На галоўную старонку
 


Петро Кралюк

Николай Костомаров о месте белорусов
среди восточнославянских этносов

Николай Костомаров (1817-1885) принадлежит к числу наиболее выдающихся украинских и российских историков ХІХ ст. Можно сказать, что это был человек, который постоянно находился на пограничье двух культур - украинской и русской. Отец его был украинцем, мать, судя из его свидетельств, русская. Родился он на Воронежчине (современная Российская Федерация), где значительную часть населения составляли этические украинцы, но где по соседству с украинцами проживали русские. Уже в детстве Н. Костомаров имел возможность наблюдать отличия между этими двумя народами (Об этом Н. Костомаров очень хорошо писав в своей "Автобиографии". См.: 1).

Николай Костомаров
Николай Костомаров

Высшее образование будущий учёный получил, окончив Харьковский университет. Понятно, что в этом учебном заведении превалировала российская имперская культура, но, тем не менее, университет находился на украинских землях и в нем (пусть и "подпольно") была представлена украинская культура. После окончания университета Н. Костомаров работал учителем в гимназиях Ровно и Киева, а потом - в Киевском университете. Считается, что он был одним из организаторов Кирилло-Мефодиевского братства - первой украинской нелегальной организации политического характера. Его также считают автором программного документа братства - "Книги бытия украинского народа". В 1847 р. члены этой организации были арестованы. После годичного тюремного заключения Н. Костомаров был отправлен в ссылку в Саратовскую губернию, где находился до 1857 г. В 1859-1862 гг. преподавал историю в Петербургском университете.

Н. Костомаров - автор многочисленных исторических исследований, в частности монографий, которые касаются как прошлого Украины, так и России. Находясь под определённым влиянием философии немецких романтиков, он одним из первых в украинской и российской историографии начал рассматривать народ как важный объект истории.

Одной из наиболее концептуальных работ учёного была статья "Две русские народности", которая была опубликована в журнале "Основа" в 1861 г. Следует отметить, что "Основа" была первым украинским журналом. Правда, издавался он недолго - в 1861-1862 гг.

К сожалению, статья "Две русские народности", в силу политических причин, стала терра инкогнита при рассмотрении наследства Н. Костомарова. Она, как правило, не переиздавалась, на ней не концентрировали внимание исследователи. Слишком уж нетрадиционные излагались в ней взгляды - как для российской имперской, так и для советской историографии. К сожалению, также украинские несоветские историки фактически обошли вниманием эту работу.

В статье "Две русские народности" можно выделить три смысловые блока. Сначала учёный высказывает свои взгляды на формирование народностей. При этом уделяет много внимания географической среде, а также контактам между народами. Во втором смысловом блоке излагается схема становления и развития восточнославянских этносов. Третий, самый важный смысловой блок статьи - это противопоставление украинской и российской народностей. Н. Костомаров указывает на существенные ментальные отличия этих двух народов, на то, что это совершенно разные народы и за культурой, и (самое главное!) за способом поведения, а также мировосприятия. Правда, он говорит, что эти народности взаимно дополняют друг друга.

Прежде, чем приступить к анализу статьи, следует рассмотреть, в каком культурном и научном контексте она появилась и функционировала. В то время в российской историографии господствовала династическая теория, у истоков которой, в частности стоял Феофан Прокопович [4]. Согласно этой теории Русь (Российское государство) берет своё начало с призвания варягов в Новгород. Так возникла династия Рюриковичей, представители которой правили сначала в Киеве, потом - в Москве и Петербурге. И правили они одним народом - русским. О том, что эта теория культивировалась властью, показывает пышное празднование 1000-летия Российской государственности, собственно 1000-летия призвания варягов, в 1862 г.

Что касается украинцев, белорусов, то они рассматривались как региональные ответления великого русского народа. И, соответственно, главная задача правителей России рассматривалась как собирание всех "русских земель" воедино. Позднее модификациями этой теории стали концепты "древнерусской народности", "трёх братских народов", а на современном этапе концепт "Русского мира".

Альтернативой этим взглядам были взгляды, которые выдвинули польские интелектуалы. Уже представители "украинской школы в польской литературе", в частности Томаш Падура (1801-1871), считали, что русские - это "плод монгол" [5]. Они - "не совсем славяне" или даже вовсе не славяне. В то время как украинцы и белорусы есть славянами и близки к полякам. Такие взгляды получили развитие и обоснование в работах выходца с Украины Францишека Духинского (1816-1893). Он эмигрировал из царской России во Францию, где печатал свои работы. Опубликованный на французском языке его труд "Арийcкие и туранские народы" [6] стал достаточно известным среди научной и околонаучной публики. Под влиянием этой и других работ Ф. Духинского были откорректированы во Франции даже учебники с истории. Очевидно, Н. Костомаров знал про эти работы, а его статья "Две русские народности", в определённом смысле, есть реакцией на взгляды Ф. Духинским. Хотя в статье отсутствуют ссылки на какие-то работы, в том числе и этого автора.

В чём суть взглядов Ф. Духинского? Он разделял человечество на две большие группы - арийцев (индоевропейцев) и туранцев. Основное отличие между ними в том, что арийцы - земледельцы, а туранцы - преимущественно кочевники. Это отличие относится ко всем сторонам социальной и культурной жизни, и его невозможно искоренить.

Согласно взглядам Ф.Духинского, границей арийской Европы и туранского мира есть Приднепровье. Европейский регион охватывает Украину (для обозначения которой Ф. Духинский последовательно использует термин Русь), Беларусь, Литву, балтийские земли и территорию бывшей республики Великий Новгород. Далее на Восток лежит чужой туранский мир.

Учёный считал ошибкой искать начала России, собственно Московии, в истории славян Киева и Новгорода. Начала эти, в соответствии с его взглядами, необходимо искать в истории финских племён Поволжья. Отбрасывая взгляды российских историков, он заявлял, что никогда не было массовой миграции славян с Приднепровья на Поволжье. А Московское государство нельзя считать продолжателем традиций Киевской государственности. Принятие правителями Московии названия Русь, Россия - историческая узурпация. Правда, под влиянием династии Рюриковичей и православной церкви финские и татарские жители Московии приняли славянский язык, но сохранили свой стиль жизни. Доказательством этого могут быть их кочевые традиции, коммунизм (имелись ввиду русские распределительные коммуны), автократическая форма правления и религиозное сектанство [3; 266-267].

Н. Костомаров, на первый взгляд, далёкий от таких воззрений. Но одновременно он далёк и от российских имперских историков. Нам представляется, что взгляды учёного на происхождение восточнославянских этносов и их развитие наиболее сбалансированные и соответствуют историческим реалиям.

Говоря об этногенезе восточных славян, Н. Костомаров писал следующее: "У нашего первоначального летописца отдел собственно Русских Славян изображается раздробленным на несколько ветвей, каждая с отличиями от другой, со своими обычаями и нравами. Без сомнения, между одними из них было более взаимного сродства, чем между другими, и таким образом несколько этнографических ветвей начали, в более обобщённом образе своих признаков, представлять одну народность, также как и все вместе русско-славянские племена одну общую, Русскую, в отношении других славянских племен на юге" [2; 16]. Попытаемся "расшифровать" эти размышления. Как видим, Н. Костомаров обращает внимание на то, что в летописных источниках говорится о существовании различных "этнографических ветвей" восточных славян, собственно летописных племён. Близкие "этнографические ветви", или племена, постепенно формировались как одна народность. Правда, все они как бы составляли "суперэтнос", "общую народность", названием для которой служил этноним Русь.

Н. Костомаров показывает, что изначально этот термин относился к "южной Руси", собственно украинским землям, где и сформировался украинский этнос. Именно этот этнос исследователь считал наиболее древним среди восточнославянских народов. Он имел свое ответление - новгородский этнос. Сам Н. Костомаров предметно интересовался историей Великого Новгорода, совершал поездки на Новгородскую землю. В своих работах он показывал сродные черты в культуре, языке между новгородцами и южнорусами (украинцами). В работе "Две русские народности" учёный писал: "…между древними Ильменскими Славянами и Южнорусами было гораздо большее сродство, чем между Южнорусами и другими славянскими племенами русского материка" [2; 17]. Первоначально, писал учёный, название Русь принадлежало "порусско-варяжской горсти", поселившейся среди одной из ветвей южнорусского народа и поглощённой ею вскоре. Уже в ХІ веке название это распространилось на Волынь и на нынешнюю Галицию, тогда как не переходило ещё ни на Северо-восток, ни к Кривичам, ни к Новгородцам… В ХІІ веке в Земле Ростовско-Суздальской под Русью разумели вообще юго-запад нынешней России в собирательном смысле" [2; 18-19]. Н. Костомаров считал, что именно украинцы (в его терминологии - южнорусы), играя главную роль в Киево-русском государстве, распространили название Русь на восточнославянский регион.

Что касается белорусов, то учёный рассматривал их как отдельный этнос, который возник почти одновременно с южнорусским: "Белорусская народность, которая, под древним именем Кривичей, обозначается ясно на том пространстве, которое она занимала впоследствии и занимает в настоящее время со своим разделом на две половины: западную и восточную" [2; 17].

В отличии от украинцев и близких к ним новгородцев, а также белорусов, северорусский этнос (московиты) возникает позже. "До половины ХІІ века север, а ещё более - Северо-Восток, нам мало известны", - пишет Н. Костомаров. Далее он говорит такое об этом этносе: "Его таинственное происхождение и детство облечено непроницаемым туманом. При невозможности рассеять его густые слои, остается или поддаться искушению и пуститься в бесконечные догадки и предположения, либо, как некогда делали, успокоится на утишающей всякое умственное волнение мысли, что так угодно было верховному промыслу… Единственно, что мы знаем о Северо-Востоке - это то, что там было Славянское народонаселение посреди Финнов и с значительным перевесом над последними, что край этот имел те же общие зачатки, какие были и в других землях русского мира, но не знаем ни подробностей, ни способа применения общих начал к частным условиям" [2; 23-24].

Рассматривая более поздний период, Н. Костомаров отмечал влияние литовского племени на "судьбу Славянских народов всей западной части русского материка". Литовцы соединили "их в одно политическое тело и сообщили им новое соединительное прозвище - Литва, это прозвище стало достоянием белорусского края и белорусской народности, а южнорусская осталась со своим древним привычным названием Руси" [2; 19].

"В ХV веке, - писал Н. Костомаров, - различались на материке нынешней России четыре отдела восточно-славянского мира: Новгород, Московия, Литва и Русь, в ХVI и XVII, когда Новгород был стёрт - Московия, Литва и Русь" [2; 19-20]. Далее, считал учёный, "имя Русского сделалось и для севера и для востока тем же, чем с давних лет оставалось как бы исключительно достоянием юго-западного народа. Тогда последний остался как бы без названия; его местное частное имя, употреблявшееся другим народом как общее, сделалось для последнего тем, чем прежде было для первого. У южнорусского народа как будто было похищено его прозвище" [2; 20].

Таким образом, этногенез восточнославянских народов, согласно схеме Н. Костомарова, происходил следующим образом. На первоначальном этапе существовали различные восточнославянские племена, которые со временем начали группироваться в отдельные народности. Одной из первых сформировалась украинская народность, которая использовала этноним Русь. Вскоре сформировалась отдельная белорусская народность - преимущественно на основе племени кривичей. После этого от русской, собственно украинской, народности отделилась народность новгородская. И только в ХІІ в., когда эти народности прошли определённые стадии развития, возникает народность московитов, в генезисе которой важную роль сыграли финские племена. Учёный считал, что московиты уничтожили, собственно совершили этноцид, новгородского этноса. В результате этого остались три народности - московиты, белорусы, которые получили этноним литвины, а также украинцы, которые использовали старый этноним Русь. Но впоследствии у них этот этноним забрали московиты.

Литература

  1. Костомаров Н.И. Автобиография. Бунт Стеньки Разина. - Киев, 1992. - С.77-328.
  2. Костомаров Н. Две русские народности. - Киев-Харьков, 1991.
  3. Лисак-Рудницький І. Історичні есе. - Киев, 1994. - Т.1. - С.266-267
  4. Прокопович Ф. Філософські твори. - Киев, 1981. - Т.3. - С.311-336.
  5. Якубовська-Кравчик Томаш Падурра // Волинські Афіни. 1805-1833. - Тернопіль, 2006. - С.129-136.
  6. Duchinski F.-H. Peuples Aryas et Tourans. - Paris, 1864.

На галоўную старонку