выступления.

И нельзя даже думать, чтобы он действовал в данном случае во имя каких-либо высших, идеальных целей и стремлений. Сей о. диакон, очевидно, и понятия не имеет о высших идеалах, к достижению которых должен стремиться каждый человек.

И если он домогается моего удаления из прихода по причине моей старости, то я должен пояснить ему, что старость не есть преступление, за которое нужно наказывать удалением из прихода, и что она всегда и везде почитается знаком благословения Божия. Должен указать ему и на тот общественный факт, напечатанный даже в Синодальном органе "Церковных Ведомостях", что первоприсутствующий Член Святейшего Синода и Петербургский Митрополит Исидор правил судьбами своей огромной Епархии и делами всероссийской церкви даже на 91 году своей жизни. Почему же я не могу управлять малочисленным Стрельнянским приходом в гораздо более молодых годах.

Могу указать многие примеры, что даже Цари и министры правили огромными Государствами в 70, 80 и 90 лет, например, Франц Иосиф II - Австрией, Королева Виктория - Англией, также министры: Гладстон, сербский Пашиц , французский Пуанкаре, а из учёных целые массы работали в преклонных летах, читают лекции в Университетах, и никто не изгоняет их, напротив, дорожат их опытными знаниями.

И если прилагать эту мерку ко мне, т. е. изгонять из прихода, по домогательству какого-то о. диакона, то, в силу логической последовательности, нужно будет изгонять из приходов и других священников, убелённых сединами. Но что значит удалить, изгнать старика-священника из прихода, особенно в теперешнее время, которое на страницах печати часто называют проклятым временем, когда совершенно исчезла в людях, а особенно, в теперешнем Духовенстве христианская любовь, милосердие, сострадание к ближнему, когда сплошь и рядом твердят: "homo homini і rupus est?" Это значит совершенно разорить, погубить, уничтожить его и морально, и материально. Это значит предать его в жертву голода, холода, полной беспомощности. Это значит прямо выбросить его на улицу, обречь на собачье существование бездомное, бесприютное, скитальческое. Говорю это не о себе и не ради себя, ибо я, благодаря Бога, имею маленький уголок и крышу над головой в доме моего сына, но говорю о других своих собратиях старцах-священниках, которым угрожает подобная участь изгнания по домогательству о. диаконов. И этот Дамоклов меч или опала изгнания из прихода висит исключительно над главами старого духовенства, т. е. современного Митрополиту Иосифу Семашко или близкого к нему по времени, которое имело величайшее счастье лицезреть его, слушать его наставления, воспитываться под его ближайшим наблюдением и руководством, который производил экзамены, назначал на приходы и постоянно твердил нам такую фразу: "Я ваш отец, а вы мои дети". И дети отвечали ему бесконечною любовию и преданностию.

Но сей о. диакон ни единым даже словом не обмолвился о том, что такую меру наказания, как изгнание из приходов, по всякой справедливости следовало бы применить к многим и многим молодым лицам из духовенства новой формации, к которой он сам принадлежит, которое не имеет за собою решительно никаких исторических заслуг, которое появилось лишь в недавнее время и образовалось из всевозможных случайных и вовсе неподготовленных к пастырской деятельности субъектов и дельцов, некогда нахлынуло сюда целою лавою с берегов Волги, Камы, Оки, Вычегды, Сухоны и т. д., чтобы производить здесь какое-то обрусение, которое теперь на наших глазах так жестоко провалилось, которое, т. е. новое духовенство, и было главною причиною непомерного развития в здешних народных массах атеизма, баптизма, адвентизма, упадка веры и нравственности в народных массах и всяких других бед и зол, о которых в прежние времена, т. е. при Митрополите Семашко и не слышно было.

Повторяю, сей о. диакон хранит о сем полнейшее молчание, домогаясь изгнания ненавистного ему духовенства старой формации, т. е. тех немногих уже и прямых потомков нашего древнего, славного, родового, исторического духовенства, наших отцов, дедов, прадедов и даже прапрадедов, истинных аборигенов здешнего края, имена и фамилии коих значатся нередко даже в древних летописях и др. документах 1400 годов. Сама история - этот нелицеприятный судья - свидетельствует о подвигах наших достославных предков - наших отцов, дедов, прадедов... Они, поистине, подвигом добрым подвизались, они целые века тут трудились, мучились, боролись, страдали нередко даже до крови, боролись среди самых неблагоприятных политических, общественных и др. условий. Никакое перо не может описать тяжести пережитых ими страданий. Они своею собственною грудью, без всякой внешней поддержки, отстояли здесь православие и русскую народность, пока вышесказанные деятели новой формации не разрушили всего созданного нашими предками, о которых даже известный английский писатель и путешественник Уоэлесс19, лично изучавший это старое Духовенство в 1860-х годах, сделал в своём описании самые наилучшие отзывы о его умственных и нравственных качествах. И не диво: в тогдашние времена даже в таких уездных городах, как Соколка, Белосток, и даже в Кобрине, местечках Антополе, Иванове, сидели иереи Академики, не говоря уже о Гродне, Вильне, где их было множество. Трезвость тогдашнего духовенства была так велика, что на 150 человек его детей, бывших в начале 1860 года в Литовской Семинарии, не было ни одного пьяницы. Это истинный факт. Никто тогда не видел пьяного священника, валяющимся даже без всякой одежды в пьяном виде на улицах сёл, деревень и даже в корчмах, как это было в последствие к великому соблазну людей. В среде тогдашнего духовенства, за весьма редким исключением, царили мир, любовь, взаимное уважение, доверие, взаимоподдержка, редкое нравственное благородство, честность и деликатность в отношениях. Не шлялись по приходам, как цыгане, а целые роды сидели на одних и тех же местах по 100, 200 и даже 300 лет. О наградах не думали, не гонялись и не придавали им никакого значения. Трудились и работали исключительно во имя идеи. Они во всём составляли прямую противоположность современному духовенству. Глубочайшая религиозность пронизывала их жизнь и жизнь вверенных их попечению паств. Во все воскресные и праздничные дни все церкви были тогда переполнены народом, яблоку негде было упасть. А теперь что? Оскуднение веры и благочестия. Преобладающе народ отхлынул от церкви, лишь одни старики-мужчины, да бабы иногда заглядывают в них, а если иногда приходит молодежь, то вовсе не для молитвы, а для прогулок с девчатами вокруг церкви, коих они угощают всякими сластями. Благодаря старинному духовенству и его влиянию вера, честность, правдивость и уважение к чужой собственности и вообще народная нравственность стояла так высоко, что на 100 человек прихожан едва ли было два воришки и то мелких, а теперь совсем наоборот.

Благодаря тому же духовенству не было тогда никаких штундистов, никаких атеистов, которые теперь открыто кричат, что нет Бога, нет души, нет греха, что сама природа всё создала и прочие безумные глаголы. Одним словом, совершилась величайшая катастрофа, величайшая деморализация, поголовное развращение всего нашего православного народа, о котором все говорят, все вопиют, за которое вся ответственность должна пасть исключительно на главы нового поколения духовенства, но отнюдь не на главы старого духовенства, которого осталось всего лишь несколько человек, и которого разные диаконы домогаются окончательно вытеснить, и которое, наконец, воспитало и передало в ихние руки здешний народ в таком благочестии, что б. Член Государственной Думы С. Архиепископ Евлогий в публичном её заседании 400 с лишком депутатов свидетельствовал в своей речи, что он во всей России не встречал такого благочестивого народа, как здешний, которого он видел и в Холме, и в Яблочне, и которого он называл прямо "святым" и приравнивал к первым христианам. И я снова спрашиваю: кто же воспитал, кто дал такое прекрасное религиозное и нравственное настроение сему народу? Да, наше старое, древнее, родовое, историческое духовенство, насильственно уничтоженное, наши отцы, деды и прадеды.

За такое уничтожение и истребление сего Духовенства правосудная Немезида и воздала ... И не только архиепископ Евлогий, но и самый знаменитый публицист тогдашнего времени и редактор газеты "День", слава и слово которого гремели тогда, не только по всей России, но даже и по Западной Европе, Иван Сергеевич Аксаков, вот в каких буквально словах воздал должную дань своего уважения к такой благотворной деятельности нашего старинного духовенства, как он оценил его и какой воспел ему похвальный гимн на страницах своей газеты: "какие высокие подвиги совершило ты, Белорусское духовенство - бедное, угнетенное, серое, лишенное всякой поддержки общественной и государственной, - подвиги терпения и мученичества. Ты старалось уберечь и поддержать народ до лучших времён, сквозь все превратности истории и насильственно наложенную унию - предания православия и память о единстве со всею великою Россиею. И ты уберегло и поддержало: лучшие времена настали, и оправдывается Божественное слово: претерпеливый до конца той спасён будет. Поистине, ваши подвиги безмерны, хоть они творились в тишине и во мраке, без блеску и треску, без громких рукоплесканий. Ваша борьба была тем труднее, что вы боролись честным оружием духа, шли нравственным христианским путём к чистой цели. Хвала вам по всей России!! Только теперь вполне начинаем мы здесь познавать всю меру добра, совершенного вами, все достоинства ваших дел, удивляемся вам, благословляем вас и несём вам дань нашего братского сочувствия и участия".

А в то самое время, когда Аксаков расточал такие похвалы, вполне заслуженные, нашему старинному духовенству, признавая все его заслуги и добро, им сделанное, хвалил его патриотизм и т. д., в это самое время в городе Вильне, по Миллионной улице, в огромном дворце Огинского, в собрании нескольких сот русской интеллигенции, среди которой находились и мой старший брат [Иоанн Котович. - Авт.], также учителя Гимназии Серно-Соловьевич, Шолкович, Полозов и др. знакомые, которые всё видели и слышали, вдруг выступил со своею речью бывший Ковенский викарий-Епископ, по имени Александр Добрынин, уроженец Ярославской губернии, который с ног до головы чернил это самое Духовенство, называл всех здешних священников поляками, изменниками, предателями, а потому признавал нужным немедля же по этапу отправить и выселить всех здешних священников со всеми их семьями на вечное поселение во Владимирскую губернию, а сюда призвать великорусских семинаристов. Но такая речь встретила жестокий отпор со стороны Директора Народных Училищ Виленского учебного округа г. Садокова, и крайне недовольный Владыка Александр, не медля же, ушёл из собрания, не преподав общего благословения. И так светские люди нас хвалили до небес, а духовные чернили и требовали изгнания.

Такого изгнания требует и о. диакон, но фактической вины никакой не указывает, вероятно, за то, что я не пью, не курю и в карты не играю, свою службу аккуратно исполняю. Вероятно, также и за то, что я во время В.[еликой] войны, когда всё духовенство до последнего человека бежало куда очи глядят, только я один остался здесь в числе 450 000 православного населения по подсчёту Германцев.

Тогда же, 1 сентября 1915 года, Германский дивизион, задержавшийся в селе Липниках, зачислил меня "Пастором" Лядовичско-Опольской церкви и всего мирно-плененного православного населения для обслуживания молитвенных и духовных треб.

Три года и четыре месяца не упустительно, поочередно, во все воскресные и праздничные дни совершал Богослужения в храмах м. Иванова, Хомска, Мотоля, Бездежа, селах: Вавуличи, Ополь, Здитово, Спорово, Молодово, Охово, Поречье, Одрыжин, Дружиловичи и др., одновременно исполнял духовные требы с записью крещений, венчаний, погребений, отдельно по приходам, с выдачею требоисправителям копий записей на непредвиденный случай. По вызову требоисправителей ездил и для совершения Богослужений в храмы, сопровождаемый вооруженным Германским патрулём, невольно вызывая слезы у мирноплененных православных, встречавших и провожавших меня в подневольной обстановке.

Веруя во всемогущество силы Божией в немощи совершающейся, все цело, посвящая себя в Воскресения и праздники Богослужениям и удовлетворению духовных треб, отовсюду в храм прибывших богомольцев. За окончанием утрени, до и после Литургии, крестил детей сотнями (26 мая 1917 г. в м. Хомске 118 крестил до и после обедни), тысячи и свыше приносили общую исповедь, часто заканчивал Литургийное Св. Причащение богомольцев поздним вечером (14 ноября 1917 г. 2200 причащалось), как было в с. Поречье, Пинского уезда, когда в 7 ч. вечера вышепоказанное число причастников закончили причащаться Св. Т. Причастия.

По вызову Германских дивизионов, сопровождаемый вооруженным патрулём, посещал селения Минской губ. Охово, Полкотичи, Скорятичи, Лисичицы, Новоселки, Отолчицы, Чемерин, Табулки и др., где совершал обедницы и Акафисты, исповедовал и причащал православных, крестил детей, отпевал на кладбищах самопогребённых и т. п.

Любовь и радушие православных к подневольному пастырю, воодушевляла меня на Апостольско-пастырский труд учительства замкнутых духовных овец Германскою неволею в неопределенном времени и положении.

Кратко поясняю: в трёхлетие и четыре месяца мирно-плена Германского от 68 православных приходов крестил младенцев 2418, повенчал пар 382, погребал 791 покойников, вовсе не считаясь с денежной платою за требные и богослужебные труды, охраняя пред Германцами авторитет православного исповедания и обрядов.

1915 года 1-го сентября мирно встретил вступление Германцев в наш Полесский район и 18 декабря 1918 года мирно с ними расстался, хотя, вслед за выселением из Пинского Православного Монастыря о.о. иеромонахов в Тересполь Забужский, Германцы усилили наблюдение за "Пастором" - за мною, спрашивая помещиков-землевладельцев Еленского20, Скирмунта21, Орд22, Вислоуха23 и др. о моей благонадёжности и о причинах невыезда в Россию.

И так Германцы не пожелали, поудержались от изгнания меня от "Пастырства", что так усиленно желает и домогается о. диакон, повсеместно оповестивший о своём перемещении в Стрельнянский приход, ныне мною возглавляемый.

№ 112
19.08.28 г.
с. Стрельна
Священник Василий Котович.

После всех жалоб духовные власти решили отправить священника Василия Котовича за штат.

Указ Пинской Духовной Консистории
настоятелю прихода в Стрельне, Дрогичинского уезда,
Св. Василию Котовичу

Решением Е. В. Архиепископа Полесского Александра от 16 декабря № 3155 и постановлением Духовной Консистории от 12.XII. № 42, священник отозван 1 января 1930 г. с должности настоятеля прихода в Стрельне, 2 благочиния Дрогичинского уезда, в виду преклонного возраста, а также не исполнением распоряжения епархиальных властей относительно взносов на ремонт Пинского кафедрального собора.

В результате вышеизложенного рекомендую передать приход одному из соседних настоятелей, по указанию о. благочинного, а печать сдать в уездное староство.

Указанным решением Его Высокопреосвященства священник прикреплён (внештатно) к церкви в Дрогичине.

г. Пинск, 22 декабря 1929 г. № 1239924

Однако 3 января 1930 года Василия Котовича прикомандировали (сверх штата) к Воловельской церкви Дрогичинского уезда и разрешили служить в соседней Перковичский церкви.

Однако прихожане вступились за любимого пастыря.

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Александру
Архиепископу Пинскому и Полесскому
Нижеподписавшие прихожане
Стрельнянской церкви, Ивановской
волости, Дрогичинского уезда

Прошение

В конце 1926 года настоятелем нашей церкви был назначен Вашим Высокопреосвященством священник Василий Котович.

Назначению этому мы Сами довольны и глубоко благодарны Вашему Высокопреосвященству.

Священник Василий Котович исполняет свои пастырские обязанности несравненно лучше своих предшественников, никогда не опускал служб церковных, наставляя нас в вере христианской своими проповедями, добрыми делами и примерами; энергично работает над вопросом о неотложном ремонте церкви, делая собрания приходские и общественные.

К сему почтительнейше присовокупляем, что у нас нет священнику дома, хозяйственных построек, которых мы в настоящий момент построить не в состоянии, так как всё устраиваемся сами после военного времени, а тем более крайняя необходимость ремонта церкви возведение необходимых построек священнику откладывает на неопределённое будущее.

Узнав об увольнении нашего священника Василия Котовича в заштат, что нас очень поразило - позволяем себе обратиться к Вашему Высокопреосвященству с всепокорнейшей просьбой об оставлении священника Василия Котовича, настоятелем Стрельнянской церкви, покамест, соберёмся с силами построить дом и хозяйственные постройки, дабы вновь назначенный священник у нас не страдал, а мог жить как подобает человеку и тем более священнику.

4-го января 1930 года.

Просители: Владимир Шеремета, Юстин Оксютик, Алексей Дулевич, Григорий Дулевич, Л. Дулевич, Андрей Демидович,Моисей Денисюк, Калистрат Дулевич, Прокопий Тютюник, Я. Луцевич, И. Юдинчук, В. Ильяшевич, Антон Демидович, солтыс дер. Сочивки Авксентий Бахуревич, Пармен Лагодич, Алексей Дядюк, Михаил Горбацевич, Юльян Давидович, Мария Давидович, Иван Давидович, Антон Токарчук, Иосиф Грищук, Степан Дядюк, Пётр Борисюк, Николай Лагодич, Никита Мереко, Николай Данилькевич, Павел Самосюк, Михаил Ярмошук, Е. Прибыш, Иван Ковдзей, Семён Денисюк, Евгения Малаховская, Ольга Малаховская, К. Лаврин, Дария Токарчук, Пётр Самосюк, Иван Токарчук, Вера Токарчук, Яков Токарчук, Василий Токарчук, Кузьма Хведчук, Савва Перещук, Степан Чабанюк, Павел Савчук, Сергей Самосюк, Мария Паращук, Пётр Ющик, Юлиана Ющик, Константин Федчук, Григорий Садосюк, Никита Алешкевич, Параскева Савчук, Константин Семедюк, Антон Грищук, Мирон Грищук, Николай Фидчук, Павел Прибыш, Парамон Кравчук, Иван Войтович, Мелания Федчук, София Федчук, Ольга Войтович, М. Игнатчук, Василий Воронович, Михаил Шепетунко, за солтыса села Стрельна С. Грищук. Неграмотные: Алексей Тютюник, Елена Войтович, Трофим Токарчук, Пётр Савчук, Екатерина Савчук, Гавриил Зинюк, Стефанида Токарчук, Мария Токарчук, Юстина Пилищик, Христина Самосюк, Пелагея Перещук, Татьячна Перещук, Мария Ющик, Наталья Ющик, Ксения Грищук, Анна Грищук, Яков Берчук, Сергей Ющик, Павел Демидюк, Фёкла Грищук, Евдокия Грищук, Пелагия Демидюк,Екатерина Войтович, Марта Грищук, Фёкла Демидюк, Карп Волк, Фёдор Демидюк, Екатерина Юзенчук, Леонтий Данилькевич, Евдокия Шеремета, Мелания Юзенчук, Наталья Шепетунко25

И отца Василия после такой народной поддержки вернули на прежнюю должность.

16.I.1930 г.
Его Превосходительству
Пану Воеводе Полесскому
В Брест н/Б

В след письму от 27.XII. прошлого года № 3210, любезно сообщаю Вашему Превосходительству, что решением от 10 января № 32 оставил св. Котовича Василия в должности настоятеля штатного прихода в Стрельне Дрогичинского уезда в результате просьбы местного православного населения.

Архиепископ Александр26

В Брестском архиве был найден и такой интересный документ:

Тайно

Уездная комендатура Г.П.
в Дрогичине
5 января 1933 г.
Пану воеводскому коменданту Г.П.
(следственное управление) в Брест-над-Бугом
и пану уездному старосте в Дрогичине
Nr. VI.S. 13/276
Котович Василий - информация

Сообщаю, что православный священник Василий Котович, владелец имения Чабаевка, гмина Бездеж, Дрогичинского уезда, живущий там же, обслуживающий церковь в селе Стрельна, гм. Янов, развернул активную агитацию среди местного населения в окрестных селах за украинскую школу. В середине декабря 1932 года во время проповеди в церкви села Стрельна священник Котович с амвона объяснял, что сейчас можно создавать в сёлах комитеты, которые имели бы задание сбора подписей для декларации за создание украинских школ, в которых могли бы учить украинские учителя, при чём, объяснял подробно, как надлежит поступить, а кто не понимает, чтобы обращался к нему. Поощряя к этому, говорил: "Мы должны стараться об учёбе наших детей на родном языке и, если все будут помнить о своих правах, то правительство вынуждено будет удовлетворить наши желания". Котович прочитал несколько выписок из газеты "Русский Голос" из статьи, в которой говорилось о создании в сёлах, упомянутых школ. Котович эти выписки давал доверенным лицам, причём приказывал после прочтения передавать эти статьи другим, чтобы таким способом это сообщение было известно более широкому кругу общественности, призывал при этом тотчас выбирать комитеты и ходатайствовать перед польскими властями за указанные школы. Как следует из информации, Котович выписки такого рода роздал в сёлах Микицк, Белое и Сычево, гм. Бездеж. В результате такой [газетной] выписки, полученной от Котовича, солтыс села Белое, гм. Бездеж, 11.12.1932 года собрал собрание общественности этого села, на котором был выбран комитет, в состав которого вошли жители села Белое, гм. Бездеж, Артем Юсковец (сын Андрея, 42 года), Александр Володкевич (сын Бонифация, 35 лет), Климент Шикула (сын Александра, 22 года). Этот последний подозревается в принадлежности к организации КПЗБ. Избранный комитет постановил собрать по 5 грошей от каждого на нужную для этой цели декларацию. Таким образом, собрали 2 злотых и 40 грошей, но денег этих не хватило. Поэтому хотели снова собирать, но люди на это не согласились. Из-за этого ранее собранные деньги комитет возвратил населению.

Приложена выписка, полученная от Моисея Юсковца (сына Льва, 30 лет, жителя с. Микицк, гм. Бездеж), которая написана собственноручно Котовичем, и которую вручил лично Котович Юсковцу Василию 7 или 8 декабря 1932 года.

Прилагаю: выдержку.
Уездный комендант Г.П.
Вл. Стругало, подкомиссар27

Действительно, в деле имеется, переписанная Котовичем, статья "Школьный плебисцит" из львовской газеты "Русский Голос" (1932 г., 4 декабря, № 47). Дрогичинский староста обратился с письмом к самому полесскому воеводе Вацлаву Костек-Бернацкому.

Дрогичинский уездный
староста
Дрогичин-Полесский
14.02. 1933 г.
Nr. III-3
Результаты школьного
плебисцита - отчёт
Тайно
Пану Полесскому Воеводе
в Брест н/ Б.

Сообщаю пану воеводе, что акция в деле украинского и русского школьного плебисцита началась на территории Дрогичинского уезда в первой половине декабря 1932 г. В Дрогичине местными русскими националистами Сергеем Трофимуком и Иваном Литовчиком выдвинуты требования о введении русского языка в начальной школе.

Вторая акция в то же время проведена была на территории села Белое, гм. Бездеж, где 11.12.1932 г. состоялось нелегальное собрание в количестве 40 сельчан, на котором постановили обратиться с просьбой к школьным властям о введении в школе украинского языка. Так в первом и во втором случае эти намерения не осуществились.

Толчок к началу названных акций дали статьи, помещённые в газете "Русское Слово" (выписываемую православными священниками), взывающие русскую общественность к участию в борьбе за школу с родным языком.

Как следует из имеющейся информации, то причиной начала акции по проведению плебисцита был православный священник Василий Котович (приход Стрельна, Яновская гмина), который сделал выписки из вышеназванных статей и роздал прихожанам и, кроме того, призывал во время проповеди к акции.

Местное население к указанной акции по проведению плебисцита, кроме нескольких шовинистически настроенных человек, отнеслась относительно пассивно, и в результате к школьным властям никаких деклараций не составлено.

Уездный староста28

Польская полиция серьёзно отнеслась к попытке создания украинской школы. Началось следствие, было допрошено с десяток местных крестьян: Александра Володкевича, Климента Шикулу, Ивана Шума, Артёма Юсковца и др. Один из них изложил следователю свою версию событий:

28.ХІІ. 1932 г., допрошенный про обстоятельства дела: Артём Юсковец, сын Андрея и Ирины, 42 года, православный, женатый, земледелец, грамотный, судимостей не имеет, заместитель солтыса деревни Белая, гмина Бездеж, Дрогичинского уезда и там же живущего, который сообщил следующее:

11.ХІ. 1932 г. получил поручение от солтыса деревни Белая Андрея Гринкевича созвать людей на собрание в доме Герасима Юсковца в деле школы, но какой - этого он мне не сказал. После информирования людей, когда сам я отправился на то собрание, то увидел, что Иван Шум вынул из кармана какую-то бумагу, вероятно, присланную ему попом из Чабаевки Василием Котовичем, и начал её читать присутствующим, из которой следовало, что дело идёт об украинской школе. После прочтения этого письма громада начала говорить, что согласна на такую школу и выбрала необходимый для этого комитет, который имел задание приложить усилия к открытию в деревне Белая указанной школы. В комитет вошли: я, Александр Володкевич и Климент Шикула. На собрании было около 30 человек, пожилого возраста, и довольно много молодёжи. После выборов комитета, он на следующий день приступил к сбору денег, причем я, вместе с Александром Володкевичем, ходили по домам и собирали по 5 грошей от дома, так, всего собрали 1 злотый 80 грошей. Видя, что собранных по 5 грошей денег нам не хватит на составление декларации и на переписку, связанную с этим, то комитет постановил созвать новое собрание, что комитет, в согласовании с солтысом деревни Андреем Гринкевичем, и сделал. Новое собрание состоялось в доме Александра Криштановича, на которое пришло такое самое количество людей, как и на первое собрание. На этом собрании, когда комитет пояснил собравшимся, что сбор по 5 грошей от дома является малым, поэтому собрание одобрило собирать по 10 грошей от ребёнка в школьном возрасте. После этого постановления, на следующий день я, вместе с Климентом Шикулой, приступили к повторному сбору денег и за этот день собрали всего 1 злотый 40 грошей. Так, за два дня собрали всего 2 злотых и 60 грошей. Когда комитет понял, что люди неохотно давали по 10 грошей, тогда комитет отправился к попу Котовичу в Чабаевку, где там детально обо всём сообщили ему, он пояснил, что в деревне должно быть, по крайней мере, 40 детей школьного возраста, а в нашей деревне - всего 35. Поэтому, в согласовании с солтысом Андреем Гринкевичем, созвали третье собрание в доме Семёна Шуляка, на которое прибыло не меньше людей, и там лично объяснил собравшимся, что украинской школы в нашей деревне не может быть, так как в ней мало детей и предложил им, чтобы собранные деньги использовать для написания прошения в школьный кураториум с просьбой об открытии польской повшехной школы, а поскольку собравшиеся не согласились на это, тогда же комитет роздал собранные деньги и сейчас не делает ничего в этом направлении. Я лично не знал, что на устройство такого собрания необходимо разрешение властей29.

Неблагонадежного стрельнянского батюшку польская полиция взяла под наблюдение и завела на него учётный листок30:

Учётный листок

Фамилия и имя: Котович Василий, православный священник в с. Стрельна.

Местожительство: имение Чабаевка.

Дата рождения: 22 марта 1849 года.

Образование: духовная семинария в Вильне.

Семейное положение: вдовец.

Какое имеет гражданство: польское.

С какого времени исполняет свои функции: с 1873 года.

Как исполняет свои обязанности: исполняет свои обязанности хорошо.

Материальное состояние: земли разного рода 477 десятин, постройки, инвентарь.

Какой язык употребляет: во время проповедей - украинский, в разговорах и школе употребляет русский язык.

Общее описание

Средний рост, вытянутое лицо, заросшее длинной седой бородой, синие глаза, нормальный рост, медленная ходьба. Работящий, бережливый, водку не пьет совсем. Сторонник украинской школы. Скрытный и таинственный. Выписывает украинские и белорусские журналы. Население его любит за то, что каждому помогает и советует, когда тот попадает в беду, ведёт разговоры с людьми, не очень хорошо относящихся к польской культуре.

Деятельность

18 декабря 1932 г. вёл агитацию среди местного населения за создание украинских школ.

Дата не установлена. Заставлял Максимовича Василия убрать римско-католический крест, им поставленный, а также польские надписи заменить на русские.

Именно в это время началась новая волна жалоб на отца Василия.

В Полесскую Духовную Консисторию
Стрельнянской церкви, Дрогичинского уезда,
II Округа, священника Василия Котовича

Рапорт

В исполнение указа Духовной Консистории, от 1 февраля с. г. за № 863, об отзыве по существу поданного на меня прошения 29 прихожан дер. Старые Кленки, честь имею почтительнейше доложить, что правоподобно есть только то, что я действительно состою настоятелем Стрельнянской церкви, а всё остальное полнейший вымысел, что сразу видно из самого содержания прошения, а ещё больше по отдельным пунктам, выявленным в вину мне.

В прошении сказано, что церковь отстоит в 11 верстах от имения Чабаевка - на самом деле это расстояние равняется не больше 6 верстам.

Что касается исповеди матери Тараса Войтовича - Татьяны, то таковая совершенно не была больна, и для напутствия её никто не обращался. Подписавший прошение Тарасий Войтович обращался ко мне для напутствия тёщи, что и совершено мною, согласно её заявлению, но только не в тот именно момент, когда он на улице требовал - утречком в Воскресенье, а после Утренни. Тёща его продолжительно была больна, то в субботу накануне он не соизволил приехать, потому что живу в Чабаевке, Живу же я в Чабаевке не по своей вине, а потому что в Стрельнянском приходе нет дома священника и хозяйственных построек.

В прошении не правдоподобно указан возраст 85 лет: родился я 2/ III 1849 г., следовательно, имею сейчас не полных 84 г.

О голосе и памяти молю Бога, что бы все люди моего прихода, дети мои и внуки, а равно написавший доживши до моего возраста, имели такой голос и память.

Службу Божию совершаю так, как совершал таковую 50 лет тому назад. А относительно посещаемости и отклонений от церкви прихожан ради меня "Настоятеля", могут ли об этом судить люди, которые бывают в церкви 1-2 раза в году.

Действительно беспокоятся о моём беспамятстве, голосе, летах и т. п., а бесподобном своём выпаде эти "смиренные просители", имевшим место 25 ноября 1932 года, совершенно забыли. Я же со своей стороны для подтверждения их "смиренной просьбы", считаю долгом выпад этот описать. 25 ноября 1932 г. около 1 часу дня я был приглашён в Чабаевке Тарасом Войтовичем на погребение дер. Старо Кленки его тёщи Анны Герасимчук. Совершив погребение, со своим псаломщиком сели на предложенную нам подводу и отъехали. Приехав в с. Стрельну к дому псаломщика, вёзший нас человек, родной брат Тараса Войтовича - Яков Войтович заявил, что дальше меня не повезёт, выпряг лошади и завёл в хлев к своим родственникам, просидев около 2 часов на возу безрезультатно, я был отвезён лошадью псаломщика в Чабаевку около 10 часов вечера.

В приходе 7 деревень и населения более 3000, а написавшие прошение 29 человек одной деревни просят от имени всего прихода. Помимо изложенного, связан я со Стрельнянским приходом и денежно, по случаю ремонта церкви, который тянется с месяца июня 1930 года, я вынужден был, до внесения прихожанами обещанных складок-жертв на ремонт, внести своих 500 злот.

В заключение почтительнейше присовокупляю, что в Стрельнянском приходе нет баптистов, штундистов, униатов и вообще антирелигиозных ересей и службу Божию совершаю не только в своей церкви; но и в соседних: Бездежской, Вавуличской, Гутовской, Опольской, Снитовской, Вороцевичской - даже в Крупчицкой.

№ 21
1933 г. 11 февраля
с. Стрельня31
Стрельнянской церкви священник
Василий Котович

Полесская Духовная Консистория стала на сторону настоятеля прихода.

Протокол

Заседания Полесской Духовной Консистории "28" февраля 1933 года

№ 92

Присутствовали Члены Консистории:

Митрофорный Протоиерей Константин Виторский

Протоиерей Павел Калинович

Протоиерей Александр Житинский

Священник Евгений Селецкий

Секретарь Сергей Виторский

СЛУШАЛИ: дело по жалобе группы прихожан Стрельненской церкви, Дрогичинского уезда, на своего настоятеля, священника Василия Котовича, с обвинением его в уклонении от совершения треб и в отказе напутствовать умирающую мать Тараса Войтовича. В заключение они просят перевести от них престарелого, 85-летнего священника, потерявшего, якобы, голос и слух и не могущего уже удовлетворять религиозных нужд прихожан.

В своём рапорте от 11 сего февраля за № 21, священник Василий Котович исчерпывающие объяснения по содержанию сей жалобы.

ПОСТАНОВИЛИ: признать объяснения священника Василия Котовича заслуживающими внимания, дело дальнейшим производством прекратить и сдать в архив.

Члены Консистории:  
Митроф. Прот. Константин Виторский
Прот. Павел Калинович
Прот. Александр Житинский
Свящ. Евгений Селецкий
Секретарь Сергей Виторский
Столоначальник Иван Иолоб32

Но травля Василия Котовича и псаломщика Владимира Игнатчука продолжалась, теперь её инициатором стал местный крестьянин Токарчук, который пытался завладеть участком церковной земли. Приход имел 48 десятин земли (3/4 пастбища и ¼ пашня).

Православный Благочинный
ІІ округа
Дрогичинского уезда
Полесская Епархия
21 Августа 1934 года
№ 404
почта Янов-Полесский
В Полесскую Духовную Консисторию

В исполнение приказа Духовной Консистории от 4 июля с. г. № 7187 имею честь сообщить следующее:

1) Служебные обязанности псаломщик Стрельнянской церкви Владимир Игнатчук исполняет с надлежащей старательностью. Дирижёрские способности, несомненно, имеет.

2) О намерении уйти на пенсию с 1 сентября с. г. настоятеля Василия Котовича прихожанам Стрельнянской церкви сообщил. В связи с этим возник следующий вопрос: обратились ко мне два жителя села Стрельна, которые, составляя документы утверждающие, что выступают как представители сельского совета в Стрельне, заявили, что жалоба на св. Котовича и пс. Игнатчука связана только с делом Токарчука, руководствующего не интересами прихожан, как он утверждает, только эгоистическим стремлениями. Токарчук взял в аренду, на основе контракта с св. Котовичем, бывшее кладбище. При реализации плана хуторизации к указанному кладбищу, находящемся на крае хутора Токарчука, прибавлено полосу земли, увеличившей в такой способ территорию, сдаваемую в аренду. Когда Токарчук пожелал продолжения контракта, причт отказал ему на том основании, что в результате увеличения предмета аренды, контракт необходимо заключить на новых условиях и, что аренда земли Токарчуком вызвало бы сильное недовольство среди прихожан. Представители сельского совета заявили, что крестьяне положительно восприняли не продолжение аренды указанной земли с Токарчуком, поскольку Токарчук сразу после утверждения плана хуторизации убрал граничные знаки, отделяющие арендуемые земли от собственных, имея намерение постепенно завладеть указанными землями. Отметим, что в случае безусловного стремления, будут стараться о забрании выделенной полосы, так как при хуторизации выделено для нового кладбища отдельную землю, а прибавление полосы земли к бывшему кладбищу осуществлено сверх нормы в результате договорённости Токарчука с землемерами, жившими тогда у него в доме. Это столкновение Токарчука с причтом является уже вторым подряд. В своё время в деле между церковью и школой о землю, расположенную вблизи самой церкви. Токарчук выступил против причта, будучи свидетелем на стороне руководителя школы. В некоторой степени из-за него церковь в Стрельне лишена свободного подъезда к ней. К церкви идёт узкая извилистая тропинка через огород настоятеля. Правдоподобно нелюбовь Токарчука к причту, не исключая псаломщика Игнатчука, начинается, наверно, с этого дела. Из-за указанных обстоятельств осмелюсь выразить своё убеждение, что решить этот вопрос надо, учитывая мнение большинства, а не одного человека, к тому же, не заслуживающего этого. Что касается самого ухода на пенсию св. Котовича, то не возражаю. Однако ему надо вернуть 100 зл. и 34 доллара, которые он дал под залог для проведения ремонта церкви.

Благочинный протоиерей Р. Николаев33

Псаломщик Владимир Игнатчук организовал хороший четырёхголосый хор. Вообще, он был незаменимым помощником отца Василия. Благочинный Роман Николаев отмечал, что стрельнянский священник административное управление приходом практически передал в руки псаломщика Владимира Игнатчука. Поэтому приведём его краткую биографию:

Владимир Кондратович Игнатчук родился 31/18 октября 1895 года в селе Вороцевичи Кобринского уезда в крестьянской семье. В 1914 году окончил Тороканскую двухлетнюю учительскую школу, а в 1915 сдал экзамен на звание учителя в Архангельском реальном училище. 17 июня 1927 года Владимир Игнатчук был назначен псаломщиком Стрельнянской церкви.

Старенькому отцу Василию Котовичу всё сложнее было бороться с интриганами среди своих прихожан, поэтому он сам попросился на покой.

Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему Александру
Архиепископу Полесскому и Пинскому
села Стрельны, II Округа, Дрогичинского уезда,
священника Василия Котовича

Прошение

На посту православного сельского пастыря прослужив святой церкви свыше шестидесяти лет, сознаю дальнейшее служение непосильным в старческом возрасте, почему почтительнейше прошу, Ваше Высокопреосвященство, уволить меня на покой.

1934 года 26 ноября
Село Стрельна34
Стрельнянской церкви священник Василий Котович

Всё же в конце 1934 года священник Василий Котович окончательно был отправлен за штат (на пенсию). Думается, что решающей причиной этого была его политическая деятельность, а не возраст.

Воевоеда Полесский
№ B.W.291/2
Брест н/Б
Предмет: православный
священнослужитель
Котович Василий -
отправление на пенсию
Его Высокопреосвященству
православному Архиепископу
в Пинск

На письмо Ваше Высокопреосвященство от дня 6.XII.1934 № 2083 любезно отвечаю, что сообщение об отправлении на пенсию св. Котовича Василия, настоятеля штатного прихода в Стрельне в Дрогичинском уезде, принял к сведению.

Воевода Полесский В. Костек-Бернацкий35

Умер этот замечательный пастырь 29 июля 1937 года и похоронен на кладбище в селе Вавуличи в Дрогичинском уезде.

В Полесскую Духовную Консисторию

Имею честь доложить, что 29 июля текущего года умер по старости в своём имении Чабаевка Дрогичинского уезда, находящийся на пенсии, св. Василий Котович - бывштй настоятель прихода Стрельна, 88 лет.

Из семьи остался сын Николай, живущий в этом же имении - почта Янов возле Пинска.

Благочинный протоиерей Роман Николаев

12 авг. 1937 г.36

Его брат Никанор Котович написал большой некролог в варшавской газете "Воскресное Чтение" (1937, № 48), а племянник доктор Антон Красковский - брошюру "Памяти о. Василия Котовича", изданную в 1938 году в Варшаве. К сожалению, обнаружить эту брошюру не удалось. У потомков отца Василия сохранилось несколько первых страниц из этой брошюры.

Где-то в 1873 году Василий Котович женился на дочери озятского священника Александре Адамовне Лихачевской, родившейся в 1855 году в селе Озяты. Умерла она 25 марта 1925 года в деревне Лядовичи, находящейся рядом с селом Ополь. Супруги имели двух сыновей: Павла и Николая, а также - дочь Евгению.

Примечания

  1. Извеков Н. Статистическое описание приходов Литовской епархии. - Вильна, 1893. - С. 145.
  2. ЛЕВ. - 1882. - № 18.
  3. Бандура.
  4. Мучения Христа.
  5. Гродненские Губернские Ведомости. - 1898. - № 50.
  6. И что ещё удивительное - в всякое время дня у нас есть свободные от занятий кавалеры.
  7. ГАБО. - Ф. 2042. - Оп. 1. - Д. 3893. - Л. 5.
  8. Там же. - Л. 7.
  9. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 3.
  10. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 995. - Л. 4.
  11. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 7.
  12. Там же. - Л. 9.
  13. Там же. - Л. 15.
  14. Роман Андреевич Николаев (1877-?) - протоиерей, ивановский благочинный, священник Вороцевичской церкви.
  15. Стефан Малеша (1893-1942) - священник-украинец в августе 1942 г. убит под Люблином польскими националистами.
  16. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 13.
  17. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 995. - Л. 4.
  18. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 20-23.
  19. Дональд Маккензи Уоллес (1841-1919) - английский писатель и путешественник, в 1870 году путешествовал по России.
  20. Юзеф Еленский (1868-1922) - владелец имения Ополь.
  21. Генрик Скирмунт (1868-1939) - польский композитор и поэт (владелец имения Молодово).
  22. Мария Орда (1878-?) - владелец имений Достоево и Новошицы.
  23. Антони Вислоух (1864-1940) - польский историк, коллекционер и библиофил (владелец имения Перковичи).
  24. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 26.
  25. Там же. - Л. 28.
  26. Там же. - Л. 30.
  27. ГАБО. - Ф. 2004. - Оп. 2. - Д. 31. - Л. 38.
  28. Там же. - Л. 33
  29. Там же. - Л. 47, 48.
  30. Там же. - Л. 135.
  31. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 1. - Д. 1346. - Л. 3.
  32. Там же. - Л. 4.
  33. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 164. - Л. 34.
  34. Там же. - Л. 43.
  35. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 995. - Л. 8.
  36. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 5. - Д. 210. - Л. 46.

На галоўную старонку