На галоўную старонку
 


А. Ильин

ЧЕРЕВАЧИЦКИЕ КОТОВИЧИ – СВЯЩЕННИКИ,
ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ПРОСТО ЛЮДИ

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ И ГАЗЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

№ 7
Рѣчь надъ гробомъ iерея Адама Лихачевскаго, б. настоятеля Озятской церкви1

Кончина всякаго человѣка, а тѣмъ болѣе пастыря церкви, способна возбудить въ насъ особыя чувства и мысли.

Всякому изъ насъ - слушатели христіане, указано свыше извѣстное назначеніе, извѣстная цѣль жизни, выполненію которой мы должны посвящать всѣ свои силы и способности, доколѣ смерть не положитъ конца нашей дѣятельности. Этимъ обусловливается та степень отвѣтственности, которою каждый изъ насъ обязанъ предъ небеснымъ правосудіемъ.

Покойному Промыслъ Божій указалъ одну изъ высшихъ и многотрудныхъ обязанностей въ человѣчествѣ: - почившій былъ пастыремъ сельскаго прихода. Современный міръ игнорируетъ, нерѣдко и унижаетъ званіе пастырства, особенно сельскаго, считаетъ его непроизводительнымъ классомъ людей и т.д. Но что, въ самомъ дѣлѣ, можетъ быть выше, плодотворнѣе и отвѣтственнѣе задачи сельскаго священства? Вы есте свѣтъ міра, сказалъ Самъ Пастыреначальникъ, Спаситель нашъ, указывая на высокую просвѣтительную миссію пастырскаго служенія; Онъ заповѣдалъ намъ устроять и водворять на землѣ Царство Божіе: царство правды, мира и любви; мы пастыри - pуководители совѣсти, - духовной и нравственной жизни многихъ и многихъ душъ, искупленныхъ кровію Спасителя нашего, за коихъ дадимъ строгій отчетъ Богу, - взыщу овецъ Моих, говоритъ Онъ, отъ рукъ пастырей; мы пастыри - "споспѣшники" и продолжатели того величайшаго дѣла спасенія, которому начало положено нашимъ Небеснымъ Пастыреначальникомъ и Его Апостолами; мы обязаны учить людей Богознанію, проводить въ темные массы истинныя понятiя о Богѣ и Его св. законѣ; обличать грѣшниковъ, исправлять злоупотребленiя, бороться съ предразсудками, уничтожать соблазны, идти иногда противъ установившихся легкомысленныхъ обычаевъ и т. д., и такимъ образомъ, приводить людей къ религіозно-нравственному совершенству, ко спасенію, что и есть конечная цѣль религіи и нашего пастырскаго служенія. Какое высокое служеніе! Какая великая отвѣтственность! Какая многотрудная моральная борьба предлежитъ усердному пастырю церкви на этомъ поприщѣ! Нужно ли, при томъ, говорить, что пастырь церкви самъ долженъ олицетворять въ себѣ въ высшей мѣрѣ всѣ высокія нравственныя качества, обладать всегда чистымъ нравственнымъ настроенiемъ, всегда стоять на высотѣ своего служенія, однимъ словомъ - быть тѣмъ, чѣмъ заповѣдуетъ ему быть Слово Божіе: образъ буди вѣрнымъ словомъ, житіемъ, вѣрою, любовію, чистотою, духомъ. - А, при всемъ томъ, пастырь долженъ заботиться и о собственномъ своемъ спасеніи.

Вотъ слушатели-христіане, какіе великіе принципы лежать въ основѣ пастырскаго служенія, какія налагаетъ оно велікія обязанности, какихъ требуетъ нравственныхъ совершенствъ отъ лицъ, посвятившихъ себя ему? Кто послѣ этого усомнится въ трудности пастырскаго служенія, кто, напротивъ, не проникнется благоговѣніемъ предъ великими цѣлями этого служенія?!

Вотъ, братіе, предъ нами лежитъ во гробѣ сошедшій уже со сцены пастырскаго служенія нашъ собратъ, 20 слишкомъ лѣтъ работавшій Богу и людямъ въ этомъ званiи; 20 слишкомъ лѣтъ своей жизни онъ посвятилъ на то, дабы просвѣщать темные умы свѣтомъ Христовой вѣры, возбуждать въ людяхъ сознаніе обязанностей къ Богу и людямъ; онъ ревновалъ объ искорененіи злыхъ нравовъ своей паствы; злыя дѣянія и поступки видимо - до болѣзненности его возмущали и находили въ немъ строгаго облачителя.

Достигъ ли онъ своей цѣли? Исполнилъ ли задачу своего служенія?

Вопросы пытливые, но подлежащiе суду лишь одной небесной, вѣчной правды. Не намъ рѣшать ихъ... Но, если внѣшнія дѣянія обнаруживаютъ внутреннее движеніе души нашей, то этотъ, поистинѣ, великолѣпный и другой, очень приличный, новые храмы, устроенные трудами и заботами сего почившаго пастыря, развѣ не говорятъ намъ наглядно о ревности его ко славѣ Божіей?! Вы братіе - сослужители, по собственному опыту знаете, сколькими препятствіями, какими громадными затрудненiями сопровождается у насъ, въ большинствѣ случаевъ, неговорю - постройка новаго - даже починка стараго храма. Препятствiя эти и, какъ результатъ ихъ нравственныя огорченія безпрестанно возникаютъ одно за другимъ, со всѣхъ сторонъ, падая всею своею тяжестію на головы предпринимателей построекъ, разумѣю, іереевъ. И мы знаемъ, что непомѣрные труды2 по созданiю домовъ Божіихъ въ соедіненіи съ испытанными непріятностямі, сломили его здоровье, на много лѣтъ сократили дни его жизни, парализовали энергію и не дали въ полной мѣрѣ проявиться его полезной дѣятельности, осуществиться всѣмъ благимъ его намѣренiямъ... Но Богъ и "благiя намѣренія цѣлуетъ", говоритъ св. Iоаннъ Златоустъ.

Церковное братство - это полезнѣйшее учрежденiе, эта видимая связь общины съ своею церковію устроено почившимъ на самыхъ лучшихъ началахъ3 и опять повторяю - не без борьбы съ препятствіями.

И въ др. отношенiяхъ проявилась его полезная дѣятельность. И такъ мы думаемъ, что онъ былъ не безполезный дѣятель въ скромной сферѣ служенія сельскаго пастыря и да проститъ ему Господь, если что еще не достигнуто имъ по человѣческому несовершенству и немощи.

Въ нравственномъ складѣ личности покойнаго мы находимъ, въ видѣ поученія себѣ, рѣдкія нынѣ качества и черты и, прежде всего, прямоту и откровенность его характера: что онъ мыслилъ и чувствовалъ, то и выражалъ. Прямота характера проявлялась во всѣхъ его словахъ, взаимныхъ отношеніяхъ, хотя, нужно сказать, не на всѣхъ производили одинаковое дѣйствіе и впечатлѣніе: однихъ еще болѣе приближала къ нему, другихъ же - отдаляла. Но, въ соединеніи съ честностію и благонамѣренностію, эта черта его характера была для желавшихъ пользоваться его дружбою вполнѣ безопасна, безвредна для дѣла дружбы и, поистинѣ, неоцѣненна въ нашъ вѣкъ, когда почти на всякомъ шагу встрѣчаешь въ людяхъ неискренность, лицемѣрiе, противорѣчіе слова съ дѣломъ и наоборотъ... Он былъ склоненъ къ дружбѣ для дружбы, дорожилъ ею и не измѣнялъ ей; дружба его была прочна и непритворна, ибо въ основѣ ея, кромѣ искренняго взаимообщенiя и искренности, не лежало никакихъ недостойныхъ побужденій и личныхъ расчетовъ, никакихъ затаенныхъ цѣлей. Эта дружба вовсе не была похожа на ту дружбу, которая въ глаза и лобзает и вѣщает медоточивыя рѣчи, и въ тоже время ищетъ случая предать своего брата и сосѣда, старается нанести самый существенный вредъ его чести, имени и благополучiю... Развѣ это не правда? Свидѣтели сему вы сами, братіе сослужители! Правда, въ рѣчахъ покойнаго, какъ вы знаете, слышалась иногда рѣзкая струна: но это, съ одной стороны, было отголоскомъ его болѣзненнаго состоянія4, а, съ другой, проявленіемъ чувства благороднаго негодованія ко всему низкому, недостойному, отвратительному. Дружба съ столь благороднымъ человѣкомъ была желательна. Онъ самъ сознавалъ нѣкоторыя свои недостатки, свойственныя всякому смертному, и, не въ обычаѣ его было судить и фарисейски говорить о ближнихъ или сосѣдяхъ: благодаримъ Бога, что мы не такіе, какъ прочіе человѣцы или какъ эти сосѣди наши - неуживчивые, безпокойные и проч. и проч... Кто, братіе, слышалъ oтъ него такое фарисейское самопревозношеніе? Свидѣтельствуйте! - Какъ близко знавшіе покойнаго, мы должны еще засвидѣтельствовать, что онъ былъ чуждъ властолюбія і честолюбія; уважая въ себѣ и въ другихъ человѣческое достоинство, онъ не терпѣлъ пресмыкательства и низкопоклонничества; не увлекался ложнымъ представленiемъ своихъ достоинствъ, скорѣе отрицалъ послѣднiя; не требовалъ вынужденнаго уваженія къ себѣ, зная, что уваженіе пріобрѣтается не столько извѣстнымъ положеніемъ въ обществѣ, сколько проявленіемъ добрыхъ качествъ ума и сердца. Интригъ, сплетенъ, низкаго подкапыванія - нарушающихъ миръ ближняго и т. п. недостатковъ, отъ коихъ, къ сожалѣнію, не свободна наша жизнь, - покойный рѣшительно чуждался, да онѣ были и несовмѣстны съ простотою его характера.

Объ умственной жизни покойнаго слѣдуетъ сказать, что до самой смерти онъ сохранилъ любовь къ литературѣ; живо интересовался онъ разными современными научными вопросами, въ соотношенiи ихъ къ религіи, и онѣ находили въ немъ живѣйшій отголосокъ. Въ его домѣ можно было найти книги серіознаго характера по разнымъ отраслямъ знанія.

Что почившій былъ добрый семьянинъ, что онъ серьезно сознавалъ свои задачи, какъ отца семейства, видно изъ того, что онъ старался дать членамъ своей семьи весьма доброе направленіе; онъ самъ подготовлялъ ихъ умственное развитіе и подготовлялъ замѣчательно успѣшно5, не жалѣя остатка своихъ силъ и средствъ для ихъ образованiя.

И признательныя дѣти, окружаютъ гробъ почившаго отца своего и благодѣтеля, съ чувствомъ искренняго соболѣзнованія о постигшей ихъ утратѣ, и это чувство, безъ сомнѣнія, навсегда останется въ ихъ сердцѣ.

Почившій собрать нашъ! Передъ тобою открытъ нынѣ путь въ вѣчность, незнающiй тревожныхъ условій земнаго нашего существованiя. Твоя болѣзнь давно напоминала тебѣ о немъ, и ты готовился къ нему съ полнымъ сознаніемь о предстоящемъ тебѣ исходѣ въ загробную жизнь; пусть же этотъ путь приведетъ тебя въ тѣ свѣтлыя небесныя обители, гдѣ царитъ одна вѣчная правда, вѣчная любовь и вѣчная слава Божія, о которой ты столь усердно ревновалъ здѣсь на землѣ, и гдѣ уготовано непостижимое намъ блаженство. Туда, на мѣсто вѣчнаго покоя провожаемъ мы тебя съ исходнымъ пѣніемъ и наилучшими молитвенными благожеланіями. Аминь.

Рогознянской церкви Священникъ Никаноръ Котовичъ.

1879 года августа 10 дня.

Литовские Епархиальные Ведомости. - 1879. - № 33.

Примечания

  1. Эта рѣчь была прислана въ Редакцiю довольно поздно, а потому и не была напечатана въ свое время. 8-го же августа совершилась годовщина смерти покойнаго о. Адама и надъ его прахомъ совершено было торжественное заупокойное моленiе. Примѣняясь къ этому случаю, мы нашли возможным напечатать эту рѣчь. (Ред.)
  2. Покойный, приступая къ сооруженiю иконостаса главной церкви, предварительно лично обозрѣлъ иконостасы сосѣднихъ губернскихъ и др. городовъ; но, недовольствуясь видѣнными образцами, самостоятельно составилъ свой особенный планъ иконостаса при помощи рисунков, заимствованныхъ изъ разныхъ художественныхъ изданiй. Такъ вышло, дѣйствительно, нѣчто грандiзное, у насъ невиданное.
  3. Уставъ сего братства утвержденъ въ 1864 г. Преосвященнѣйшимъ Александромъ; онъ всесторонне обдуманъ и можетъ служить образцемъ въ своемъ родѣ - для подобныхъ учрежденiй.
  4. Покойный страдалъ болѣе 10 лѣтъ чахоткой.
  5. Одна изъ его дочерей настолько была хорошо дома подготовлена, что поступила прямо во 2-й классъ Виленской женской гимназiи и по прошествiи двухъ лѣтъ отлично окончила курсъ оной и теперь поступаетъ на Бестюжевскiе педагогическiе курсы; а другая дочь выдержала испытанiе прямо в среднее отдѣленiе Виленскаго женскаго духовнаго училища. (Ред. Л. Е. В.)

На галоўную старонку