На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

Глава XXXV. Митрофорный протоиерей Константин Павлович Михаловский.

Второй сын черевачицкого протоиерея, Константин Михаловский, родился 6 марта 1869 года в селе Берёза Кобринского уезда Гродненской губернии. Наверняка, он окончил Жировицкое духовное училище, а в 1889 - Литовскую духовную семинарию.

21 июня 1889 года Константина назначили псаломщиком Черевачицкой церкви, а 18 февраля 1890 - церкви в селе Дубины Пружанского уезда. 15 сентября 1890 года он был назначен учителем Тростяницкой Кирилло-Мефодиевской трёхклассной церковно-учительской школы с курсом сельского хозяйства, находившейся в Бельском уезде Гродненской губернии. Эта школа была открыта 21 ноября 1887 года, по инициативе местного священника Флора Сосновского (1842-1910), и готовила учителей церковно-приходских школ для Подляшья и Брестского Полесья. В тростяницкую школу имели право поступать только крестьянские дети в возрасте от 14 до 16 лет. Её воспитанники получали солидные знания по сельскому хозяйству, чтобы, работая сельскими учителями, распространяли среди крестьян садоводство, огородничество и пчеловодство, а также передовые сельскохозяйственные технологии в земледелии и скотоводстве. Для школы было построено каменное двухэтажное здание с ученическим общежитием.

Кобринская Петропавловская (Суворовская) церковь.
Кобринская Петропавловская
(Суворовская) церковь.

4 февраля 1891 года Константин Михаловский рукоположен во священника Кобринской Петропавловской церкви, где прослужил 15 лет. Первое упоминание об этой церкви датируется 1465 годом. В 1864 году вместо обветшалой церкви построили новую - также деревянную. Российский император Павел I в самом конце XVIII века сослал в уездный город Кобрин знаменитого русского полководца Александра Суворова. Генерал-фельдмаршал был ревностным христианином, пел басом в церковном хоре Кобринской Петропавловской церкви, которая тогда находилась рядом с его имением Губерния. В храме с любовью и уважением до сих пор хранят Псалтырь Суворова с надписью: "По сей псалтири пел и читал Суворов". С тех пор Петропавловская церковь имеет ещё одно неофициальное, народное название - Суворовская.

Историк Николай Извеков1 так описал этот приход: "Кобринский- Петропавловский - Кобринского благочиния. Церковь утварью достаточна. Земли 81 д., из коих пахотной 62 д., сенокосной 16 д., Жалования притчу отпускается по городскому положению. Причтовые помещения имеются, но псаломщика - ветхие. Есть 1 кладбищенская церковь, скудная утварью. Дворов 309. Прихожан муж. пола 1520 и жен. - 1482".

Церковь чудом уцелела от ряда пожаров. 12 мая 1889 года в Кобрине случился сильный пожар, которым были уничтожены хозяйственные постройки причта. Опасность нависла и над храмом, поэтому всё его имущество было вынесено, сняли с места святой престол. Рано утром 1 октября 1896 года в сорока саженях от Петропавловской церкви загорелся еврейский дом. В страшном пожаре сгорело 35 соседних домов. Солдаты под командованием генерала Сергеевского2 стали разбирать еврейские лачуги. Когда казалось, что и саму церковь ждёт такая же судьба, ветер неожиданно поменял направление: церковь чудесным образом была спасена. Прихожанами, в знак благодарности Господу и Пречистой Деве за чудесное спасение храма, подарили ему образ Покрова Божьей Матери.

В 1900 году Россия готовилась отметить столетие со дня смерти своего великого полководца - Александра Суворова, который умер в 1801 году. Константин Михаловский, помня успешный опыт своего дяди Никанора Котовича по строительству Крупчицкой Свято-Владимирской церкви-памятника, решил воспользоваться этим юбилеем, и в 1900 году выступил с идей строительства нового большого, помпезного, каменного Суворовского храма-памятника. Эту идею поддержал сам император Николай II. По всей необъятной России распространялись подписные листы для сбора пожертвований. Пожертвования поступали от воинских частей, а также со всей страны и из-за рубежа. Военное ведомство выделило около тысячи пудов меди, а Брестская крепость подарила иконы, написанные выдающимся художником Виктором Васнецовым.

Вскоре был создан Комитет по постройке Свято-Петропавловского Суворовского храма, который возглавил отец Константин. Используя свои связи и авторитет, он смог привлечь в этот комитет видных государственных и военных деятелей: обер-прокурора Святейшего Синода Владимира Карловича Саблера (1845-1929), военного министра, генерала от кавалерии Владимира Александровича Сухомлинова (1848-1926), известного военного теоретика. генерала от инфантерии Николая Петровича Михневича (1849-1927), писателя, генерала от инфантерии Евгения Васильевича Богдановича (1829-1914), генерала-адъютанта Павла Карловича фон Ренненкампфа (1854-1918), генерала-лейтенанта Дмитрия Григорьевича Щербачёва (1857-1932), пресвитера военного и морского духовенства Георгия Ивановича Шавельского (1871-1951) и др. Чтобы привлечь внимание императора Николая II к строительству Суворовского храма, 17 мая 1907 года отец Константин Михаловский послал государю следующую телеграмму:

Царское Село

Его Императорскому Величеству,

Комитет по постройке в гор. Кобрине, Гродненской губернии, нового каменного Петро-Павловского Суворовского храма на месте ветхой деревянной церкви, в коей некогда молился верный слуга Престола и Отечества генералиссимус Суворов, преисполненный беспредельной радости по случаю своевременного предотвращения опасности, грозившее Вашему Императорскому Величеству, торжествуя спасение Царево, молить Господи, да сохранит Он на многие годы жизнь Вашего Величества, а слуг Ваших да укрепит в верности, духе и силе бессмертного Суворова.

Председатель Комитета, Вашего Императорского Величества всепокорнейший слуга и богомолец священник Константин Михаловский

Уже через два дня отец Константин получил ответную телеграмму от Министра Императорского Двора, барона Владимира Борисовича Фредерикса (1838-1927) следующего содержания:

Государь Император искренно благодарит Комитет по постройке храма за молитвы и чувства, выраженные в телеграмме Председателя Комитета Священника Константина Михаловского.

Именно отец Константин Михаловский создал в Кобрине культ генералиссимуса Александра Суворова. В газете "Гродненские Епархиальные Ведомости" (1913, № 38/39) читаем: "Память о Суворове совсем бы заглохла среди Кобринцев, если бы не вызвал её к жизни отец Константин Михаловский, (...) в бытность его настоятелем Петропавловской церкви. Благоговея к памяти великого полководца, отец Константин собрал всё, что только можно было собрать о Суворове, об его жизни в Кобрине и об отношениях к Кобринской Петропавловской церкви: познакомил с историей своего храма местное общество и Епархиальное Начальство и о важном деле довёл до сведения Святейшего Синода и высшего Военного Начальство. Для всящшего увековечения памяти Суворова о. Константин добился отпуска сумм и разрешения на месте деревянного Суворовского Петропавловского храма выстроить новый Суворовский каменный храм в имя тех же Св. Апостолов, который своим великолепием и грандиозностью громко бы передавал потомству из ряда в ряд славное имя Великого Суворова. Долго налаживалось это дело, многих трудов и хлопот стоило оно отцу Константину".

Кобрин в конце XIX века представлял собой небольшой промышленный городок. По всероссийской переписи населения 1897 года в городе было 10355 жителей, 195 торговых лавок, 2 больницы, ветряные и конные мельницы и около 30 предприятий: 4 гильзовые папиросные фабрики (98 рабочих), 12 мукомольных заводов (12), 2 маслобойных предприятия (6), 3 кожевенных предприятия (6), 3 кирпичных заводика (17), 3 свечных заводика (3), 3 типографии. Среди учебных заведений можно отметить городское приходское училище с женской сменой и уездное училище, в котором с 1894 года преподавал Закон Божий Константин Михаловский.

В Кобрине Константин Михаловский активно занимался церковной, педагогической и общественной деятельностью: работал законоучителем в учебных заведениях города и близлежащих сёл; был председателем Кобринского уездного отдела епархиального училищного совета, членом Кобринского комитета Российского общества "Красного Креста", членом правления Кобринского потребительского общества. Большой вклад отец Константин внёс в развитие начального образования на Кобринщине. Так, 18 октября 1904 году епископ Гродненский Никанор (Каменский) посетил церковно-приходскую школу в деревне Пригороде возле города Кобрина. Владыка остался доволен как успехами учеников, так и в особенности помещением, за благоустройство которого поблагодарил Константина Михаловского.

Кобринский священник принял активное участие в избирательной кампании по выборам депутатов в III Государственную Думу, которая проходила в конце 1906 - начале 1907 года. Его тогдашнюю активность заметил даже современный польский историк Роман Юрковский3.

На всех постах в Кобрине Константин Михаловский проявил большую активность, и был замечен новым епископом Гродненским Михаилом (Ермаковым). 5 декабря 1907 году кобринского священника назначили ключарём Гродненского Софийского кафедрального собора. Ключарь - должностное лицо при кафедральных соборах, в обязанности которого лежит охранение церковной утвари и сосудов, у него хранятся ключи от храма. Кроме того, он наблюдает за порядком богослужения и приготовляет всё нужное для него.

Гродненский Софиевский собор
Гродненский Софиевский собор.

В 1804 году российские власти главный гродненский костёл "Фару Витовта" передали православной церкви. Готический костёл перестроили в стиле классицизма, а в 1807 году освятили в честь Святой Софии. После пожара 1892 года Софийский собор был основательно перестроен в псевдорусском стиле по проекту академика Николая Чагина: были добавлены пять крупных и три малых купола, а также колокольня.

"В начале ХХ века в нём [соборном приходе] насчитывалось прихожан более двух тысяч мужского пола и 1700 женского. При соборе были три приписные церкви - Св. Александро-Невская, Св. Марфинская (на старом кладбище), Св. Предтеченская в с. Пригодичах. При Свято-Софийском соборе содержалось восемь церковных школ для детей, четыре городских училища. Софийское братство, созданное при кафедральном соборе, играло важную роль в духовном просвещении православного населения Гродно. Надо добавить, что в пользовании соборного причта было 67,45 десятин церковной земли и водяная мельница на реке Рось. Причт состоял из 8 лиц: настоятеля, двух священников, диакона и четырёх псаломщиков"4.

В начале ХХ века Гродно было небольшим губернским городом (население чуть больше 50000)5. В нём было две гимназии (мужская и женская), много училищ и школ, городской театр, 4 типографии, 3 больницы, 4 аптеки, 56 небольших фабрик и заводов. Самым известным предприятием города являлась табачная фабрика Шерешевских. Половину населения Гродно составляли евреи, исторически сильным было там влияние польской культуры, этому способствовало и то, что в городе жила знаменитая польская писательница Элиза Ожешко (1841-1910). В 1900 году была создана отдельная Гродненская епархия, что значительно содействовало укреплению православия в губернии и в её центре.

В Гродно отец Константин Михаловский стал одним из ближайших помощников владыки Михаила (Ермакова): фактически - его правой рукой и пресс-секретарём. Всюду его сопровождал, писал в газете "Гродненские Епархиальные Ведомости" заметки об архиерейских богослужениях и поездках. С.Н. Цветков дал такую характеристику владыке: "Епархиальным архиереем был тогда Михаил, прекрасный администратор, человек умный. Владыка Михаил подобрал и кадры духовенства исключительно хорошо. Духовенство Гродненской губернии меня привлекало своей культурностью, своим пониманием задач, которые ставила им жизнь на окраине России. Архиепископ Михаил правил своей епархией очень мудро и лучшего архипастыря нельзя было и желать".6

6 мая 1910 года отца Константина наградили орденом св. Анны 3-й степени. Много внимания священник, как член Гродненского епархиального училищного совета, уделял развитию церковно-приходских школ в Гродненской епархии. 6 мая 1911 года Святейший Синод наградил его Библией за особые труды, усердие и ревность по благоустройству местных церковно-приходских школ. Он преподавал Закон Божий в частной мужской гимназии, Александровском ремесленном училище и Центральной акушерско-фельдшерской школе М.В.Д., а в последнем учебном заведении - ещё и латинский язык.

Для сбора и изучения ценных старинных церковных предметов и книг в Гродно был создан Церковно-археологический комитет, который в 1904 году в Гродненском Борисо-Глебском монастыре основал музей (древнехранилище). Инициатором создания комитета был епископ Гродненский Никанор (Каменский) - известный богослов и историк-археограф. 26 февраля 1909 года Константина Михаловского выбрали заведующим этого древнехранилища. Так, в протоколе собрания Церковно-археологического комитета (11.03.1910 г.) читаем: "Просить Заведующего древнехранилища К. Михаловскому позаботиться о скорейшей перевозке в новое помещение древнехранилища в мужской монастырь всех предметов, имеющихся в распоряжении Комитета и о приобретении необходимой обстановки и мебели для сего помещения на средства Комитета". Вскоре древнехранилище переехало в новое помещение в Борисо-Глебском монастыре.

В начале ХХ века в Гродненской епархии создавался культ святого Афанасия Филипповича, который был убит поляками в 1648 году в селе Гершановичи под Брестом, где 3 мая 1909 года заложили часовню на месте мученической кончины игумена Афанасия. Тогда же на месте её закладки перед тысячами паломников была зачитана телеграмма Императора Николая II: "Передайте духовенству, войскам, администрации и всем бывшим на торжестве закладки часовни Мою благодарность за молитвы и верноподданнические чувства. Искренне радуюсь сооружению памятника славному поборнику Православия". Константин Михаловский опубликовал в газете "Гродненские Епархиальные Ведомости" (1909, № 19-20) статью "Празднование в честь Св. Преподобного Афанасия Брестского в гор. Бресте 2 и 3 мая 1909 г. по случаю закладки часовни".

Отец Константин писал в этой статье: "19-20 сентября сего 1909 года г. Брест-Литовск с его окрестностями вновь был духовным средоточием религиозно-патриотической жизни православно-русскаго населения старо-русской Гродненско-Брестской земли. И в эти дни, как и 2-3-го минувшаго мая, все, кому дорого имя великого ревнителя православия, великаго русскаго патриота и славнаго неустрашимаго борца за веру православную и русскую народность в нашем Западно-Русском крае - святого преподобномученика Афанасия, устремили свои взоры в Брест к его св. могиле, а кто мог - поднялись и со всех сторон двинулись к этому месту святому, чтобы на нём призвать на себя и своих ближних милости Божия предстательством св. угодника Божия и, помянув дни древние, поучиться...

Богомольцы прибывали из различных мест, пешие и по железной дороге. Можно было видеть крестьян в костюмах различных местностей, от самой белой до самой черной свитки, с котомками за плечами. Все они направлялись к городскому Симеоновскому собору, где почивают мощи св. преподобномученика Афанасия, и к месту его кончины, где среди чистаго ровнаго поля, при большой старинной проезжей дороге из Бреста в Киев, возвышается украшенная зеленью и национальными русскими флагами новая, с пятью золочеными крестами, деревянная, крытая блестящим оцинкованным железом часовня-церковь его имени (...) Десятки тысяч народа, величая святого мученика за веру православную и русскую народность в нашем Западно-Русском крае, шествовали в крестном ходе среди расставленных шпалерами войск, в сопровождении военной музыки. Встреченный на паперти крепостного собора крестный ход остановился у собора, а святые мощи были внесены в собор, где совершен был молебен святому Афанасию. По выносе святых мощей общий крестный ход во главе с Преосвященными владыками двинулся к месту мученической кончины святого Афанасия. Множество св. крестов, икон и хоругвий, семьдесят священников, много церковных хоров и оркестров военной музыки шествовали в этом крестном ходе. Далеко разносились умилительное пение песней из богогласника и стройная игра оркестра военной музыки. У места мученической кончины св. Афанасия идущий крестный ход был встречен многотысячным соединенным крестным ходом из Гершоновичской, Прилукской, Страдечской, Камень-Жировицкой и других церквей Влодавскаго и Полесскаго благочиний".

Мощи Афанасия Брестского были принесены в часовню, после чего был отслужен водосвятный молебен, "по совершении коего была окроплена святой водой часовня". Таким образом, отец Константин внёс свой вклад и в создание культа Афанасия Филипповича на Полесье.

21 марта 1911 году отец Константин был назначен председателем правления Гродненского свечного завода с вознаграждением в 40 рублей в месяц. Небольшой свечной заводик находился на берегу реки Нёман возле древней Коложской церкви.

При кафедральном соборе ещё с 1882 года действовало Гродненское Софийское православное Епархиальное братство7, основными направлениями деятельности которого являлись - благотворительное, религиозно-просветительское и церковно-благоустроительное. Отец Константин был одним из самых активных членов братства, его выбрали членом Совета братства. Членом Софийского братства была также и его жена. При братстве был создан Дамский кружок, который содержал приют для старух. Активным членом этого кружка была матушка Екатерина Михаловская. Дамский кружок планировал создание приютов для детей и для уволенной домашней прислуги. Однако осуществлению таких планов помешала Мировая война.

6 мая 1912 года Константина Михаловского за его заслуги в церковной, педагогической и общественной деятельности возвели в сан протоиерея. 18 октября 1912 года закончились выборы в 4-ю Государственную Думу от Гродненской губернии. Православные добились огромного успеха в этих выборах: от Гродненской губернии не избрали ни одного католика и иудея. Их избирательной кампанией руководил Особый предвыборный комитет Гродненского Софийского Братства под председательством архиепископа Михаила. Протоиерей Михаловский был активным членом этого комитета.

Председатель Совета Министров Пётр Аркадьевич Столыпин.
Председатель Совета Министров
Пётр Аркадьевич Столыпин.

1 (14) сентября 1911 года в киевском оперном театре был смертельно ранен российский государственный деятель, премьер-министр Пётр Аркадьевич Столыпин, который ранее был гродненским губернатором (1902-1903 гг.), а также являлся почётным членом Гродненского Софийского братства. Он оказывал этому братству постоянную поддержку и всемерную помощь. 6 сентября 1913 года, в годовщину смерти Петра Столыпина, в Киеве на Думской площади (ныне Майдан Независимости) открывали ему памятник. На его торжественном открытии Гродненское Софийское братство представлял протоиерей Константин Михаловский, возложивший к подножью памятника венок из живых цветов с надписью "Незабываемому братчику-мученику от Гродненского Софийского Братства".

В 1913 году в империи с огромным размахом праздновалось 300-летие царствования в России Дома Романовых. В рамках этого празднества "22 февраля в Зимнем Дворце, в ряду других депутаций, представлялся Государю Императору депутат Софийского Братства, ключарь Софийского собора, протоиерей Константин Михаловский"8.

В середине мая 1913 года, наверное, в рамках празднования 300-летия царствования Дома Романовых, состоялась в Кобрине закладка нового Суворовского храма - дела жизни отца Константина. В этих торжествах принимали участие: Архиепископ Гродненский Михаил, гродненский губернатор Пётр Михайлович Боярский, председатель комитета по постройке храма Михаил Эмилиевич Вольфринг и всё кобринское культурное общество. При закладке храма Константин Михаловский произнёс речь, выдержку из которой приведём: "Ибо место сие свято, на нём от лет древних по закону Христову и уставом Св. Православной церкви славится и восхваляется имя Господне, и о всех за вся приносилась и будет приносить св. бескровная жертва. Местная летопись не знает времени, когда не было на сем месте св. храма. Свято и драгоценно для нас место сие и потому, что на месте сем в старом храме Божием молился достойнейший сын св. Церкви и Великой нашей Родины непобедимый вождь российского воинства, бессмертный славою в памяти народной Александр Васильевич Суворов, молился, читал апостолов, звонил на колокольне, говел в последнюю четыредесятницу своей жизни". К сожалению, строительству нового Суворовского храма-памятника помешала Первая мировая война.

2 декабря 1913 года случилось печальное событие для города Гродно: преждевременно умер его историк-летописец Евстафий Филаретович Орловский - учитель Гродненский мужской имени графа Тормасова гимназии, который до сих пор остаётся лучшим историком Гродно и Гродненщины. Можно предположить, что он помогал Константину Михаловскому в его исследованиях истории пребывания полководца Александра Суворова в Кобрине. 4-го декабря состоялись похороны историка, пред опусканием в могилу праха усопшего протоиерей Константин Михаловский произнёс на редкость проникновенную речь.

Генерал Михаил Кайгородов
Генерал Михаил Кайгородов.

Круто жизнь всех жителей Российской империи и, в особенности, губернского города Гродно изменилась 1 августа 1914 года, когда началась Первая мировая война, так как рядом находилась германо-российская граница. Командующий Гродненской крепости, генерал от инфантерии Михаил Никифорович Кайгородов (1853-1918) вспоминал: "Ужасные минуты переживали мы после объявления войны - крепость наша тогда ещё не была закончена. Недостроенные форты стояли без орудий (Потом орудия были привезены из Осовца и Ивангорода (крепостей).). В момент объявления войны граница против крепости и самая крепость охранялись всего тремя полками 26 пехотной дивизии, одним полком 43-й дивизии и 26 артиллерийской бригадой, - это была вся наша сила. Два полка стояли на самой границе, два - позади её. А против этой крошечной силы стояли три или четыре немецких корпуса. Что им стоило опрокинуть нас и идти триумфальным маршем на Гродно и дальше. Ужас охватил население Гродно. 20-го июля [по старому стилю. - Авт.], в 4 часа дня, Гродненский архиепископ Михаил с духовенством служил на площади молебен перед вынесенной на площадь святыней города Гродно - Коложанской иконой Божьей матери. Собрался весь город. Стон стоял от рыданий толпы... В этот вечер Вильгельм повернул свои корпуса на Францию. Гродно было спасено".9 Константин Михаловский был всегда рядом с архиепископом Михаилом. "Во вторник, 22-го июля, в день тезоименитства императрицы Марии Фёдоровны Божественную литургию в кафедральном соборе совершил Преосвященный епископ Владимир10 в сослужении соборного духовенства. По окончании литургии отцом протодиаконом был прочтён Высочайший манифест о войне Германии с Россией. Молебен совершён архиепископом Михаилом и епископом Владимиром в сослужении духовенства г. Гродны в присутствии военных и гражданских властей во главе с комендантом крепости и начальника губернии, и значительного количества народа...".11

Работы гродненским священникам хватало: поднимать боевой дух русских солдат, утешать раненных воинов и помогать местным жителям. Так, например, "2-го августа 1914 года, в субботу, архиепископ Михаил и епископ Владимир с комендантом Гродненской крепости генералом от инфантерии М.Н. Кайгородовым, начальником инженерной службы генерал-майором Д.П. Колосовским12 в сопровождении ключаря кафедрального Софийского собора посетили и благословили Коложанским чудотворным образом Божией Матери форты Гродненской крепости. При пении молитв "Спаси, Господи, люди Твоя" и "Взбранной Воеводе" архипастыри обходили укрепления, при этом епископ Владимир нес святую икону Богоматери, а владыка Михаил кропил святой водой сооружения и всех собравшихся на укреплениях. Войска и местные жители с большим благоговением встречали почитаемую святыню, принимали благословение и внимательно выслушивали архиепископа Михаила".13

В прифронтовом Гродно был развернут огромный военный госпиталь. 3 августа "в 2 часа пополудни архиепископ Михаил в сослужении духовенства и при пении архиерейского хора благословил открытие и совершил освящение госпиталя "Добровольного санитарного отряда Гродненской крепости", разместившегося в обширном и прекрасном новом здании Гродненского отделения Крестьянского поземельного банка".14 Православная церковь занималась и сбором пожертвований для нужд армии и помощи раненым воинам. "6 августа, в среду, в праздник Преображения Господня, архиепископ Михаил совершил в соборе Божественную литургию с освещением в свое время плодов. С благословением архипастыря, по почтению Евангелия, отцом ключарем собора Константином Михайловским было сказано поучение с приглашением к пожертвованиям в помощь раненым воинам в пользу семейств запасных чинов. За божественной литургией присутствовали - бывший командующий войсками Варшавского военного округа, а ныне главнокомандующий, генерал от кавалерии Я.Г. Жилинский15, комендант крепости М.Н. Кайгородов, начальник губернии генерал В.Н. Шебеко16, начальник инженеров крепости генерал Д.П. Колосовский, другие военные и гражданские чины, войска и много народа".17

Немецкие войска находились тогда рядом с Гродно, но 16 сентября они отступили от города. "Весьма примечательно было то обстоятельство, что отход германских войск начался непосредственно после того, как архиепископ Михаил в сопровождении соборного ключаря протоиерея Константина Михайловского объехали с Чудотворным Коложанским образом Богоматери все форты Гродненской крепости с северо-запада и северо-востока (...)"18. Более подробно этот день описывался в газете "Гродненские Епархиальные Ведомости": "15 сентября, в понедельник, с 9-ти часов и до 2 часов пополудни, при ужасной погоде, страшном ветре, дожде и холоде Его Высокопреосвященство с Чудотворным Коложанским образом Божией Матери, в сопровождении ключаря кафедрального собора протоиерея Константина Михайловского и военных властей, посетил форты и укрепления Гродненской крепости правого берега реки Немана. Молитвенное благословение Божие, слово назидания, утешения и ободрения принёс он в сердца наших защитников - христолюбивых воинов. Под страшный грохот орудий Друскенинского, Сопоцинского и Осовецкого боёв творил архипастырь своё святое дело, с пением святых молитв, скропления святой водой укреплений и крепостных воинов, оделяя их св. крестиками, монетками и листками религиозно-нравственного содержания. Твердой верой и непоколебимой радостной надеждой сияли лица доблестных воинов, отвагой и мужеством, видимо, горели их сердца, готовностью жизнь свою положить за Отечество, и они, все как один человек, откликались на слово благословения и назидания архипастыря".19

Гродно часто посещали высокопоставленные военные и государственные деятели. 28 сентября 1914 года в кафедральном соборе состоялся молебен о победе русского оружия, на котором присутствовал командующий Северо-Западным фронтом, генерал адъютант Николай Владимирович Рузский.20

Через два дня в Гродно прибыл великий князь Андрей Владимирович21, который в своём дневнике записал: "Из гарнизонной церкви архиепископ Михаил в сопровождении ключаря кафедрального собора Константина Михайловского отправился в Гродненский военный лазарет. Здесь, в госпитальной церкви, в присутствии врачей, сестёр милосердия и раненых воинов владыка совершил молебен об исцелении больных и раненых воинов, обратился к ним со словами ободрения, утешения и назидания, пожелав им скорейшего выздоровления, благословил всех крестиками и иконками, окропляя святой водой, раздавая им книжки и листки религиозно-нравственного и патриотического содержания".22

Император Николай II и императрица Александра Феодоровна
Император Николай II и императрица
Александра Феодоровна.

1 ноября в Софийском кафедральном соборе на литургии присутствовали: Император Николай II, Императрица Александра Фёдоровна, их дочери - великие княжны Ольга и Татьяна. "Было совершено краткое молебствие с произнесением многолетия всему царственному дому, воинству и державе Российской. Затем царь с царицей и их дочери были подведены архиепископом Михаилом к Чудотворной иконе Коложанской Божией Матери, которой они и принесли коленопреклонное молитвенное поклонение с лобызанием Св. иконы. Вслед за этим архипастырь поднёс императору в молитвенное воспоминание художественно исполненную копию сей святой иконы, государыне - икону Богоматери древнего письма и иконы Божией Матери и Святителя Николая - Великим княжнам. После этого владыка преподнёс государю императору от состоявшего под его покровительством Гродненского Софийского братства икону Св. Алексия, митрополита Московского, художественного письма и благолепно украшенную, и представил Николаю II депутацию братства: епископа Белостокского Владимира, кафедрального протоиерея Иоанна Корчинского23, ключаря собора К.П. Михайловского, настоятеля Супрасльского монастыря архимандрита Авраамия, председателя Совета братства В.В. Кошелева24, товарища [заместителя. - Авт.] председателя Н.И. Шелутинского25 и настоятельницу Красностокского женского монастыря, игуменью Елену26, которую император удостоил несколькими вопросами о Красностокской обители"27. Во время этого визита император Николай II, императрица Александра Федоровна и великие княжны Ольга и Татиана стали "почётными братчиками".

6 ноября 1914 года архиепископ Михаил вместе с Константином Михаловским участвовали в освящении госпиталя в Супрасльском Благовещенском монастыре. "7 ноября, в пятницу, архиепископ Михаил в канун дня Св. Архистратига Божия Михаила совершил в Крестовой церкви торжественное всенощное бдение в сослужении ключаря собора протоиерея Константина Михайловского и иеромонаха Гродненского Борисо-Глебского монастыря. На всенощном бдении присутствовал комендант крепости генерал от инфантерии Михаил Никифорович Кайгородов".28

Отец Константин участвовал в организации благотворительных и культурных мероприятий. 30 ноября в 5 часов вечера Архиерейский хор под управлением священника Григория Баньковского в Гродненском военном госпитале, в историческом зале Молчаливого Сейма, дал концерт духовных и светских песнопений для раненых воинов.

24 января 1915 года в Софийском кафедральном соборе состоялся молебен о даровании победы русскому оружию, который посетили великий князь Александр Михайлович29 с супругой Ксенией Александровной30. Архиепископ Михаил благословил близких родственников Императора Николая II особой святой иконой и предоставил им архиепископа Литовского Тихона31, священников: Константина Михаловского, Ивана Корчинского, Григория Баньковского и Николая Гаварина.

28 января 1915 года немецкие войска неожиданно прорвали фронт у Летцена и подошли к Гродно на расстояние 10 километров. В Софийском соборе непрерывно с утра до вечера совершались богослужения. 12 февраля в гродненском военном госпитале, переполненном ранеными, Его Высокопреосвященство вместе с ключарем Константином Михаловским совершили молебен об исцелении раненых и нездоровых воинов.

13 февраля в 5 часов вечера владыка Михаил в сослужении Константина Михаловского и монахов Борисо-Глебского монастыря совершили в монастырском Митрофаниевском храме молебен Спасителю и Божией Матери о даровании победы русского и союзнического оружия с чтением акафистов пред Коложским Чудотворным образом Богоматери, под неумолкаемые, потрясающие землю, громы артиллерийской канонады, при неугасаемой зареве пожаров в окрестностях Гродненской крепости. На следующий день в 10 часов утра на один из крепостных фортов в зоне боевого огня, отбыл на автомобиле из города Гродно со Святыми Дарами и Чудотворной Коложской иконы Божией Матери архиепископ Михаил вместе с Константином Михаловским. Они, в присутствии воинских частей, выстроившихся в боевой обстановке под своим священным воинским знаменем, совершили под открытым небом пред Чудотворным Коложским образом Божией Матери и местными воинскими святынями молебен о даровании русскому воинству победы над врагом. Под страшный грохот орудий, снаряды которых пролетали и над головами молящихся, возносилась молитва о ниспослании свыше помощи нашим доблестным защитникам. За такую активную пастырскую и патриотическую деятельность протоиерей Константин Михаловский был 6 мая 1915 года награждён орденом св. Анны 2-й степени.

"6 августа архиепископ Михаил пригласил к себе всё духовенство города и объявил, что Гродно уже разжаловано из крепости в опорный пункт, защищаться не будет и что нужно в течение 3-4 дней эвакуировать всё казённое и церковное имущество. 10 августа погрузили имущество консистории, архиерейского дома, кафедрального Софийского собора, прочих церквей г. Гродно и Борисо-Глебского монастыря в шести товарных вагонах, с великим трудом выпрошенных. 11 августа с последним пассажирским уехала часть духовенства, а остальные с архиепископом Михаилом 12 августа выехали с санитарным поездом лазарета Кайгородовой"32. Думается, что Константин Михаловский с семьёй выехал вместе с архиепископом в санитарном поезде. 20 августа 1915 года немецкие войска заняли Гродно.

Архиепископ Михаил и его окружение в Москве поселились в Кремле - в Чудовом монастыре. Наверно, семья Константина Михаловского оказалась сначала в Москву, там он мог бы спокойно остаться при архиепископе Михаиле, однако заслуженный протоиерей-патриот добровольно пошёл на фронт, где служил полковым священником лейб-гвардии Финляндского полка, который воевал на Юго-Западном фронте, где русские войска действовали успешно против австро-венгерских войск. С примерным усердием и самопожертвованием исполнял пастырские обязанности под огнём неприятеля на поле брани", за что был награжден четырьмя государственными орденами и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Семья священника, наверно, переехала из Москвы в Одессу, где жил его брат Николай Павлович Михаловский. На это указывает и то, что Екатерина, дочь Константина Михаловского, в 1917 году родила в Одессе своего первого ребёнка.

Константин Михаловский был убеждённым монархистом и русским патриотом, поэтому даже русифицировал фамилию. В те грозные и ужасные годы войн и революций стал называть себя Михайловским. Летом 1918 года на Дону возродился лейб-гвардии Финляндский полк. Очень вероятно, что Константин Михаловский стал полковым священником этого возрождённого полка, который сражался в белых армиях Деникина и Врангеля. В 1920 году отец Константин оказался в Крыму, где тогда находилась армия барона Врангеля. После её разгрома Красной армией началась 10 ноября 1920 года эвакуация из Крыма. В течение трёх дней на 126 судов были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения.

Русский флот в Бизерте.
Русский флот в Бизерте.

1 декабря 1920 года Совет Министров Франции согласился принять Русскую эскадру в порту Бизерта в Тунисе. На плавучей мастерской "Кронштадт" Константин Михаловский вместе с семьёй прибыл в Бизерту. Он стал основателем и настоятелем первой русской православной церкви в Тунисе. Его внучка Екатерина Бортоли вспоминала: "Православие присутствовало в Тунисе, начиная с XVI века, когда в стране поселились греки. В 1920-21 гг. число православных резко увеличивается - тогда Русская эскадра из 33 судов, имеющих на борту около 6000 русских беженцев, вошла в порт Бизерта, одну из главных французских военных баз.

На одном из самых больших судов, корабле-мастерской "Кронштадт", была размещена церковь, а среди беженцев находился протоиерей К. Михаловский, который возглавил духовную жизнь русских в Тунисе. Уже в 1921 г. была обустроена небольшая временная церковь в Джебель-Джеллуде при лагере, где разместили партию русских беженцев.

Часть прибывших в Тунис с Русской эскадрой остались в Бизерте. Они стали теми, кто 19 октября 1937 г. заложил первый камень русского храма под защитой св. Александра Невского. Хроника того времени отмечает присутствие на этом собрании огромного количества народа и три флага - тунисский, французский и бело-голубой Андреевский.

Большинство русских вынуждены были покинуть Бизерту в поисках работы в других городах страны и особенно её столице - г. Тунисе. Для них в сердце старого арабского города Медины, отделённого вековой стеной, у выхода из крытых торговых рядов, где ключом била торговля, была устроена церковь по адресу 60, rue des Selliers.

Богатая тунисская семья Баккуш любезно предоставила протоиерею К. Михаловскому часть очень красивого особняка, построенного в традиционном арабском стиле. Отец Константин разместил церковь в самой большой комнате и установил бело-золотой иконостас, перенесённый с корабля-мастерской "Кронштадт".

Протоиерей Констатин Михаловский (1928)
Протоиерей Констатин
Михаловский (1928)

В будние дни матушка совмещала в себе псаломщика и церковный хор. В воскресенья и праздники пел хор из прихожан, которым долгое время руководил С. Русаневич, прекрасный бас. Случалось, что все присутствующие на службе в комнате не умещались, выходили в патио - настоящую жемчужину под открытым небом с белыми мраморными колоннами, полом из белых мраморных плит, стенами, выложенными изразцами с ярким рисунком и фонтаном посередине. В патио стояли и прихожане, если их оказывалось много. Это было приятно благодаря мягкому климату, и служба была прекрасно слышна.

На втором этаже над церковью был ряд комнат поменьше, из которых одна служила для собраний бывших офицеров (потом в ней разместились библиотека, которой заведовал К. Мордвинов). Другие комнаты занимали семьи или люди холостые: А.А. Воробьев, преподаватель астрономии и математики в МК [Морской кадетский корпус. - Авт.] в Петербурге, семья Б.Л. Коптева, П.Ф. Шелоумов, который принимал большое участие в церковной жизни и писал иконы, Н.Н. Шереметьев, А.К. Шнеур, члены семьи отца Константина и др. Среди помещений, которые семья Баккуш предоставила русским, была и огромная кухня. Сосуществование было мирным и гармоничным.

Только после Второй мировой войны при церкви был создан Приходской совет и начали проходить собрания, до этого 20 лет подряд отец Константин воплощал собой всю церковь. Прихожане появлялись и исчезали, уезжали во Францию или на юг страны, некоторые возвращались, сломленные хронической бедностью и одиночеством. Отец Константин нёс на себе всё: аккуратно и строго справлял службы, занимался всеми церковными делами, следил за покупкой свечей и уборкой помещений, преподавал Закон Божий детям, безупречно вёл церковные книги рождений, свадеб и похорон. Матушка пекла просфоры, принимала и утешала тех, кто в этом нуждался.

Раз в год, чаще всего после Пасхи, оба уезжали на юг страны навестить православных, работавших в Сусе, Сфаксе, на фосфатных рудниках Метлауи и его окрестностей. Отец Константин занимался православными, служащими в Иностранном легионе, переписывался со священнослужителями многих стран. Священник старой школы, потомок многих поколений священнослужителей, он внушал почтение. Когда он проходил по узеньким улочкам Медины, ведущим к центру европейского города, торговцы-тунисцы выходили из лавок, чтобы поклониться ему и поцеловать руку. Его связи с французским католическим духовенством были немногочисленны. Это не потому, что не было единого языка. Отец Константин не практиковал французский язык, но он прекрасно говорил на латыни, которую досконально изучил в семинарии и преподавал в Гродно, когда был молодым священником.

Бог призвал его 1 сентября 1942 г.".33

Похоронили Константина Михаловского на Греческом участке тунисского кладбища Боржель. Его прихожанка Анастасия Ширинская34 писала: "Отец Константин олицетворял с большим достоинством моральные ценности русского православия".35 За заслуги перед русским православием в эмиграции Константин Михаловский был награждён митрою.

Отец Константин женился на дочери брест-литовского священника Екатерине Николаевне Сцепуро (1872-1958). Она "являла собой высокий пример праведницы-матушки, трудившейся неустанно всю свою жизнь под сенью церкви на пользу родных и близких. А родными и близкими были все мы, чада церкви, каждому из нас у нее было готово слово ласки и привета, вносившее в наши сердца спокойствие и мир..."36. Екатерина Николаевна Михаловская похоронена рядом с могилой своего мужа. Супруги имели трёх сыновей и три дочери.

Старший сын, Константин Константинович Михаловский, родился 10 февраля 1892 года в Кобрине. Окончил юридический факультет. Добровольцем участвовал в Гражданской войне. В Бизерту эвакуировался вместе с родителями. Потом уехал во Францию, где в Лионе окончил школу химиков. Вернулся в Тунис. Принял французское гражданство. В Тунисе работал заведующим лабораторией на известковом заводе в Хаммам-Лифе, где и жил. Пел (бас) в церковном хоре и играл на скрипке, был также церковным старостой. Умер 4 декабря 1978 года в Тунисе. Женился в 1936 году на француженке Мари-Терез (урожд. Лорен, по первому браку Пятницкая). Она родилась 11 февраля 1888 года в Лионе, а умерла 27 апреля 1974 года. Жила в России, где овдовела. Эмигрировала в Тунис. Супруги детей не имели.

Средний сын протоиерея, Николай Константинович Михаловский, родился 10 сентября 1896 года в Кобрине. Окончил военное училище, был кадровым военным. Во время Первой мировой войны воевал в лейб-гвардии Финляндском полку в чине подпоручика, где служил и его отец. Воевал в Белой армии в составе возрождённого лейб-гвардии Финляндского полка. 10 ноября 1919 года был награждён орденом св. Станислава 3-й степени. После Гражданской войны оказался в Чехословакии, где окончил строительный институт, работал инженером-строителем. Умер 28 октября 1981 года в словацком городе Нитра. Про его жену известно, что её звали Ляля. Супруги имели дочь Екатерину.

Младший сын протоиерея, Александр Константинович Михаловский, родился 24 августа 1898 года в Кобрине. В 1917 году поступил в Морское инженерное училище, участвовал в Гражданской войне. В Севастополе записался в Морской корпус, с которым прибыл в Бизерту на дредноуте "Генерал Алексеев". В 1926-1940 гг. работал в телефонной кампании. Позднее уехал в Марокко, где работал в той же кампании до выхода на пенсию. Умер 29 июля 1975 года, похоронен на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Александр Михаловский в 1931 году женился на баронессе Александре Николаевне фон дер Ховен (р. 06.11. 1898, по первому браку Hugues). Брак распался.

Старшая дочь протоиерея, Любовь Константиновна Михаловская, родилась 6 сентября 1893 году в Кобрине. Окончила Высшие женские Бестужевские курсы в Петрограде. Прибыла в Бизерту вместе с родителями. Всю тунисскую жизнь находилась при православной церкви, при необходимости могла заменить псаломщика. Преподавала французский язык. Она умерла 1 января 1976 года, похоронена рядом с могилой родителей. Любовь Константиновна вышла замуж за одессита Анатолия Никаноровича Моисеенко (1902-1988), который работал землемером-топографом и служащим мэрии города Туниса. Владел красивым тенором, пел в церковном хоре. Супруги Моисеенко имели дочь Тамару (1930-2000), в замужестве Мей. Пела в хоре русской церкви в г. Тунисе. Её дети: Павел Мей (1948), Алексей Мей (1953), Михаил (1952) и дочь Елизавета (1957).

Средняя дочь митрофорного протоиерея, Екатерина Константиновна Михаловская, родилась 14 августа 1895 года в Кобрине. Вышла замуж за одессита, поручика Бориса Константиновича Перзинского (1892-1966), который воевал в Первую мировую37 и Гражданскую войну. Супруги Перзинские с сыном и дочкой прибыли в Бизерту на плавучей мастерской "Кронштандт". Борис Перзинский работал на государственной службе в отделе строительства дорог. В 1956 году после получения Тунисом независимости Екатерина Перзинская вместе с мужем уехала на юг Франции, они устроились в Вансе, близ Ниццы. Знаменитые художники Анри Матисс, Марк Шагал, Рауль Дюфи, Жан Карзу и многие другие провели в Вансе значительный период жизни. Умерла Екатерина Перзинская 31 августа 1997 года в Каннах, похоронена в Ницце. Супруги Перзинские имели двух сыновей и две дочери.

Константин Борисович Перзинский родился 17 июля 1917 года в Одессе. 17 марта 1929 года участвовал в концерте русских детей во Дворце французских обществ в г. Тунисе.

Николай Борисович Перзинский родился 17 апреля 1927 года в Тунисе. Женился на Марии Кирилловне Коптевой.

Людмила Борисовна Перзинская (в замужестве Шоттер) родилась 23 августа 1920 года в Севастополе. Имела единственную дочь Елизавету, родившуюся 14 февраля 1945 года.

Екатерина Борисовна Перзинская родилась 4 октября 1925 года в Тунисе. Стала иконописцем, училась иконописи у Леонида Успенского и реставрации икон у В. Есаяна в Париже. Исполнила икону "Рождество Богородицы" для церкви Николая Чудотворца в Лилле, икону "Св. Николая Японского с житием" для часовни протоиерея Всеволода Дунаева в французских Альпах, более 10 икон для храма Воскресения Христова в Медоне (под Парижем) и др. Член Общества "Икона"38 в Париже (с 1981). Участвовала в выставках. Жертвовала средства на постройку церкви Воскресения Христова в г. Тунисе.

Жорж Бортоли
Жорж Бортоли

В 1948 году Екатерина Перзинская вышла замуж за известного французского тележурналиста и публициста Жоржа Бортоли (1923-2010), который в конце Второй мировой войны начал свою карьеру в Тунисе и посвятил десять лет изучению проблем Северной Африки и третьего мира. В конце 1950-х он обратился к телевидению и стал, среди прочего, одним из телеведущих новостей телеканала RTF в Париже. Был корреспондентом телеканалов RTF и Antenne 2 в Москве в течение нескольких лет. Получил известность как обозреватель международных отношений. Автор многих книг: "Жизнь в Москве" (1969), "Смерть Сталина" (1973), "Смотреть Москву и Ленинград" (1974), "Смотреть Югославию" (1978) и др., был ярым критиком сталинизма и коммунизма. Его огромную парижскую квартиру (около 1000 м2) посещали советские диссиденты: великий русский писатель Александр Солженицын (1918-2008) и великие музыканты - Мстислав Ростропович (1927-2007) и Галина Вишневская (1926-2012).

Катрин (Екатерина) Бортоли умерла 12 октября 2014 года в Париже. Её отпевали в Александро-Невском соборе39 в Париже.

Супруги Жорж и Екатерина Бортоли имели единственную дочь Анну, родившуюся в 1952 году в Тунисе, которая окончила исторический факультет Ленинградского университета по специальности "Археология". В Ленинграде Анна Бортоли вышла замуж за однокурсника Михаила Казанского. Похоже, что современная французская исследовательница иконописи Катрин Бортоли-Дусе является дочкой Анны Бортоли.

Младшая дочь протоиерея, Таисия Константиновна Михаловская, родилась 8 октября 1902 года в Кобрине. Вместе с родителями прибыла в Бизерту. В 1927 году вышла замуж за Николая Васильевича Шлейфера (1899-1986), который окончил во французском городе Виши Школу по организованному туризму, работал в различных туристических организациях, после войны открыл собственное туристическое бюро в Тунисе, награждён тунисским орденом Почёта. Супруги Шлейферы детей не имели. Таисия Константиновна умерла 21 марта 1999 года во французском городе Ментона, похоронена в Ницце.

На кобринском городском кладбище находится могила девочки Марии Михаловской (1901-1902), на которой установлен самый красивый памятник - заснувший ангел-ребёнок. Очень вероятно, что Мария - дочь кобринского священника.

Примечания

  1. Извеков Н. Статистическое описание приходов Литовской епархии. - Вильна, 1893. - С. 142.
  2. Владимир Владимирович Сергеевский - генерал-майор, командир 1-й бригады 38-й пехотной дивизии.
  3. Jurrkowski R. Sukcesy i porażki. Olsztyn, 2009. - S. 158.
  4. Дорош Н. Православный Гродно. - Гродно, 2000. - С. 33.
  5. В городах Белосток и Брест-Литовск Гродненской губернии население было больше.
  6. Цит. по: Дорош Н. Указ. соч. - С. 112.
  7. Братству покровительствовал сам император Николай II.
  8. Черепица В. ... Не потерять связующую нить. - Гродно, 2003. - С. 234.
  9. Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. - В 2 т. - Нью-Йорк, 1954. - Т. 1. - С. 141.
  10. В миру Вячеслав Михайлович Тихоницкий (1873-1959) - епископ Белостокский, в будущем митрополит.
  11. Цит. по: Черепица В. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны. - Гродно, 2006. - С. 34-35.
  12. Дмитрий Павлович Колосовский (1862-1930) - генерал-майор, военный инженер.
  13. Цит. по: Черепица В. Черепица В. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны. - Гродно, 2006. - С. 139.
  14. Цит. по: Черепица В. Черепица В. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны. - Гродно, 2006. - С. 140.
  15. Яков Григорьевич Жилинский (1853-1918) - начальник Генштаба (1911-14), в 1914 г. командующий Варшавским военным округом.
  16. Вадим Николаевич Шебеко (1864-1943) - генерал-майор, гродненский губернатор.
  17. Цит. по: Черепица В. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны. - Гродно, 2006. - С. 140.
  18. Там же. - С. 147.
  19. Там же. - С. 148.
  20. Николай Владимирович Рузский (1854-1918) - в феврале 1917 г. один из главных заговорщиков против императора Николая ІІ.
  21. Андрей Владимирович Романов (1879-1956) - генерал-майор, в начале Первой мировой войны состоял при Генеральном штабе.
  22. Военный дневник великого князя Андрея Владимировича Романова. - Ленинград-Москва, 1925. - С. 139, 140.
  23. Иоанн Владимирович Корчинский (1864-1935) - церковный историк.
  24. Василий Васильевич Кошелев (1856-1925) - действительный статский советник, гродненский врач, основатель и председатель Гродненского отделения Русского благотворительного общества (1925).
  25. Николай Иванович Шелутинский (1864?-?) - редактор газеты "Гродненские Епархиальные Ведомости", секретарь Гродненской духовной консистории.
  26. При игуменьи Елене (в миру Ольга Алексеевна Коновалова, 1867-1937) Красностокская обитель духовно расцвела, стала центром православного, культурного и профессионального обучения Гродненского края, там была создана первая в России община сестёр просвещения.
  27. Цит. по: Черепица В. Город-крепость Гродно в годы Первой мировой войны. - Гродно, 2006. - С. 170.
  28. Там же. - С. 173.
  29. Александр Михайлович Романов (1866-1933) - адмирал, один из первых руководителей русской авиации, друг детства императора Николая II.
  30. Ксения Александровна Романова (1875-1960) - младшая сестра императора Николая II.
  31. В миру Василий Иванович Белавин (1865-1925) - в будущем патриарх Московский и всея России.
  32. Черепица В. ... Не потерять связующую нить. - Гродно, 2003. - С. 238.
  33. Бортоли Е. Церковь Воскресения в г. Тунисе // Русская колония в Тунисе. 1920-2000. - М., 2008. - С. 168-169.
  34. Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн (1912-2009) - старейшина русской общины в Тунисе.
  35. Ширинская А. Бизерта. Последняя стоянка. - Санкт-Петербург, 2003. - С. 243.
  36. Русская колония в Тунисе. 1920-2000. - М., 2008. - С. 320.
  37. Поручик 67-го Угличского пехотного полка.
  38. Общество "Икона" было создано в 1927 г. в Париже по инициативе Владимира Павловича Рябушинского с целью распространения знаний о русской иконе как в русском, так и во французском обществе.
  39. Кафедральный собор Экзархата православных русских церквей в Западной Европе (Константинопольский Патриархат), в котором отпевали певца Фёдора Шаляпина, кинорежиссёра Андрея Тарковского, художников: Константина Сомова и Василия Кандинского, писателей: Ивана Шмелёва, Владимира Некрасова, Владимира Максимова и др.

На галоўную старонку