На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

Глава XXXIX. Священник Павел Павлович Михаловский

Вежнянская Николаевская церковь.
Вежнянская Николаевская церковь.

Четвёртый сын черевачицкого протоиерея, Павел Михаловский, родился 5 января 1877 года в селе Берёза Кобринского уезда. Окончил Жировицкое духовное училище, а в 1902 году - Литовскую духовную семинарию. 26 ноября того же года он был рукоположен во священника Стриговской церкви Кобринского уезда. Деревянная Свято-Симеоновская церковь в селе Стригово была построена в 1808 году на средства помещика Лясковского. 20 ноября 1907 года резолюцией епископа Гродненского и Брестского Михаила (Ермакова) преподано священнику Стриговской церкви Павлу Михаловского и церковному старосте Силе Ткачуку за капитальный ремонт церкви Божие благословение с выдачей уставной грамоты.

15 марта 1908 года Павла Михаловского переместили в небольшое село Вежное Муравьёвской волости, Пружанского уезда, находившееся в 25 верстах на юго-запад от Пружан. Деревянная Свято-Николаевская церковь там была построена в 1714 году,1 отремонтирована в 1864. Священник и его жена за собственные средства покупали церковную утварь. Так, в 1911 году матушка Нина Михаловская со своей матерью Феофилой Лихачевской пожертвовали в Вежнянскую церковь металлические свечи в паникадило и пасхальный трёхсвечник в 45 рублей. Павел Михаловский женился в 1902 году на Нине Николаевне Лихачевской - дочери священника Теребунской церкви Брест-Литовского уезда.

23 сентября 1909 года Вежнянскую церковь посетил епископ Белостокский Владимир (Тихоницкий), который отметил удачный ремонт старинной церкви, недавно сделанный отцом Павлом.

19 февраля (ст. ст.) 1861 года Император Александр II подписал Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости, в результате 23 миллиона сельских тружеников получили свободу. В 1911 году вся страна праздновала пятидесятилетие освобождения крестьян, в том числе и в Гродненской губернии. Благодаря инициативе и энергии отца Павла Михаловского и земского начальника 2-го участка Пружанского уезда, помещика имения Рынки Бориса Алексеевича Зеленского в деревне Щерчеве (в 5 верстах от Вежного) был установлен памятник-бюст Императору Александру II. 1-го октября 1911 года состоялось торжественное открытие и освящение памятника Царю-Освободителю, на котором присутствовали гродненский губернатор Виктор Михайлович Борзенко (1864-?) и вице-губернатор Владимир Владимирович Столяров, собралось десять тысяч окрестных жителей. Автор заметки об этом событии в газете "Гродненские Епархиальные Ведомости" отметил, что местный священник Павел Михаловский много сделал "для пробуждения и укрепления православно-русского самосознания" своих прихожан.

Немного у нас сведений о пастырской деятельности отца Павла до революции. Можно отметить такой факт, что он был членом Гродненского Софийского братства, занимавшиеся благотворительностью и просветительством.

Летом 1915 года Павел Михаловский эвакуировался вглубь России. В 1918 году вернулся на прежнее священническое место. Однако возникли проблемы с польскими властями:

Правление Полесского
Воеводства
Nr. I. Wz 1395 pf.
Брест н/Б д. 3/V 1924 г.
Предмет: Св. Павел
Михаловский - выдача
фальшивых метрик
Тайно
Срочно
Преподобному
Епископу православному
в Пинск

По полученной информации, св.[ященник] Павел Михаловский был обвинён в подделке метрик рождения призывников 1900 и 1901 годов рождения.

В найденной в Речицком приходе книге "Исповедальные ведомости" от 1913 года, на основе которой св. Михаловский выдавал метрики, в несколько десятках местах которых были подделаны цифры, определяющие возраст мужчин, подлежащих призыву.

Из признаний заинтересованных лиц следует, что св. Михаловский делал подделки метрик за плату 4000 польских марок (в 1921 году), кроме того, желал водки и продукты питания. Следственное дел вместе с вещественными доказательствами было следователем высланы в Высоко-Литовск вместе с арестованным войтом гмины Левчуком, обвинённым в изготовлении призывникам военных документов на основе фальшивых метрик рождения, выданных св. Павлом Михаловским.

Сообщая вышеуказанную информацию преподобному Епископу, любезно прошу о временном отстранении св. Павла Михаловского от выполнения всех пастырских и служебных функций вплоть до времени рассмотрения его дела в суде.

О выданных распоряжениях любезно прошу преподобного Епископа как можно быстрее сообщить.

За воеводу
Д-р Жимирский2

Несмотря на то, что Павел Михаловский любил выпить, он был хорошим пастырем, которого любили и уважали его прихожане. О чём свидетельствует следующее прошение:3

5.04. 1926 г.
Его Преосвященству
Преосвященнейшему Александру, Епископу Полесскому и Пинскому,
Милостивейшему Архипастырю и Отцу
Прихожане Вежнянской церкви
Пружанского уезда, Городечнянской гмины

Прошение.

На днях у нас распространились слухи о том, что любимый наш батюшка о. Павел Михаловский, вследствие поданной на него жалобы одного из прихожан Алексея Козака, перемещается Епархиальным Начальством из нашего прихода в другой приход.

Мы, нижеподписавшиеся, прихожане Вежнянской церкви, взволнованные такими неприятными для нас слухами, всепочтительнейше честь имеем доложить Вашему Преосвященству, Милостивейшему Архипастырю и Отцу о нижеследующем:

Наш священник о. Павел священствует в нашем приходе с 1908 года, он после войны поспешил возвратиться к нам, в наш приход в числе первых священников уезда, привёз с собой в нашу церковь много церковной утвари, добытой его заботами в тяжёлое послевоенное время 1918-19-20 году.

Когда почти ни у кого из нас, прихожан, не было лошадей, а добрая половина прихожан были больны тифом и другими болезнями, о. Павел, посещая прихожан в домах, исповедовал, приобщал их Святыми Тайнами, так-что никто не умер без покаяния и напутствия.

Все требы исполнялись и исполняются и поныне им при первой нашей просьбе и часто без всякого с нашей стороны вознаграждения.

о. Павел очень религиозный, по службе аккуратен и исправен весьма усердно и неупустимено в церкви, а так же по домам поучает нас доброй и честной Христианской жизни и любви ко всем людям без различия вероисповедания, так-что плодом его деятельности, в нашем приходе почти нет людей нерелигиозных и ни одного баптиста...

Как человек о. Павел был и есть человек добрый, отзывчивый и никогда никому из нас не отказывал в нашей просьбе, что нельзя умолчать, у нас прихожан пользуется исключительным уважением и любовию, усердно заботится о благоустройстве нашей церкви и приведении в должный порядок причтовых строений. Если и нашлась личность, как, например, жалобщик Алексей Козак, то это единичная личность в нашем приходе, не заслуживающая никакого доверия.

Крепко держа труды и заслуги нашего священника о. Павла Михаловского, понесенные им в тяжелые 1918-19-20 гг., а также в настоящее время, любя и уважая его, нижеподписавшиеся прихожане Вежнянской церкви, припадая к Святительским Стопам Вашего Преосвященства, о. Павла Михаловского не перемещать в другой приход, а оставить у нас в Вежной, так как такого доброго Пастыря для нас быть не может, а жалобе Алексея Козака просим не придавать никакого значения, так как она есть последствие жалобы о. Павла в суд на Алексея Козака за порубку церковного леса.

Смиренные и покорнейшие Просители

Церковный Староста Даниил Степанов Седюк

Просители (6 листов подписей)

Всё-таки Павла Михаловского 23 марта 1926 года перевели в Рогознянский приход.

Кобринский староста 13 апреля 1928 года также дал священнику хорошую характеристику4

Пастырская деятельность
хорошая
Общественная деятельность
редкая
Политическая деятельность
редкая
Моральность
хорошая
Интеллигентность
средняя
Отношение к прихожанам
--
Отношение к государственным властям
лояльное
Степень доверия
заслуживает

Павел Павлович Михаловский тяжело болел и вскоре умер:

Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему Александру,
Архиепископу Полесскому и Пинскому,
Милостивейшему Архиепископу и Отцу
Благочинного II округа
Протоиерея Иоанна Михаловского

Рапорт

16 сего июня, в 3? часа дня, скончался от чахотки Настоятель Рогознянской церкви, вверенного мне округа, Священник о. Павел Михаловский на 52 году жизни и 19 сего июня, после Божественной Литургии, Протоиереем Кобринской Петропавловской церкви,5 в соучастии 15 священников и 1 диакона, погребён на Черевачицком приходском кладбище.

О чём всепочтительнейше доношу Вашему Высокопреосвященству, Милостивейшему Архиепископу и Отцу.

№ 356
1928 года, 20 июня
Село Черевачицы 6
Благочинный Протоиерей
Иоанн Михаловский

Полесский воевода Вацлав Костек-Бернацкий контролировал и утверждал все кадровые решения архиепископа Полесского и Пинского Александра.

Архиепископ Полесский
№ 1417
Предмет: св. Павел
Михаловский - смерть
Пинск, 25/VI 1928 г.
Пану Полесскому Воеводе
в Брест н/Б

Любезно сообщаю Пану Воеводе, что 16 июня умер настоятель Рогознянского прихода Кобринского уезда, св. Павел Михаловский.

Архиепископ Александр 7

С 1914 года жена Павла Михаловского с ним не жила ввиду его нетрезвого образа жизни. Супруги имели сына Николая и дочь Нину. После смерти священника его жена стала претендовать на имущество мужа.

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Александру
Архиепископу Полесскому и Пинскому
Жены умершего священника
Павла Михаловского
Нины Николаевны Михаловской

Всепокорнейшее прошение

Простите Ваше Высокопреосвященство что я осмеливаюсь беспокоить Вас со своим прошением, но сердце обиженной очень и несчастной матери, борющейся самостоятельно и единолично в течение 14 лет за существование своих законных детей не даёт силы молчать, но хочется сказать какие несправедливости творятся у Вас в Епархии.

16 июня 1928 года умер мой муж, священник Рогознянской церкви Кобринского уезда Павел Михайловский, с котором я не жила совместно с 1914 года, так как должна была спасать свою жизнь и жизнь своих детей: сына Николая и дочери Нины, в виду жестокого обращения мужа и постоянных истязаний, происходивших от разгульной и нетрезвой жизни покойного. Уехала я от него в г. Гродно, где искала помощи у Епархиального Начальства, но тщетно, так как брат покойного мужа был ключарём Гродненского Собора, благодаря чему дело старались замять.

Конечно, жить с детьми было трудно, пришлось служить в Гродненской Губернской Землеустроительной комиссии, с которой я и дети эвакуированы были в г. Калугу, где я прожила до 1921 г., всецело отдаваясь труду для добывания средств, нужных для содержания и образования детей. Сын мой был определен мной в Гродненское Реальное училище, дочь училась дома, а потом в Советской школе. Муж, не смотря на то, что знал о нашем местожительстве, средств для проживания и образования детей не давал и даже не интересовался - живы ли они... Когда же наступили в России трудные времена: голод и, школьная разруха, я зная, что муж вернулся на родину, в 1921 году приехала в Белосток, где жил мой родственник, с помощью которого мне удалось здесь определить сына в частную гимназию. Желая возбудить отцовские чувства, я посылала сына к отцу с просьбой дать средства для образования, но муж не нашёл ничего лучше сделать, как выгнать вон из дому сына со строгим наказом не показываться на глаза. Стал упадок польских денег, сыну пришлось выступить из 6-го класса гимназии за недостатком средств, конечно, взяться за работу. Обида на отца росла, и не раз сын, а с ним и дочь, просили меня порвать с отцом и просить развода. Я обращалась к Члену Консистории, Жуковскому8 лично, но узнав от него, что возбуждение мной дела, мужу моему грозит разстрижение, я всячески старалась уговорить детей и не делать такого зла отцу. Сын, бывая у отца, слышал от окружающих его людей, что у отца есть сожительница, но всё это я принимала как злую клевету окружающих людей, но вскоре было получено письмо от крестьянина Вежнянского прихода, в котором он извещает нас, что мужа перевели в Рогознянский приход и, что он туда поехал не один, а со своей полюбовницей и дочерью. Тут уже и у меня явилось сомнение, но стараясь и этому не верить, т. к. не допускала, чтобы такое безобразие могло быть допущено в духовном мире и главное на глазах благочинного, но к несчастью таковым оказался брат покойного Иван Михаловский. Значит и тут ширма.

В настоящее же время, когда наступила болезнь и последние дни покойного, этот самый благочинный, а равно и окружающее больного духовенство, особенно, его последний духовник священник Мыщицкой церкви (фамилии его я не знаю) не только не постарались примирить покойного с семьёй, но способствовали для составления духовного завещания не в пользу детей законных, а в пользу этой полюбовницы, якобы в уплату за семилетнюю её службу. Интересно знать, какая прислуга будет служить 7 лет без вознаграждения в доме и, особенно, в теперешнее время? На деле же оказывается, что эта самая личность, имеющая законного мужа в Америке, сожительствующая со священником, у которого есть законная жена и таковые её дети, всё это время его обкрадывала, что могут доказать крестьяне Михаил Максимчук дер. Завершье вол. Тевли Кобринского уезда и Василий Слинка дер. Щерчево Городечнянской волости Пружанского уезда, и тем заплатила сама себе за свою вернейшую службу пастырю святой Христовой церкви.

Ещё скажу лучше, все родные и окружающее духовенство не сочли нужным даже известить нас законных детей и законную супругу о кончине мужа, а скрыли это и не дали возможность детям и мне быть на его похоронах, а делая это конечно ради личных материальных выгод о. благочинного Михаловского, что доказывается назначением его сына на место умершего. Извещение о смерти мужа я получила от совершенно незнакомого мне священника Вежнянской церкви о. Бориса Грицевича, который счёл это своим пастырским долгом.

После получения такового сын мой Николай не смотря на то, что находится в настоящее время в войсках, ездил на могилу отца и узнал всё точно от Благочинного Михаловского и его семьи все подробности болезни и смерти отца и содержание завещания, в котором сказано, что всё имущество поступает в уплату долгов мужа, из которого львиная доля, т. е. 240 (двести сорок) долларов в пользу сожительницы служанки. Я, его законная жена и мать моих законных детей, прошу всепокорнейшее, припадая к стопам Вашего Высокопреосвященства, сделать самое тщательное расследование этого дела, поручив таковое одному из стоящих на высоте своего пастырского долга священников, и распоряжение, чтобы Консистория всё оставшееся имущество до последнего гроша выдала мне его законной жене, так как покойный муж является наибольшим должником нам в виду того, что он по нравственному долгу должен был нас содержать, равно и воспитывать детей, а так же всепокорнейшее прошу взносы, положенные от священников Епархии в пользу семей умерших, непосредственно направить мне для дальнейшего содержания и образования детей. Ещё прошу, предписать Благочинному Михаловскому, выдать мне личные бумаги (как-то паспорт и подданство) мужа столь необходимые для детей в будущем, которые последний хочет для каких-то целей утаить.

Адрес мой:
Белосток
Капральская ул., дом № 1, квар. 5
5-го июля 1928 года9
Всепокорнейшая просительница
Нина Михаловская

Через месяц Нина Михаловская получила из консистории ответ на своё письмо.10

№ 4867
19.VII.28 г.
Госпоже Нине Михаловской.

Духовная Консистория уведомляет Вас, ходатайство Ваше о производстве расследования по делу о составлении покойным свящ. П. Михаловским завещание не в Вашу пользу и о выдаче Вам всего оставшегося после него имущества, - определением Консистории от 17-го сего июля за № 24 оставлено без последствий, как неосновательное, ибо вопрос о признании недействительности завещания входит в компетенцию Окружного Суда, а не Епархиального Начальства.

Положенные от священников взносы Вы имеете получить от прот. Иоанна Михаловского, коему сделано должное распоряжение о сём, а равно и о выдаче Вам личных бумаг, оставшихся после Вашего покойного мужа, священника Павла Михаловского.

Член Консистории
Секретарь
Столоначальник

Не будем осуждать хорошего пастыря Павла Михаловского, так как не знаем его точки зрения на сложившийся конфликт в семье. Отметим только, что у него была ещё внебрачная дочь.

Примечания

  1. По другим сведениям в 1799 г.
  2. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 1367. - Л. 15 об.
  3. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 227. - Л. 23.
  4. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 1367. - Л. 3.
  5. Алексей Антонович Русецкий (1871-1945) - митрофорный протоиерей, Главный священник белой армии адмирала Колчака.
  6. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 227. - Л. 16.
  7. ГАБО. - Ф. 1. - Оп. 11. - Д. 1367. - Л. 1.
  8. Стефан Иванович Жуковский (1869- 1945) - брестский митрофорный протоиерей.
  9. ГАБО. - Ф. 2059. - Оп. 2. - Д. 227. - Л. 23.
  10. Там же. - Л. 22.

На галоўную старонку