Александр Ильин, Глеб Стелецкий

Ещё раз про род шостаковских Стеллецких

В 2015 году в белорусском альманахе "Асоба і час" была опубликована статья1 Александра Ильина "Род Стеллецких в Беларуси". Однако после этого на эту тему вышла большая статья2 брестского краеведа и журналиста Николая Александрова, основанная на ранее неизвестных документах Архива управления КГБ по Брестской области, стало известно письмо3 представительницы рода Стеллецких, содержащее интересные детали из жизни семейства, появилось в Интернете много новой генеалогической информации, а также нашлись прямые потомки героев статьи - Бориса и Константина Стеллецких. Поэтому возникла необходимость написать новую историю шостаковских Стеллецких совместно с представителем рода Глебом Стелецким.

Дворянский род Стеллецких оставил заметный след в русской и украинской истории и культуре. В конце XIX века его представители поселились на Полесье - купили имение Шостаково Брест-Литовского уезда Гродненской губернии (теперь Каменецкий район Брестской области).

Ромуальд Траугутт на современной польской банкноте.
Ромуальд Траугутт на современной польской банкноте.

Село Шостаково в письменных источниках впервые упоминается в 1532 году. В начале XIX века имение принадлежало подполковнику российской армии Павлу Гофмейстеру (умер в 1854 г., и похоронен на католической части кладбища в Каменце). У него арендовал это поместье саксонец, обедневший шляхтич Людвик Траугутт (умер в 1848 г.), женатый на Алоизе Блоцкой. В 1826 году в семье Людвика Траугутта родился сын Ромуальд, будущий повстанец, диктатор Польши. После смерти Павла Гофмейстера имение Шостаково перешло к его сыну Аполлинарию, который, будучи студентом Берлинского университета, стал членом польской патриотической организации в Брест-Литовском уезде, был одним из руководителей несостоявшегося в 1846 году заговора. Шостаковское имение одно время было местом пребывания однокашника Аполлинария Гофмейстера по Берлинскому университету Иоганна Рера - эмиссара польского революционера Людвика Мерославского. Отсюда они разъезжались по окрестным имениям с целью подготовки восстания. Заговор был раскрыт. Оба заговорщика были арестованы. Аполинарий Гофмейстер (1825-1890) получил 7 лет ссылки, которую отбывал в степном южноуральском городке Орск, где подружился с великим украинским поэтом Тарасом Шевченко.

В конце 1850-х годов шляхтич-заговорщик вернулся в своё имение Шостаково, где занялся сельским хозяйством, открыл сельскую школу. В 1863 году Аполлинарий Гофмейстер стал повстанческим начальником Брест-Литовского уезда, уговорил Ромуальда Траугутта (1826-1864), которого хорошо знал с детства, стать во главе кобринского отряда. В 1864 году Аполлинарий Гофмейстер снова арестован и сослан на каторгу.

Шостаково. Мемориальный камень Р. Траугутту.
Шостаково. Мемориальный камень Р. Траугутту.

Исследователь белорусских парков Анатолий Федорук4 пишет про усадебный дом в Шостаково: "Это было небольшое одноэтажное здание, построенное в формах народного деревянного зодчества, с крыльцом на двух колоннах и белыми ставнями. Дом стоял в окружении парка, который почти сохранился в прежних границах, занимая около 6 га. К небольшому парадному партеру с южной стороны вела неширокая аллея. Перед домом (от него остались руины фундамента) на парковом партере в 1920-е гг. был установлен граниный валун в память о Ромуальде Траугутте. Сваленый памятный камень, покрывшийся лишайниками, лежит на небольшом возвышении. На месте утраченной мраморной доски со словами о герое в 2003 г. установлена новая".

Имение Шостаково после подавления восстания было конфисковано в казну, в 1866 году его купил надворный советник Николай Бекман, который его продал титулярному советнику Ивану Житову, а у него в 1883 году купил поместье капитан-инженер Семён Васильевич Стеллецкий. Интересно, что девичья фамилия бабушки его второй жены - Бекман.

Род Стеллецких происходит от запорожского казака Осипа Стилецкого (1640-1710 гг.), который переселился в Харьков. Первым фамилию Стеллецкий носил его правнук Иосаф Зиновьевич (1726-1796), который был православным священником, учителем, другом знаменитого украинского просветителя-гуманиста, философа и поэта Григория Скороводы (1722-1794). Священнический сын Гавриил Иосафович Стеллецкий (1772-1826) также был священником, как и его два сына: Григорий Гаврилович Стеллецкий (1796-1860) и Стефан Гаврилович Стеллецкий (1812-1870). Можно отметить, что внуками Стефана были: известный археолог, искатель библиотеки Ивана Грозного Игнатий Яковлевич Стеллецкий (1878-1949) и духовный писатель, священник, профессор богословии Харьковского университета Николай Семёнович Стеллецкий (1862-1919), зарубленный большевиками.

Василий Гаврилович Стеллецкий
Василий Гаврилович Стеллецкий.

Средний сын отца Гавриила - Василий Гаврилович Стеллецкий (1802-1860) работал учителем русской словесности и латинского языка Тифлисской (Тбилисской) гимназии. Он имел двух сыновей: инженера-путейца Ивана Васильевича Стеллецкого (1844-1881), генерала-инженера Семёна Васильевича Стеллецкого (1845-1903) и двенадцать дочерей, среди них отметим Евгению Васильевну Бетулинскую и Наталью Васильевну Капицу, внуком которой был великий русский физик, лауреат Нобелевской премии Пётр Капица (1894-1984). Внучкой Евгении Бетулинской была известная во Франции и США русская певица Анна Марли (1917-2006), которую французское правительство наградило орденом "Почётного легиона". Среди потомков Ивана Васильевича Стеллецкого можно отметить учёного-ветеринара, профессора Белоцерковского сельскохозяйственного института Василия Ивановича Стеллецкого (1866-1949) и врача Ивана Ивановича Стеллецкого (1869-1932), автора многочисленных книг по медицине. Его сын Владимир Иванович Стеллецкий (1905-1985) - доктор филологических наук, исследователь и переводчик "Слова о полку Игореве".

Генерал-майор Семён Васильевич Стеллецкий.
Генерал-майор Семён Васильевич Стеллецкий.

Генерал Семён Васильевич Стеллецкий окончил Константиновский межевой институт в Москве и Николаевскую инженерную военную академию в Санкт-Петербурге. Служил капитаном-инженером в Брест-Литовской крепости, где строил крепостные бастионы. Во время службы в Бресте капитан изобрёл хлебопекарскую печь непрерывного действия, с вращающим подом. На Всероссийской выставке 1882 года за это изобретение он был удостоен почётного отзыва.

Могила Екатерины Георгиевны  Стеллецкой на Тришинском кладбище.
Могила Екатерины Георгиевны Стеллецкой на Тришинском кладбище.

1-го мая 1877 года умерла его молодая жена Екатерина Георгиевна Стеллецкая, которую похоронили на православном Тришинском кладбище в Бресте-Литовске. Она оставила капитана-инженера с двумя маленькими сыновьями Борисом и Дмитрием.

Старший сын Борис Семёнович Стеллецкий (1872-1939) - известный украинский и русский военный деятель, редактор журнала "Военно-исторический вестник" и военный историк. Он родился в Брест-Литовске, окончил Варшавскую гимназию, Одесское пехотное училище, академию Генерального штаба. В "Воспоминаниях бывшего заведующего передвижным войском по железным дорогам и водным сообщениям Киевского района" Борис Стеллецкий5 писал: "Мой отец был генерал, начальник инженеров Варшавского укреплённого района. Он ни за что не соглашался, чтобы я продолжал его карьеру, считал военно-инженерное дело мёртвым, я долго этого не мог понять, но когда отец мне рассказывал несколько случаев из своей жизни, когда ему приходилось делать не то, что, по здравому смыслу, необходимо было сделать, а то, что по какому-нибудь недоразумению попадало в проект, то наступала такая апатия к работе, что являлась мысль уйти совсем со службы. От отца я многому научился в практических вопросах, в особенности мне большую пользу оказывал помощник отца А.К. Овчинников, бывший гвардии сапёр (…)". Конечно, офицер-инженер Семён Стеллецкий не мог сказать сыну всю правду о том, что на военном строительстве разворовывались огромные деньги. Поэтому в инженерных войсках трудно было служить честным людям.

Генерал-хорунжий Борис Семёнович Стеллецкий.
Генерал-хорунжий Борис Семёнович Стеллецкий.

Продолжительное время Борис Стеллецкий служил в Киеве, где составил Военно-географическое и статистическое описание Киевского военного округа, участвовал активно в работе киевского отдела Императорского российского военно-исторического общества, был в 1910 году одним из основателей Киевского общества охраны памятников древности и искусства. Целью этого общества было "поиск и охрана всякого рода памятников древности и искусства", территорию деятельности - Бессарабская, Волынская, Гродненская, Екатеринославская, Киевская, Люблинская, Минская, Подольская, Полтавская, Черниговская и Харьковская губернии. Борис Стеллецкий внёс личный вклад в дело охраны и сбережения Острожского, Дубненского, Клеванского замков, Новгород-Сиверского монастыря и др. Его деятельности по охране памятников древности посвящена специальная статья6 украинского историка Ларисы Фёдоровой.

Полковник Борис Стеллецкий во время Первой мировой войны был начальником военных соединений Дунайской армии Румынского фронта. 25 января 1918 года была провозглашена независимая Украинская Народная Республика. Вскоре, 29 апреля, генерал-лейтенант российской армии Павел Скоропадский совершил государственный переворот и провозгласил себя гетманом (монархом) Украинской Державы. Борис Стеллецкий входил в ближайшее окружение гетмана, получил звание генерала-хорунжего. С 27 июня по 24 октября 1918 года он занимал высокий пост - начальника Главной квартиры и собственного штаба гетмана Скоропадского, то есть Борис Стеллецкий руководил личной канцелярией гетмана и его охраной. При нём было структурировано собственную администрацию гетмана, которая получила подробные задания и обязательства. Про это время Борис Стеллецкий написал воспоминания "Гетман Павло Скоропадский. Воспоминания о событиях на Украине в 1918 г. От Грушевского до Петлюры", которые и хранятся в личном фонде7 Бориса Стеллецкого в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины (далее ЦГАВОВиУУ), и недавно они были опубликованы в книге "Гетман П.П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918 год" (Москва, 2014). Деятельность генерала-хорунжего в должности начальника Главной квартиры и собственного штаба гетмана исследована украинским историком Павлом Гай-Нижником8. Впоследствии Борис Стеллецкий стал прообразом адъютанта Шервинского в романе "Дни Турбиных" Михаила Булгакова.

После падения режима гетмана Скоропадского, в декабре 1918 года, Борис Стеллецкий служил в армии генерала Деникина. В апреле 1920 года эвакуировался из Севастополя на корабле "Тигр". Вскоре генерал оказался в Югославии, где и провёл остаток своих дней. Умер Борис Стеллецкий 25 февраля 1939 года в Белграде, где и похоронен на Новом кладбище.

Ксения Борисовна Чикаленко-Стеллецкая.
Ксения Борисовна Чикаленко-Стеллецкая.

Его жена Елена Фёдоровна Коль (1877-1931), в виду болезни дочери Ксении, вынуждена была остаться с ней в Киеве. Про неё журналист Николай Александров пишет: "Супруга Бориса Семеновича - Елена Федоровна, в девичестве, Коль, в 1900 г. окончила Петербургскую консерваторию по классу вокала и пела некоторое время на питерской сцене. Когда из Санкт-Петербурга выехали, она разделила судьбу офицерских жен, была хранительницей домашнего очага, иногда давала любительские концерты. В Первую мировую войну стала сестрой милосердия. При советской власти примерно до середины 20-х работала на сцене в Киеве, а затем оставила её. Видимо, неустроенность жизни привела её к тому, что она наложила на себя руки в начале 30-х".

Интересна судьба Ксении Борисовны Стеллецкой (1904-1976). Родилась она в деревне Булахово Остерского уезда Черниговской губернии (ныне Козелецкий район, Черниговской области), где было родовое гнездо дворянского рода Соболевских, к которому принадлежала её бабушка Софья.

Жизнь Ксении Стеллецкой, по документам Архива управления КГБ по Брестской области, была исследована Николаем Александровым:

Здесь [в Киеве] она окончила 7 классов гимназии, затем гидротехникум, далее поучилась пару лет в медицинском институте, но не закончила его.

Вероятно, помешали домашние обстоятельства - рождение сына. Замуж она вышла в 1924 за Петра Чикаленко, политического деятеля и дипломата, сына известного украинского издателя, публициста, мецената культуры Евгения Чикаленко.

В 1928 году супруг Ксении был арестован органами ГПУ как украинский националист и вскоре скончался в Курской пересыльной тюрьме.

Остался сын - Чикаленко Лель (Александр), забота о котором станет смыслом жизни Ксении и в дальнейшем сыграет свою роль в её драматической судьбе…

Был второй муж - Борис Риза, альянс с которым продлился недолго. Третий муж - Ричард Олеск, инженер-химик, повторил судьбу первого, был репрессирован в 1938 году.

А Ксения все эти годы работала машинисткой в различных советских учреждениях в Киеве.

Здесь и застала её Великая Отечественная. Война войной, но надо было жить и растить сына.

Она устроилась на работу машинисткой в горуправу, затем - в организацию "Персональ-амт".

А весною сорок второго года оторвали от сердца её чадо - сына-подростка Леля, увезли на работу в Германию.

И Ксения ринулась вслед за ним - найти и спасти! Вот как она позже поясняла это следователю советских органов:

"С июля 1942 г. по апрель 1943 проживала в Берлине. Выехала туда добровольно, в связи с тем, что в мае 1942 г. из Киева немцами был вывезен на работу в Германию мой сын Чикаленко.

После того, как я прочла в газете объявление о наборе немцами машинисток и стенографисток для работы в Германии, я явилась на комиссию и после проверки как машинистка оформилась на выезд в Германию, туда ехала эшелоном в числе других советских граждан. В г. Берлин я работала машинисткой в немецком учреждении "Винета"…"

Эта злосчастная "Винета" была подразделением министерства пропаганды, что ей затем поставят в вину. Два месяца ушло на эти поиски. Каким образом она сумела это сделать, нам сложно представить.

Сама Ксения излагала это так:

"В апреле 1943 г. в связи с болезнью сына Чикаленко я получила трёхнедельный отпуск с выездом с ним к дяде-помещику Стеллецкому Василию Семеновичу в д. Шестаково Каменецкого района Брестской области, от которого в Берлин не возвратилась. Здесь я занималась домашним хозяйством…".

В июле 1944 года Брест был освобожден от фашистской оккупации.

Александр Чикаленко добровольцем пошёл в советскую армию, стал сержантом, воевал в артиллерии.

А Ксения Борисовна устроилась работать машинисткой в Управление главного архитектора г. Бреста.

Дядюшку её Василия Семеновича арестовали в сорок пятом, а до неё "карающая рука правосудия" добралась лишь к ноябрю 1948 года.

Припомнили ей работу в германских структурах. Да, всего лишь машинистка, но тем не менее…

В итоге присудили ей полновесный "четвертак", по ст. 63-1 УК РБ - 25 лет с поражением в правах.

Александр Александрович Чикаленко, живущий сейчас в Казахстане, в личной переписке дополняет биографию своей бабушки, дедушки и отца:

"Пётр Евгеньевич Чикаленко (1892-1928), мой дед, работал в Первой Украинской Раде секретарём, потом - в посольстве Украины в Турции, при гетмане Скоропадском вернулся на Украину, в то время, включая директорию Петлюры, проживал в имении Кононовке, это где-то 100 с небольшим километров от Киева, я год назад там был, там, в основном, и жили родственники со стороны Чикаленко, которые не эмигрировали, в 1923 году он женился на Ксении Борисовне, перебрались в Киев, там был дом, но после уплотнения им осталась два помещения от конюшни, после ремонта там можно было жить, это рядом с Лукьяновским рынком - почти центр, этот дом снесли где-то в конце 70-х годов. Пётр Евгеньевич работал инженером-строителем (где не знаю, но в Киеве) и его арестовали в 1928 году, что было в обвинении точно не знаю, но, по словам бабушки, что-то контрреволюционное, ему дали срок 5 лет и этапировали на Соловки, но туда он не доехал, а умер от тифа в Курской пересыльной тюрьме, там был следователь, волею судьбы знавший его при жизни (данных не знаю), который сообщил Ксении Борисовне, и она вместе с Иваном Евгеньевичем Чикаленко поехали в Курск и похоронили, указать точно место не могла, и бабушке пришлось сделать ему безымянную могилу, так как перевозить было невозможно".

Сидела Ксения Борисовна Стеллецкая-Чикаленко в Дубравлаге - в Мордовии. Там же сидела известная советская диссидентка Майя Улановская (1932), которая в своих воспоминаниях9 писала:

Не освободили также и одну из моих приятельниц, Ксению Борисовну. Она была дочерью царского генерала, начальника Юго-Западной железной дороги. Отец ушёл с белыми. Семнадцатилетней девушкой она осталась за главу семьи. В 20-х годах вышла замуж за известного украинского националиста Чекаленко, прожила с ним недолго, его арестовали и расстреляли. Можно себе представить, какой была её жизнь. Неудивительно, что она ушла с немцами. Переводила в Германии в каком-то учреждении документы. Там её и взяли. Капица, двоюродный брат Ксении Борисовны, помогал оставшемуся на воле сыну Ксении Борисовны. Сыну было лет 15, когда наши взяли Берлин. Стал большим патриотом, как многие белые, вступил в какую-то часть. Сильно страдал из-за её ареста, писал ей очень редко.

Говорили, что Ксения Борисовна антисемитка. Но вульгарных антисемитских взглядов она никогда не высказывала. Это было дурным тоном, а Ксения Борисовна - человек воспитанный. На этом же лагпункте жила Сара Лазаревна Якир, вдова расстрелянного командарма. Ксения Борисовна знала её по Киеву, где до самого 37-го года та была "первой дамой". Весь антисемитизм Ксении Борисовны, если он и был, возник на почве подобных воспоминаний. До революции она видела евреев, только проезжая в коляске мимо синагоги. Наверное они ей казались кем-то вроде мусорщиков. И вдруг эти мусорщики превратились в хозяев страны, а она - дворянка, дочь генерала - стала парией. И тут, в лагере она, которую все уважали за то, что она умела работать и держалась с достоинством - при отсутствии посылок, - убедилась, каким ничтожеством оказалась "первая дама". Встречая любого начальника, Сара Лазаревна подобострастно кланялась: "Здравствуйте, гражданин начальник!" Ладно, оставим в покое Сару Лазаревну, она умерла, бедняга. И достаточно в жизни настрадалась.

Александр Петрович Чикаленко, с женой Ниной Адольфовной, сыном Петром и матерью Ксенией Борисовной (1958).
Александр Петрович Чикаленко, с женой Ниной Адольфовной, сыном Петром и матерью Ксенией Борисовной (1958).

Правнук выдающегося украинского издателя и мецената Евгения Чикаленко (1861-1929) - Александр Александрович Чикаленко пишет: "Мой отец Александр Петрович Чикаленко родился в Киеве 1 ноября 1926 года (я тоже родился 1 ноября, но 1959 года), поэтому мы старались отмечать дни рождения вместе, из-за этого я пробыл 12 дней Андреем, а потом переписали на Александра, ну так получилось. В 1941 году после взятия немцами Киева, где-то через два месяца немцы вылавливали подростков и отправляли в Германию на работы, так мой отец попал не в плен, но на принудительный труд, по его рассказам, он работал помощником инженера по строительству (имя не знаю) и благодаря этому научился чертить и рассчитывать строительные конструкции, так же приобрел опыт в строительстве, но за какую-то провинность его перевели на уборку урожая, где он сильно заболел и получил пневмонию, его спасла Ксения Борисовна, она в 1942 году, по набору, добровольно отправилась в Германию работать машинисткой (она знала восемь языков почти в совершенстве) в пропагандистскую организацию Винета (кажется так) и разыскала отца, добилась отпуска и вывезла его под Брест в деревню Шестакова, со стороны Стеллецких там старались концентрироваться родственники, жила в имении и с окончанием войны переехала в Брест, где работала машинисткой в управлении архитектуры, в 1948 году её арестовали, и получив срок 10 лет, она была в Дубравлагере (при жизни она иронично называла его домом отдыха, практически воспоминаниями не делилась), в 1958 году её освободили, и она уехала к сыну под Ленинград в Лахту, мой брат уже родился, он - 1953 года, и они жили в одной комнате 7 человек.

Александр Александрович Чикаленко с женой Светланой.
Александр Александрович Чикаленко с женой Светланой.

Отец в начале 1944 года, приписав себе год, ушёл добровольцем в Красную армию и служил в артиллерии до конца войны и ещё до 1949 года срочную службу (тогда почему-то военный срок не засчитывался), его часть стояла где-то под Потсдамом в Германии, после демобилизации он вернулся в Союз, в Киеве оставаться было опасно, поехал к родственникам (академику Петру Капице) и, по его рекомендации, ему дали работу в Лахте под Ленинградом (как говорил отец - так было нужно), он работал мастером при строительстве какого-то канала, женился, родилась дочь, но она почему-то умерла, и жизнь с первой женой не сложилась (тут отец всегда замолкал), потом женился на моей матери Кляу Нине Адольфовне, она родилась 8 октября 1930 года, и практически вместе с малолетним братом Альфредом и моей бабушкой Зинаидой Александровной (дедушку расстреляли в 1938 году, а прадедушку в 1939 году) пережили всю блокаду, их эвакуировали по Ладоге уже в самом конце блокады. Альфред Адольфович Кляу живет в Санкт-Петербурге и, сейчас, в апреле месяце, я был у них в гостях.

8 августа 1953 года родился мой брат Пётр, а в 1958 году туда приехала Ксения Борисовна (отец почему-то тогда считал её погибшей), а так как жить было трудно он получил направление и отправился вместе с семьей в Акмолинск (с 1960 года Целиноград). Отец работал всю жизнь инженером-строителем, в Целинограде он участвовал в строительстве очень многих знаковых объектах того времени, занимал разные ответственные должности (начальник УКС Горисполкома, начальник ПКБ Целинэнерго и т.п), но, так как опыта и знаний он имел много, а вот образования - 10 классов, поэтому он подделал диплом Ленинградского инженерно-строительного института, и это как-то вскрылось (по его рассказам, он на совещании по строительству троллейбусных линий в Целинограде назвал 1-го секретаря Кручину (в последствии члена ЦК) [Николай Кручина (1928-1991) - хранитель "золота" КПСС. - Авт.] идиотом, и доброжелатели всё раскопали, за это ему светил срок в 3 года, но он не хотел суда в Целинограде и поехал на границу с Ираном, сдался пограничникам, и получил те же 3 года, только судили его всё же в Целинограде. Тут, конечно, вспомнили в газетах всё и происхождение, и работу на немцев, и т. п., у меня есть вырезки из газет про это, но, в основном, друзья и сотрудники впоследствии отзывались об отце хорошо, я впоследствии очень с многими сталкивался по работе, я тоже инженер-строитель.

Было это в 1967 году, и он был отправлен под Караганду (это 200 км от Целинограда) на строительство канала Иртыш-Караганда, мы с бабушкой его навещали там. Он сразу стал начальником участка, хотя считался в заключении, просто не мог никуда от туда выехать, а вместе с сержантом (не помню имени) выполнял свои обязанности. После ареста мать с отцом развелись, это было их обоюдное решение, не мне их судить, я никогда не терял связи ни с отцом, ни матерью, бабушка жила вместе с нами. В 1970 году, после окончания срока он на месяц вернулся в Целиноград, но они с матерью окончательно поссорились, и он уехал в посёлок Калончак Херсонской обл. на строительство канала, где-то в 1972 году он переехал в Киев, где и дальше работал инженером-строителем в разных организациях до конца жизни, я очень часто бывал у него в командировках и отпусках, он женился в третий раз, но детей больше не было, умер он в августе 1990 года, а так как стояла сильная жара, то необходимо было хоронить на следующий день, так мне сказала Галина Тимофеевна (его жена), чудом у меня получилось в тот же день вылететь в Киев, и я успел с ним проститься. На переговорном пункте, где мне Галина Тимофеевна сказала, что умер отец, я забыл закрыть дверь кабинки и объяснял ей, что у нас самолёты только два раза в неделю, а день не совпадал, и я не смогу успеть, какой-то мужчина, после того как я вышел, сказал мне, что сейчас киевский рейс стоит в аэропорту с какой-то поломкой, я поехал туда, мне отказали в билете, но девушка кассир показала на обедающий экипаж самолёта, и они меня без билета, бесплатно взяли на борт - до сих пор им всем самая большая благодарность.

Бабушка Ксения Борисовна умерла в 1975 году, очень тяжело болела, последние три месяца лежала разбитая параличем, могла только говорить, и очень просила отца забрать её в Киев, она хотела умереть там, и он так и сделал, перевез её на поезде, откупив всё купе, а я через несколько дней вылетел самолетом, и через два дня по моему прилету она умерла, похоронили её в землю, на киевском городском кладбище, не помню как называется, но это конец 16 троллейбуса, если необходимо, то уточню у дяди. В Целинограде она работала также машинисткой, до выхода на пенсию и подрабатывала шитьём и вязанием".

Историк Павел Гай-Нижник в своей работе о Борисе Стеллецком пишет, что тот выехал в Югославию с сыном Фёдором и дочерью Татьяной. Однако в Киеве жил и умер Борис Фёдорович Стеллецкий (?-1998?) - внук генерала-хорунжего. Вопрос о судьбе Фёдора и Татьяны Стеллецких надо ещё исследовать. Возможно, что они в 1918 году остались с матерью в Киеве?

Дмитрий Стеллецкий (портрет худ. Бориса Кустодиева).
Дмитрий Стеллецкий (портрет худ. Бориса Кустодиева).

Дмитрий Семёнович Стеллецкий (1875-1947) - выдающийся русский художник, иконописец, керамист, книжный график и скульптор, член знаменитых художественных объединений: "Мир искусства" и "Союз русских художников". Он родился в Брест-Литовске. Вероятно, как и старший брат, окончил Варшавскую гимназию. В 1896 году Дмитрий Стеллецкий поступил в Академию художеств, которую окончил в 1903 в звании художника-скульптора. Он увлёкся древнерусским искусством и жаждал создать неповторимый новый русский стиль. Вместе с другом, художником Борисом Кустодиевым путешествовали по старинным городам, в частности - и по белорусским, изучали архитектуру, древние фрески и иконы. Думается, что интерес к охране памятников древности и искусства возник у его старшего брата Бориса под влиянием художника.

Д. Стеллецкий. Заповедный лес.
Д. Стеллецкий. Заповедный лес.

Дмитрий Стеллецкий был ярким представителем неорусского стиля как особого направления искусства модерна. Он особенно любил "Слово о полку Игореве": переписал его славянской вязью, украшал текст орнаментом и иллюстрациями. Можно предположить, что эта его огромная любовь к знаменитому поэтическому сочинению передалась и двоюродному племяннику Владимиру Ивановичу Стеллецкому - известному исследователю и переводчику "Слова о полку Игореве".

С 1914 года Дмитрий Стеллецкий жил во Франции. Самой значительной его работой в эмиграции стала роспись храма Троица-Сергиева подворья в Париже. В 1925 году, по инициативе и при активном участии Дмитрия Стеллецкого, было организовано общество "Икона", которое ставило своей целью изучение русской иконописи, проведение выставок иконописцев.

В конце жизни художник ослеп и поселился в доме престарелых. 12 февраля 1947 года знаменитый русский художник Дмитрий Стеллецкий умер, и похоронен на Русском кладбище в Париже.

Генерал Василий Львович  Соболевский .
Генерал Василий Львович Соболевский .

После смерти первой жены капитан-инженер Семён Васильевич Стеллецкий был переведён из Брестской крепости в Варшаву, где женился на юной дочке командующего войсками Варшавского военного округа, генерал-лейтенанта Василия Львовича Соболевского10 (1817-1872) - Софье.

Софья Васильевна Стеллецкая.
Софья Васильевна Стеллецкая.

Надо отметить, что Софья Васильевна Стеллецкая (1859-1939) любила своих пасынков: Бориса и Дмитрия. Подтверждением этого является тот факт, что жена Бориса Стеллецкого рожала свою дочку Ксению в имении Булахово Черниговской губернии, которым владели Соболевские, наверно, двоюродный брат Софьи Васильевны.

У супружеской пары Стеллецких начались рождаться дети: четыре сына - Василий, Константин, Пётр и Фёдор, а также - дочь Елена. Наверно, с целью оздоровления детей в 1883 году Семён Стеллецкий купил небольшое имение Шостаково (35 км севернее Бреста) недалеко от Беловежской пущи, в котором в летние месяцы жило многочисленное семейство. В соседнем селе Церковники (3 км) находилась православная церковь, которой супруги Стеллецкие материально помогали.

В Варшаве Семён Стеллецкий делал успешную карьеру: стал начальником инженеров Варшавского укреплённого района. Под его руководством строились военные укрепления, мосты через Вислу и т.п. Биографы художника Дмитрия Стеллецкого пишут, что в 1896 году его отца перевели в Санкт-Петербург. Однако в 1898 году инженер-полковник Семён Стеллецкий возглавлял в Варшаве различные губернские строительные комиссии. Этот вопрос ещё надо уточнять. Вскоре ему присвоили воинское звание генерал-майора. 20 апреля 1903 года Семён Васильевич Стеллецкий умер в Варшаве, его похоронили на местном православном кладбище. Можно предположить, что позднее его останки перезахоронили на приходском кладбище села Церковники. Кладбище находится по дороге от Церковников (сейчас Речаны) до Шостаково.

Предполагаемый герб Стеллецких.
Предполагаемый герб Стеллецких.

Похоже, что именно Семён Васильевич Стеллецкий, дослужившийся до генеральского чина, получил потомственное дворянство. В семье его черноморских потомков сохранилось изображение дворянского герба "Слеповрон" с окружавшей его воинской арматурой, состоящей из боевых знамён, пушек, ручных гранат, ружья со штыком, тесака, головного убора русского гренадёра, барабана и т.д. Интересно, что герб "Слеповрон" имел также и род его жены - генералов Соболевских. Можно предположить, что Семён Васильевич Стеллецкий взял герб своей жены.

После смерти генерала владельцем имения стала его вдова Софья Васильевна Стеллецкая. Расскажем об её детях.

Константин Семёнович Стеллецкий родился в 1883 году, наверно, в Варшаве. Окончил, вероятно, Варшавское реальное училище. В 1903 году поступил на механическое отделение Варшавского политехнического института Николая I, деканом которого был известный математик Георгий Вороной (1868-1908). В связи со студенческими волнениями в 1905 году этот институт был закрыт. Константин Стеллецкий перевёлся на механическое отделение Киевского политехнического института, который он окончил в 1909 году, получив диплом инженера. Тогда в Киевском политехническом институте начали проводиться научные исследования в области гидротехники и гидравлики. В 1908 году там был организован кабинет гидравлики. Можно предположить, что Константин Стеллецкий специализировался в области гидротехники и гидравлики. Можно отметить, что тогда на механическом отделении учился знаменитый авиаконструктор Игорь Сикорский.

Константин Семёнович Стеллецкий.
Константин Семёнович Стеллецкий.

После окончания института Константин Стеллецкий был направлен в Ровно, где работал главным городским инженером. В 1909 году он женился на Ирине Климентьевне Соловьёвой (1885-1970), с которой познакомился годом раньше на балу. В Ровно построил мельницу, которая так и называлась "Мельница инженера Стеллецкого", и занимался также предпринимательской деятельностью. Мельницу построил Константин на деньги, что остались от учебы. Родители выделили 10 000 золотых рублей на учебу своих детей. Мельница вскоре сгорела, была построена новая, приносившая хороший доход. В Ровно жили в пятикомнатной квартире с няней и кухаркой.

Ирина Климентьевна Стеллецкая (Соловьева).
Ирина Климентьевна Стеллецкая (Соловьева).

Во время Первой мировой войной Константин Стеллецкий был призван в армию, как офицер-инженер, строил военные катера в городке Наровля на реке Припять, а потом - на Березине. Дослужился до звания полковника, возможно, уже в армии гетмана Скоропадского. После революции его семья переехала в Киев. Вероятно, что Константин Стеллецкий, как и его брат Борис, служил в армии генерала Деникина. На военных дорогах Гражданской войны Константин Стеллецкий сошёлся с Адой Александровной Петуховой (1894-1959), с которой имел сына Игоря (1922-1942). Зимой 1921 года Константин Стеллецкий нелегально переправил старую семью через советско-польскую границу, которая поселилась в Ровно. Вскоре и сам он с новой женой выехал в Польшу.

В 1921 году Константин Стеллецкий уже жил в Шостаково, а в 1922 купил в Бресте фабрику деревянных изделий на деньги, вырученные с продажи сохранившейся ровенской мельницы, а оставшеюся часть денег отдал бывшей жене Ирине и детям. На фабрике изготовляли столярные изделия, в частности, двери, окна и т.п.

Константин Стеллецкий считал себя украинцем. Когда в Бресте в 1923 году было создано украинское культурно-просветительское общество "Просвита на Полесье", то настоятель Брестской Свято-Николаевской церкви о. Константин Зноско отдал обществу полуразрушенное здание церковной библиотеки, которое стояло во дворе храма без окон и дверей. Константин Стеллецкий бесплатно поставил двери и окна для ремонта здания, фактически спас его от полного разрушения. Вскоре это здание перешло русской гимназии, в которой учились дети предпринимателя. Однако предпринимательская деятельность Константина Стеллецкого шла плохо, он выпросил у Ирины остаток денег на реконструкцию фабрики, он она не спасла его бизнес: в 1923 году фабрика деревянных изделий была ликвидирована.

Можно предположить, что инженер Константин Стеллецкий стал работать в строительной фирме своего швагра, генерала Петра Архипенко (1876-1940), который передал родственнику богатый инженерный и архитектурный опыт в строительстве.

Ровно. Индивидуальное жилое здание по ул. Хвылевого 21. Инж. К. Стеллецкий. Фото. О. Михайлишин.
Ровно. Индивидуальное жилое здание по ул. Хвылевого 21. Инж. К. Стеллецкий. Фото. О. Михайлишин.

Где-то в 1924 году Константин Стеллецкий переселился в Пинск, а вскоре переехал в Украину - поселился в городе Ровно. Там он продолжил свой строительную и архитектурную деятельность. Так, историк Лариса Понедельник пишет: "Полномочия архитектора имели также инженеры Алексей Петров (г. Луцк), Ян Плавиньский (г. Ковель), Анатолий Гурандо (г. Сарны), Сергей Нименьский (г. Здолбунов), Константин Стеллецкий, Александр Столяров, Валерий Свентоховский (г. Ровно), но к работам по реставрации или реконструкции они не допускались"11. Исследователь архитектуры межвоенной Волыни Ольга Михайлишин12 пишет, что Стеллецкий Константин (Ровно) - инженер-технолог, имел полномочия для руководства всеми видами строительных работ, для выполнения проектов всех видов на бывших территориях Российской империи. В своей монографии она указывает шесть зданий (1927-1937 гг.), построенных Константином Стеллецким в Ровно. Это - двухэтажные особняки, возведённые, в основном, в популярном тогда архитектурном стиле польского конструктивизма. Один особняк был построен в дворковом стиле (народного эклектизма), особенностью этого стиля были и многообъёмные крыши с характерным изгибом.

Думается, что зданий, построенных ровенским архитектором, было значительно больше чем шесть.

Одно время Константину Стеллецкому помогал в строительном бизнесе его сын Семён, вместе они занимались установкой парового отопления в частных домах. Но бурная и не одержимая фантазия опять сгубила его предприятие.

Елена Васильевна Ребезова.
Елена Васильевна Ребезова.

Кира Стеллецкая писала о дальнейшей судьбе своего отца в письме к племяннику Виктору: "У Константина Семеновича Стеллецкого, моего отца и Семена, была под Ровно земля, больше 60 десятин, полученная в наследство от своей тети, Ребезовой13 Елены Васильевны.

Сначала это было богатое имение с 600 десятинами черноземной земли, село Вильгоры (Вильгор), Гощанский район, Ровенской области. Тетя Елена Васильевна, когда овдовела, решила в своем имении открыть сельскохозяйственную школу для бедных детей, она продает небольшую часть земли, эти деньги идут на содержание школы. Тетя ездила за границу, за школой смотреть было некому, и через три года школа закрылась. Часть земли она продала, часть досталась крестьянам и работникам. Когда Ребезова Елена Васильевна умерла в 1936 году, хутор и 60 десятин земли14 перешел к моему отцу Константину. Когда в 1939 году у отца гостила, у него уже было 7 коров, лошади и все что нужно для жизни и работы хуторянина. После того как Советская граница передвинулась и эти земли были присоединены от Польши к СССР. Земля у отца была отобрана. Ему оставили землю под огород и помещичий дом, одноэтажный, но большей, в семь комнат, под новой железной крышей, с большей пристройкой, сараем и ледником.

В 1951 году отца выселили с этого дома. Глава Вильгорского сельсовета Величко Юхим Арсеньевич и Глава правления колхоза "Парижской Коммуны" Лисюк Семен Никифорович потребовали освободить дом. Они решили его разобрать и построить зернохранилище с железной крышей, так как колхозу некуда зерно свозить. Отцу не чего не оставалась, как уйти с этого дома. В замен ему дали развалившуюся хату, бывшую школу, где текла крыша, были выбиты стекла. Подписали, что будут старику помогать, и тем и тем, но ничего не сделали.

Вскоре умер отец и его жену Аду Александровну переселили в еще более худшую хату под соломенной крышей, стены валились, пол был земляной. А бывшей школе после ремонта открыли медпункт. Почти 10 лет Ада Александровна боролась, чтоб ей дали возможную для жилья хату, но все обещали, на том дело и кончалось.

Тогда она написала Хрущеву. После этого был приказ с "верху" построить ей дом вместо того, что забрали. Колхоз построил ей маленькую хату на два окна с кухней на пять шагов под соломой, 1959 году построили и 1959 году летом Ада умерла. Хатка потом досталась учителю Вильгорской школы".

Константин Семёнович Стеллецкий умер 8 февраля 1952 года. У него был сын Семён Константинович Стеллецкий (1911-1969) и дочь Кира Константиновна Стеллецкая (6.10.1912-2001).

Дети с матерью переехали в Брест в 1921 году, где жили сначала, наверно, у тёти Елены Семёновны Стеллецкой-Архипенко. В 1927 году Ирина Климентьевна Стеллецкая (Соловьёва) получила польское гражданство. Денег не хватало, поэтому каждые полгода меняла снимаемые квартиры. Одно время она даже жила в казармах 35-го пехотного полка. В начале 30-х годов работала поваром ресторана в Брестской крепости, где располагались польские воинские части. В 1935 году лишилась работы, нечем было платить за квартиру, поэтому Ирина Стеллецкая несколько месяцев жила у свата Тимофея Осиповича Говша, а в конце мая 1935 года выехала в Варшаву к сыну.

Здание Брестской русской гимназии.
Здание Брестской русской гимназии.

Семён и Кира Стеллецкие окончили Брестскую русскую частную гимназию, которая была создана на базе приходской школы и начала работать 1-го сентября 1921 года. Она содержалась Брестским отделом Русского благотворительного общества. Гимназия располагалась в двухэтажном каменном здании бывшей церковно-приходской школы - на территории Братской Свято-Николаевской церкви. Главными инициаторами создания гимназии были настоятель Братской церкви, историк православной церкви, протоиерей Константин Зноско (1865-1943) и председатель Брестского отдела Русского благотворительного общества, депутат польского сейма, врач Павел Король (1890-1940?).

Историк Валентина Швайко15 пишет: "Согласно уставу, целью Брестской русской гимназии было следующее: дать русской молодёжи основы для культурного развития, подготовить её к активной общественной деятельности. Гимназия в Бресте стала для русского населения Полесского воеводства не только образовательным центром, но и центром культурной жизни. На всевозможные праздники, литературные вечера, концерты, театральные представления собирались не только гимназисты, но и почти все русские жители города Бреста. В гимназии учились дети православного вероисповедания, обучение велось в соответствии с государственными программами на русском языке, за исключением истории и географии Польши. (…) В гимназии не только преподавание, но и воспитательная работа была поставлены на высоком уровне. При учебном заведении работали литературный, краеведческий, исторический, музыкальный и спортивные кружки".

13-16 июня 1929 года в Бресте состоялся Праздник русской культуры. В его программе читаем:

Декламация произведений А.П. Чехова Киры Стеллецкой
а) отрывок из пов. "Три года"
б) из рас. "Ариадна" (Действие происходит…)

Анна Стеллецкая16, ученица гимназии, прочтёт свои произведения:
а) сказка "У родника в горах высоких"
б) "Я чужая здесь в этой шумной толпе".

Тамара Тимофеевна Стеллецкая (Говш).
Тамара Тимофеевна Стеллецкая (Говш).

В 1932 году состоялся Первый съезд выпускников Брестской русской гимназии, секретарём которого была Кира Стеллецкая, а от Союза русских студентов-эмигрантов Польши17 на съезде выступил Семён Стеллецкий. Он окончил Варшавский политехнический институт, стал инженером-литейщиком. Его научным руководителем был известный учёный-литейщик, профессор (тогда доцент) механического факультета Варшавского политехнического института Казимир Гердзеевский (1888-1967), основатель польской научной школы литейного производства. В конце 30-х годов инженер Семён Стеллецкий был членом "Технического общества польских литейщиков" и публиковал научные статьи по литейному делу. В 1937 году в Варшаве была издана его книга "Kalkulacja wstępna i ostateczna w odlewni" (Вводные и окончательные расчёты на литейном заводе).

Его внук Глеб Стелецкий пишет: "Семён начал работать на Варшавской фабрике, получил должность. Женился на брестчанке Тамаре Тимофеевне Говш (1911-1978) и забрал к себе мать - Ирину Климентьевну. У Семёна родились трое детей Виктор (1936), Лилия (1938-1988) и Елена (1945). Участвовал в польском движении "Армия Краёва". После освобождения Польши был посчитан как неугодный послевоенной власти, а себя считал выходцем из России, был депортирован в Казахстан в 24 часа. Всю семью погрузили в теплушку, Стеллецкие оказались на станции Оренбург без сопроводительных документов, кроме того, Елене было всего 3 месяца. Документы потеряли конвойные, и было принято решения оставить семью в Оренбурге. Военный чиновник, заполнявший новые документы, сказал: "Вы теперь будите жить в Советском Союзе, два "л" это слишком", и написал фамилию с одним "л". Возможно, как говорят родичи, он хотел поиздеваться, а может хотел обезопасить себя, за снятие семьи с этапа могли наказать. Семён работал инженером на станкостроительном заводе". Позднее Семён Константинович Стеллецкий умер в 1969 году в Оренбурге.

Когда Кира жила в Киеве, мама сводила её на балет "Золушка", который так поразил девочку, что она уже тогда решила стать балериной. Во время учёбы в Брестской русской гимназии огромное влияние на Киру Стеллецкую оказала также учительница гимнастики и домоводства Евгения Васильевна Хмелевская (1888-1954), родная сестра преподавателя литературы и бывшего директора Владимира Петручика. Она учила девочек двигаться, танцевать, держаться в обществе, учила благородным манерам и ведению разговора, дикции. Кроме того, руководила ученическим театром, балетным кружком, ставила балетные и гимнастические композиции. Наверняка Кира танцевала в этих балетных постановках. Уже в 30-е годы она окончила балетную школу при каком-то варшавском театре, танцевала в городских варьете. Из архивных документов18 следует, что с 1933 по 1938 год Кира Стеллецкая жила в Бресте.

Кира сошлась с Николаем Николаевичем Скрижалиным (1910-1981), вскоре у них родился сын Олег (1940-2002). В украинской газете "Наше Слово" (1942, 10 апреля) читаем, что 19 апреля 1942 года в Брестском городском театре состоялся торжественный вечер в память великого поэта Тараса Шевченко, на котором выступила артистка Стеллецкая. Похоже, что тогда Кира сотрудничала с брестскими украинскими организациями. В 1942 году она, наверно, переехала из Бреста к брату, в Лодзь, где Семён Стеллецкий ещё в 1937 году нашёл новую работу.

В 1945 году всех Стеллецких из Лодзи репатриировали в Оренбург (тогда Чкалов), где Кира стала работать балериной в областном театре музыкальной комедии. Она вспоминала: "Летом 1948 года театр сократил труппу, так как перешёл на хозрасчёт, и мне пришлось уйти из театра. Я переехала в Акбулак, поступила на работу в детский дом"19. Непросто было тогда, в голодные годы, жить в захудалом железнодорожном посёлке Акбулак.

После выхода на пенсию, в 1967 году, Кира Стеллецкая переехала к сыну Олегу, который работал преподавателем физкультуры в промышленном городке Медногорск Оренбургской области. Такой творческой натуре, бывшей балерине, было скучно жить в степной глуши: она пыталась вернуть из забытья творчество своего дяди, талантливого художника-мирискусника Дмитрия Стеллецкого, собирала биографические сведения о нём, переписывалась с великой русской поэтессой Анной Ахматовой.

Фёдор Семёнович Стеллецкий.
Фёдор Семёнович Стеллецкий.

Фёдор Семёнович Стеллецкий родился 13 мая 1887 года в Варшаве. В 1908 году окончил Киевское реальное училище. Очевидно, что жил в Киеве у старшего брата Бориса. В 1915 году Фёдор Стеллецкий окончил сельскохозяйственный факультет Киевского политехнического института и получил квалификацию инженера-агронома. Во время Первой мировой войны он жил с семьёй в Киеве, откуда выехал в Польшу в 1923 году. Сначала они жили в имении Шостаково - в отдельном флигеле. Фёдора Стеллецкого избрали войтом гмины Ратайчицы. В 1928 году он вместе со Станиславом Наданьским создал кооперативную сберегательную кассу Стефчика в колонии Выгнанка, в которой занял пост председателя. В том же году было создано кооперативное общество по переработке и продаже молока (млечарня) "Стелля", резиденция которого размещалась в усадебном доме имения Шостаково. Создателями кооператива были все те же: Фёдор Стеллецкий и Станислав Наданьский, который был очень предприимчивым человеком, организовал автобусные маршруты из Бреста на Каменец-Литовский и Высоко-Литовск. Кроме того, Фёдор Стеллецкий был председателем сельскохозяйственного кружка в Ратайчицах, задачей которого было распространения среди местных землевладельцев сельскохозяйственных знаний и передовых технологий.

После того как Фёдор Стеллецкий перестал быть войтом гмины, он вместе с семьёй выехал в Варшаву. Наверно, это произошло где-то в 1931 году, так как в следующем году были ликвидированы основанные им хозяйственные организации: касса Стефчика и кооператив "Стелля". Думается, что одной из причин отъезда Фёдора Стеллецкого была ссора с матерью, которая завещала всё своё имущество сыну Василию.

Вера Николаевна Стеллецкая (Хитрово).
Вера Николаевна Стеллецкая (Хитрово).

В 1937 году его назначили судебным экспертом Брестского городского суда, и он с семьёй поселился в Бресте. Во время немецкой оккупации Бреста всю семью Фёдора Стеллецкого арестовало гестапо и отправило в концлагерь, а после окончания войны они поселились в бывшем немецком городе Грюнберг, который получил польское название Зелёна Гура. Там Фёдор Стеллецкий работал по специальности, вокруг своего домика на улице Лангевича разбил чудесный сад. Умер Фёдор Стеллецкий 11 мая 1970 года в Зелёной Гуре.

Анна Фёдоровна Ярмолюк (Стеллецкая).
Анна Фёдоровна Ярмолюк (Стеллецкая).

Его первая жена Вера Николаевна Хитрово умерла, оставив дочку Алису (Анну) (1910-1990), которая была замужем за Сергеем Ярмолюком20. Они имели двух сыновей: Арсения и Леонида. Супруги Ярмолюки, вероятно, в послевоенное время жили в Бресте.

Во второй раз Фёдор Семёнович Стеллецкий женился на Анне Степановне Секрет (1884-1975). У них была единственная дочка Майя (Мария).

Мария Голембйовская (1922-2005) жила в польском городе Зелёна Гура, была активным общественным деятелем, одним из создателей Общества пионеров Зелёной Гуры, которое объединяло первых польских жителей (пионеров) города Зелёна Гура (1945-1946) и издавало журнал "Пионеры".

Пётр Семёнович Стеллецкий.
Пётр Семёнович Стеллецкий.

О другом сыне - Петре Семёновиче Стеллецком (1885-1925) известно очень мало. Он родился 4 августа 1885 года, наверно, в Варшаве. Окончил, вероятно, военное инженерное училище, с 1910 года подпоручик Пётр Стелллецкий служил батальонным адъютантом 19-го саперного батальона в Брест-Литовской крепости, в 1913 году в чине поручика ушёл в отставку. Позднее он исполнял должность земского начальника 5-го участка Брест-Литовского уезда, а также он жил в имении Розалин, которое соседствовало с Шостаково, и, наверно, было прикуплено или арендовалось Стеллецкими. Очень вероятно, что поручик запаса Пётр Стеллецкий пошёл в 1914 году на фронт. В начале 1920 году он поселился в Шостаково (похоже, без семьи), а 5 апреля Брестское староство выдало ему польский паспорт. Умер Пётр Стеллецкий в 1925 году от рака, наверно, в Шостаково. Имел дочь Еву Петровну Гнаровскую (1915-1993).

Елена Семёновна Гейштор (Стеллецкая).
Елена Семёновна Гейштор (Стеллецкая).

Елена Семёновна Стеллецкая родилась 5 мая 1884 года, наверно, в Варшаве. Известно, что она где-то в 1904 году вышла замуж за известного военного инженера и видного в будущем деятеля русской эмиграции Петра Петровича Архипенко, который родился 21 декабря 1876 года в Санкт-Петербурге. Окончил 3-й Московский кадетский корпус, а 1895 году - Николаевское инженерное училище, а в 1907 году - Николаевскую инженерную академию. В офицеры произведён в 1895 году, служил в Гренадерском сапёрном батальоне в Москве, в Варшавском крепостном управлении, а перед Первой мировой войной - в Брест-Литовской крепости. В 1912 году ему присвоено звание подполковника.

Брестская крепость. Форт литеры  А.
Брестская крепость. Форт литеры А.

В 1912 году Комитет Генерального штаба утвердил генеральный план инженерного развития Брест-Литовской крепости, рассчитанный на десять лет при ежегодном ассигновании около двух миллионов рублей. Оборонительный обвод протяженностью 40 километров должен был состоять из 14 фортов, 21 опорного пункта, 5 оборонительных казарм и нескольких десятков артиллерийских батарей. На расстоянии 6-7 км от крепости создавалась линия из 12 новых фортов, получивших литерное обозначение "А", "В", "Г", "Е", "Ж", "З", "И", "К", "Л", "М", "Н", "О". Во главе модернизации крепости стоял начальник инженеров генерал-майор Алексей Константинович Овчинников (1861-1928), бывшего в конце XIX века помощником генерала Семёна Васильевича Стеллецкого. В инженерном корпусе крепости служило 25 офицеров, среди них можно отметить талантливых капитанов-инженеров Дмитрия Михайлович Карбышева (1880-1945), Ивана Осиповича Белинского (1876-1976), Владимира Максимовича Догадина21 (1884-1974), Александра Александровича Крживицкого22 (1875-1950), Константина Константиновича Сарандинаки (1875-?). В инженерном таланте им не уступал и подполковник Пётр Архипенко, который руководил строительством форта "А" возле деревни Козловичи.

С началом Первой мировой войны подполковник Пётр Архипенко воевал на фронте на территории Польши, в 1915 году назначен начальником инженеров 4-й армии в звании полковник. Был представлен к званию генерал-майор, но из-за революции его не успели утвердить в нём. С 1917 года в украинской армии. В армии гетмана Павла Скоропадского генерал-хорунжий Пётр Архипенко был Начальником управления Главного инспектора военно-технических частей Генерального штаба.

В 1919 году Пётр Архипенко из Киева переехал в Брест, который уже находился в возрождённом Польском государстве. Вначале работал городским архитектором, но вскоре организовал частную довольно успешную строительную фирму.

Генерал Пётр Петрович Архипенко.
Генерал Пётр Петрович Архипенко.

Будучи по своим убеждениям российским монархистом, Пётр Архипенко активно участвует в жизни брестской русской колонии: был одним из организаторов брестского отдела Русского благотворительного общества, где был председателем культурно-просветительской секции.

22 мая 1926 года в пользу русских военных инвалидов был поставлен спектакль по пьесе Ивана Тургенева "Завтрак у предводителя", где главную роль предводителя Николая Ивановича Балагачёва сыграл генерал Архипенко, который был театралом. Так, 12 июня 1932 года на выпускном вечере в русской гимназии он прочитал доклад на тему "Воспоминания о русском театре XIX века".

Брест тогда был одним из главных центров русского движения в межвоенной Польше, во многом благодаря деятельности Петра Архипенко. В 1926 году была создана партия Русское народное объединение (РНО), которая ставила целью защиту прав русского и православного населения Польши. Пётр Архипенко был избран председателем воеводского совета РНО, которое приняло активное участие в парламентских выборах в 1928 году. РНО провело в польский Сейм только одного депутата - его друга, брестского врача Павла Короля, именно, от Полесского воеводства.

Пётр Архипенко участвовал также в подпольном монархическом движении, в частности в радикально антисоветской организации "Братство Русской Правды". В 1932 году польская полиция сообщала: "Инженер Пётр Архипенко, бывший генерал, строитель Брестской крепости, живёт в Бресте над/Бугом, ул. 3-го Мая д. 23, имеет контакты с эмигрантскими военными кругами в Париже и Югославии. Часто ездит во Львов, где ведёт переговоры с Борисем Лелявским23, известным деятелем РНО, бывшим полковником Буцелем, а также с российским евреем Исааком Левинсоном, который якобы также ведёт деятельность от "Братства Русской Правды"".

В 30-е годы Пётр Архипенко начал болеть, стал отходить от общественной и политической деятельности: в 1930 году вышел из правления РБО, а в 1934 - из воеводского совета РНО, после чего совет фактически прекратил свою деятельность. Генерал на год выехал из Бреста, наверно, на лечение. После прихода советов, в сентябре 1939 года, Пётр Архипенко был арестован и погиб в чекистских застенках в 1940 году. В конце 1939 года чекисты стали архивистами: искали в архивах списки членов "антисоветских" организаций, чаще всего польских. В брестском архиве есть список членов русской организации - местного отдела РБО. Напротив фамилии Пётр Петрович Архипенко стоит запись "арестован", а его жены Ольги Васильевны Архипенко - "выслана". Недавно был найден список24 репрессированных советской властью, составленный немецкими оккупантами, в котором читаем:

13. Архипенко Пётр, арестованный в октябре 1940 года, 64 года, инженер, жил ул. 3-го Мая аптека Саского, отравлен якобы в Минск.

14. Архипенко Ольга Афанасьевна [правильно, Васильевна], высланная в 1940 году, 50 лет, жена, жила ул. 3-го Мая аптека Саского, выслана в Казахстан, Акмолинская область, Макивский район, село Капитоновка.

15. Маймескул25 Татьяна, 19 лет, дочка, жила ул. 3-го Мая аптека Саского, выслана в Казахстан, Акмолинская область, Макивский район, село Капитоновка.

Доктор Михаил Михайлович Гейштор.
Доктор Михаил Михайлович Гейштор.

Как уже писали, капитан Пётр Архипенко женился на Елене Семёновне Стеллецкой, вскоре у них родились дочь Елена и сын Сергей. Брестский краевед и журналист Василий Сарычев пишет, что пользовались в Бресте хорошей репутацией "4-классная [частная школа] Александры Горской по Стецкевича, 58 (ныне Комсомольская), с директрисой Еленой Архипенко26, в недавно прошлом супругой известного в городе инженера, председателя Русского национального объединения Петра Архипенко. С последней парой было связано событие, изрядно позабавившее город: в один прекрасный момент инженер Архипенко и не менее известный в городе отоларинголог Михаил Гейштор, обоим из которых было под пятьдесят, обменялись… жёнами. Полюбовно, без всякого скандала передали друг другу своих благоверных. Не сказать, чтобы брестчане судачили об этом с ужасом или неприязнью: так, посмеивались"27. Отметим, что обрусевший немец, уроженец Эстонии Михаил Михайлович Гейштор (1876-1954) умер в Польше. Так что можно предположить, что Елена Семёновна Стеллецкая также жила и умерла в Польше, как и её дети. Похоже, что обмен женами произошел где-то в 1922 году, так как в 1925 году Петр Архипенко жил уже с Ольгой Васильевной Гейштор (1893-?), которая стала политическим соратником своего мужа, была активным членом РНО, выписывала русскую монархическую прессу…

Елена Петровна Цесельская (Архипенко).
Елена Петровна Цесельская (Архипенко).

Расскажем про генеральскую дочь Елену Петровну Архипенко. Она родилась 2 сентября 1909 года в Варшаве, где тогда служил её отец. Интересно, что её крестным отцом был дядя, знаменитый художник Дмитрий Стеллецкий. В 1919 году её семья переехала из Киева в Брест, где она пошла учиться в русскую частную гимназию. Однако тогда эта гимназия не была аккредитована Польским государством, поэтому ее выпускники не имели право на поступление в высшие учебные заведения и для поступления туда должны сдать выпускные экзамены в государственной гимназии. В 1927 году Елена поступила на учёбу в последний класс Брестской государственной гимназии имени Ромуальда Траугутта, а в следующем году успешно там сдала выпускные экзамены. Способная и самостоятельная девушка хотела, конечно, учиться в университете, но, однако, у родителей, наверно, не было денег на её дальнейшую учёбу. Поэтому в 1932 году она экстерном сдала экзамен в Пружанской мужской учительской семинарии имени Тадеуша Костюшко на звание учителя повшехной (всеобщей) школы. Поскольку её отец был видным деятелем русского монархического движения, то и его дочка тоже была в списке неблагонадёжных. Из нижеследующего документа28 видно, что Елене Архипенко было разрешено работать только в частных учебных заведениях и только в Бресте.

Брестский уездный староста
№ III. 15
Брест н/Б., 21/Х - 1932 г.
Архипенко Елена - характеристика
Тайно!
Пану брестскому школьному
инспектору

В связи с тем, Елена Архипенко из Бреста н/Б., рождённая в 1909 г., православного вероисповедания, русской национальности, учительница брестской повшехной школы пани Горской, подала прошение о выдаче ей свидетельства моральности, сообщаю, указанная есть дочкой председателя Русского народного объединения (в сокращении РНО) в Полесском воеводстве Петра Архипенко, отношение которого к польской государственности является негативным.

Елена Архипенко, с точки зрения моральности, ведёт себя неплохо. В общественно-политической жизни не принимает активного участия.

Однако конкретно не установлено, что она враждебно относится к польской государственности. Однако, учитывая специфические национальные отношения на Полесье, рекомендую не предоставлять ей должность вне Бреста, если о таковой она будет просить.

Собственно свидетельство моральности по отношению к государству присоединяю.

Уездный староста

С сентября 1932 года Елена Архипенко стала работать учительницей в частной, только что созданной, школе Александры Горской, а со временем - и её директором, сделав школу одной из лучших в Бресте. Во время войны она в оккупированном Бресте работала учительницей украинской семиклассной школы № 8, директором которой был опытный педагог Виктор Марковский (1896-?). Отметим, что тогда Брестско-Пинское Полесье входило в состав рейхскомиссариата "Украина". После войны Елена Архипенко жила в Польше (во Вроцлаве и Валбжихе), вышла замуж за пана Цесельского, наверно, сделала там неплохую педагогическую карьеру. Супруги имели сына Болеслава Цесельского.

Стеллецкий Василий Семёнович.
Стеллецкий Василий Семёнович.

К сожалению, нам ничего неизвестно о судьбе её брата, Сергея Петровича Архипенко (1905-?).

Старшим сыном Семёна Васильевича и Софьи Васильевны был Василий Семёнович Стеллецкий. Он родился 17 октября 1879 года в Брест-Литовске. Наверно, учился в Варшавской гимназии. Василий Стеллецкий окончил сельскохозяйственные курсы в Германии, так как его родители готовили сына к управлению имением. В 1900 году он вернулся в Шостаково, где стал управлять имением, похоже, что хорошо. В начале ХХ века было создано Брестское сельскохозяйственное общество. В 1911 году Василий Стеллецкий стал кандидатом в члены Совета этого общества, что означает: молодой землевладелец пользовался авторитетом среди местных помещиков, чего можно было добиться умелым и прибыльным ведением своего хозяйства. В Национальном историческом архиве Беларуси (Гродно) хранится документ29, который характеризирует экономическое состояние имения в 1911 году:

Имение Шостаково - 436 десятин (пахотной - 387 дес., сенокосной - 22, лесной - 17, усадебной - 10).

Ежегодно засеивается рожью - 97 дес.; пшеницей - 10; овсом - 67; ячменём - 5; картофелем - 50; клевером - 50; лубином - 22; шпергелем [травянистое растение] - 22; рапсом - 49, викою [травянистое растение] - 11; бураком и морковью - 4.

Урожай с десятины средний за пять лет с десяти: Ржи - 100 пудов, Овса - 110, Пшеницы - 90, ячменя - 95, Картофеля - 1000.

Рабочих лошадей - 24, быков - 2, коров - 100 (80 дойных), свиней - 40.

Ветряная мельница.

Ежегодный доход

От полеводства:

от продажи 7000 пудов ржи по 75 коп. за пуд 5250 рублей
-//- 1000 -//- овса по 100 коп. -//- 1000 р.
-//- 500 -//- пшеницы по 100 коп. -//- 500 р.
-//- 25 -//- клевера по 10 руб. -//- 500 р.
-//- 3000 -//- картофеля по 12 коп. -//- 3600 р.
  ------
  10600 р.
От огородничества и садоводства 2000 руб.
От скотоводства:
От продажи 10 бракованных коров по 80 руб. за штуку 800 руб.
-//- нагула волов 2500 р.
-//- молочного хозяйства и телят 4800 р.
-//- свиноводства 1500 р.
  -------
  9600 р.
От мельницы 50 р.
  ---------------
  всего 22250 р.
Расход.  
На полеводство: вспашка осенью и на посевы, боронование,
вывоз удобрений, уборка, молотьба
3800 руб.
Удобрения минеральные 2000 р.
На сенокошение 250 р.
На огородничество и садоводство 1000 р.
На скотоводство:  
содержание пастухов 500 р.
молочное хозяйство 2500 р.
покупка скота для нагула 200 р.
построек 300 р.
Ремонт:  
мертвого инвентаря 300 р.
живого -//- 600 р.
За страхование построек 150 р.
На уплату повинностей 120 р.
  ---------
  Итого 13520 р.
Чистый доход 8730 р.

А за уплатою срочных платежей кредитному учреждению в год 1216 р. 50 коп. остаётся 7513 р.

(…) Постройки: господский каменный дом крытый гонтом, жилой дер. дом для эконома крытый гонтом, два дер. дома для рабочих крытых гонтом, 2 скотных сарая, кладовая с погребом дерев. крытая гонтом, сарай для сена, хлев для свиней, свинушник, курятник, дровяной сарай, хата для запаривания корма, дом для рабочих, конюшня. 2 скотных сарая, сенный сарай и хлев для свиней крыт соломой, а остальные гонтом.

Мёртвый инвентарь: конная молотилка, 2 косилки, 3 сеялки, зерносушилка и большой комплект разных видов плугов и борон, 2 крытых экипажа, бричка, дрожки, сани, возы и проч.

Тогда хозяйство имело свою печать с надписью "Семенное хозяйство имения Шостаково Софии Васильевны Стеллецкой".

В списке лиц, имеющих право участвовать в выборах члена Государственного совета от землевладельцев Брестского уезда, (июль 1913 г.) за Василием Семёновичем Стеллецким числилось 737 десятин земли. В 1911 году в имении Шостаково было 436 десятин, похоже, что Стеллецкие прикупили соседнее имение Розалин.

Удостоверение В.С.Стеллецкого.
Удостоверение В.С.Стеллецкого.

Летом 1915 года, спасаясь от наступления немецких войск, почти вся семья Стеллецких оказалась в Киеве: Софья Васильевна и её сыновья - Василий, Константин и Фёдор, а также дочь Елена. Наверно, жили в киевской квартире полковника Бориса Семёновича Стеллецкого, по адресу ул. Елизаветинская 7. Василий Семёнович работал тогда приёмщиком в кооперативе "Село".

С приходом в Киев большевиков, в начале 1918 года, Софья Васильевна Стеллецкая с сыном Василием выехали в Шостаково. Когда они вернулись домой, то увидели разграбленное имение - исчез инвентарь и скот, чудом сохранились хозяйственные постройки, поля заросли лесом и кустарником и т.д.

В начале августа 1920 года Красная армия, наступая на Варшаву, захватила на короткое время Полесье. Чекисты арестовали Василия Стеллецкого, как помещика-эксплуататора, и вывезли в Нижний Новгород. Там его вскоре выпустили из тюрьмы, и он вернулся на родину - в Шостаково.

Для восстановления разорённого имения, необходимы были большие деньги, которых не было. Кроме того, Василий Стеллецкий имел нетрадиционную сексуальную ориентацию и раз в месяц выезжал в Варшаву или Брест, чтобы гульнуть, а для получения нужной суммы денег продавался очередной участок земли. К 1933 году в имении осталось всего 180 гектаров земли (пахотной - 138 га, луговой - 22, леса - 8, сада - 12). Нужно отметить, что тогда польской властью проводилась политика парцеллирования земли, которая состояла в том, что помещиков заставляли и стимулировали продавать землю крестьянам, оставляя себе как раз 180 гектаров. Имением тогда непосредственно управлял Самойло Печко (1879 - ?), в нём служило 8 человек. Он воевал в русской армии в Первую мировую войну, был церковным старостой.

Шостаково. Знаменитый  300-летний вяз в парке, который во время большевиков крестьяне спилили на топку. Под вязом, в первом ряду, сверху стоят: Ирина Климентьевна Стеллецкая, Катя Вульферт, Кира (14 лет) и Аля (16 лет) Стеллецкие. Второй ряд слева: Митя Вульферт, муж Кати, Николаевич Разумовский (знакомый), Фёдор Семёнович Стеллецкий, Сергей (знакомый), Лёва Вульферт, брат Мити В. Сидят: Бабушка София Васильевна, хозяйка Шостаково, с внучкой Маей - дочерью Фёдора Стеллецкого. (1927 г.).
Шостаково. Знаменитый 300-летний вяз в парке, который во время большевиков крестьяне спилили на топку. Под вязом, в первом ряду, сверху стоят: Ирина Климентьевна Стеллецкая, Катя Вульферт, Кира (14 лет) и Аля (16 лет) Стеллецкие. Второй ряд слева: Митя Вульферт, муж Кати, Николаевич Разумовский (знакомый), Фёдор Семёнович Стеллецкий, Сергей (знакомый), Лёва Вульферт, брат Мити В. Сидят: Бабушка София Васильевна, хозяйка Шостаково, с внучкой Маей - дочерью Фёдора Стеллецкого. (1927 г.).

К 1933 году имение было разорено (стоило 150000 злотых, а долгов было на 170000), и выставлено на продажу, но так и не было продано. Приходилось его владельцам, чтобы как-то выкрутиться, занимать деньги. Кредиторы постоянно подавали на них в суд. Вероятно, что Стеллецкие где-то нашли деньги, чтобы, хотя бы частично, оплатить долги.

Василий Стеллецкий ещё до революции познакомился с авантюристом, "князем" Львом Троекуровым-Лыщинским (1888-1945), которого польская полиция подозревала в незаконном присвоении княжеского титула, мошенничестве, убийстве, шпионаже в пользу Германии. Отметим, что Лев Троекуров-Лыщинский был довольно известным русским поэтом, издал несколько поэтических сборников, написал интересные мемуары. В 1925-26 гг. Василий Стеллецкий управлял "княжеским" имением Стаховка на Волыни. Однако остался должен "князю" 2000 злотых. В счёт долга разрешил Троекурову-Лыщинскому заложить в Шостаково рыбные пруды, который часто туда приезжал. Интересно, что родной брат "князя" - Владимир Владимирович Лыщинский (1880-1968) жил в Париже, был секретарём Общества "Икона", которое организовал художник и иконописец Дмитрий Стеллецкий.

В круг общения Василия Стеллецкого входило и дворянское культурное семейство Вульфертов, владевших имением Лумно, находившееся в 15 километрах от Шостаково. В архиве Глеба Стелецкого сохранился интересная фотография (1927 г.), на которой под 300-летним вязом видим всё семейство шостаковских Стеллецких, а также их соседей: Дмитрия Вульферта с женой Екатериной и его брата Льва. Дмитрий Вульферт вёл расточительный образ, приезжал с семьёй в Шостаково на своём собственном автомобиле. Глядя на этот фотоснимок можно сделать вывод, что в имении у бабушки Софьи всё лето проводила молодёжь: Аля, Кира, Майя, Семён Стеллецкие, а также Елена и Сергей Архипенко.

В соседнем имении Розалин жил Александр Герасимович Силин (1879-1940?), репрессированный советскими властями. В круг общения Стеллецких мог входить и владелец недалёкого имения Баранки - Александр Маслов, про которого польская полиция писала, что он до революции издал книгу по истории Каменец-Литовска.

Вообще, Стеллецкие (их шостаковцы называли Стрельские) были очень добрыми людьми, и местные жители и сейчас тепло о них отзываются. Когда в марте 1920 года в Церковниках сгорела церковь со всеми причтовыми постройками, то Стеллецкие отдали амбар в имении для перестройки его в церковь. Туда были перенесено, вынесенное во время пожара, церковное имущество. По преданию, в Церковникском храме до революции была икона, написанная знаменитым художником Виктором Васнецовым. Думается, что эту икону написал Дмитрий Стеллецкий.

Что осталось от могильного памятника генерала  С. В. Стеллецкого и его супруги.
Что осталось от могильного памятника генерала С. В. Стеллецкого и его супруги.

Шостаково - деревня небольшая (тогда 170 жителей), в ней не нашлось дома для начальной повшехной школы, тогда Стеллецкие выдели часть усадебного дома под школу. Учительницей там была пожилой, опытный педагог Северина Язьвиньска.

Софья Васильевна Стеллецкая лечила крестьян, давала им бесплатно лекарства. Польская полиция характеризовала Стеллецких как русификаторов и русских монархистов, но лояльных власти.

Часовня возле могилы С.В. и С.В. Стеллецких.
Часовня возле могилы С.В. и С.В. Стеллецких.

2 января 1939 года Софья Васильевна Стеллецкая умерла. Её похоронили рядом с мужем-генералом. К сожалению, памятники на их могилах недавно уничтожены, как и сами могилы. Кто-то из местных жителей похоронил там своих родственников, хотя на самом кладбище много свободной земли. Ради престижного места возле часовни люди забыли о Боге и совести.

Софья Васильевна имение целиком завещала своему любимому сыну Василию. После того, как в сентябре 1939 года Красная армия вошла в Западную Беларусь, советские власти забрали у него почти всю землю, оставив небольшой участок. Опасаясь репрессий, Василий Стеллецкий выехал в Ровно, к брату Константину. О дальнейшей судьбе владельца Шостаково рассказала местная жительница Анна Кирилловна Лискович. После прихода немецких оккупантов, в августе 1941 года, Василий Стеллецкий вернулся на родину. Немцы назначили его управляющим хозяйством, которое организовали на базе имения. Он, конечно, помогал местным жителям, защищал их от произвола немецких властей. Шостаково тогда входило в состав Восточной Пруссии, поэтому оккупационный режим здесь был немного легче, чем на остальных оккупированных территориях Беларуси: в генеральном округе "Беларусь" рейхскомиссариата "Остланд" и в рейхскомиссариате "Украина". Да и жизнь была там спокойней, так как Восточная Пруссия отделялась границей с таможенным контролем, которая охранялась пограничниками. Поэтому оккупанты называли эти земли "зоной мирной жизни".

Летом 1944 года во время наступления советских войск деревня Шостаково полностью сгорела. Василий Стеллецкий пригласил всех жителей деревни жить в его доме, а сам переселился во флигель. Советские власти поставили его на должность заведующего подсобным хозяйством, что Стеллецкого однако не спасло. По слухам, на него донесла полячка, которая раньше работала у него в доме.

Тут стоял усадебный дом в Шостаково.
Тут стоял усадебный дом в Шостаково.

Он уже тогда тяжело болел, тряслись руки, не мог даже поднести ложку ко рту. 14 апреля 1945 года в 12 часов ночи приехали чекисты и арестовали немощного и беспомощного старика. Думается, что он не дожил даже до суда.

После того как местные жители отстроились, то в господском доме разместилась школа, вначале она была украинской, что интересно, так как до границы с Украиной довольно далеко. Однако здание школы ветшало, вскоре упала крыша. Её уже никто не восстанавливал, здание стояло пустым, пока в 60-е годы его полностью растащили местные жители.

Сохранился усадебный парк, страшно неухоженный и заросший. В парке ещё различима неширокая въездная аллея, видны руины церкви, разрушенной большевиками, и остатки фундамента господского дома. Рядом, на поляне, стоит камень с новой табличкой, недавно торжественно установленной польской стороной, где указывается, что в этом месте родился национальный герой Польши Ромуальд Траугутт.

Примечания

  1. Ильин А. Род Стеллецких в Беларуси // Асоба і час. - 2015. - Вып. 6. - С. 344-350.
  2. Александров Н. Стеллецкие из Шестаково // Брестский Курьер. - 2015. - № 28, 29.
  3. Взорнов Г., Залесская З., Лелекова О. Общество "Икона" в Париже. Москва-Париж, 2002. - Ч. I. - С. 173-181.
  4. Федорук А. Старинные усадьбы Берестейщины. - Минск, 2004. - С. 386.
  5. ЦГАВОВиУУ. - Ф. 4547. - Оп. 1. - Д. 3. - Л. 7.
  6. Федорова Л. Стеллецький Борис Семенович - маловідомий діяч пам'яткоохоронного руху в Україні // Краєзнавство. - 2011. - № 2. - С. 268-273.
  7. ЦГАВОВиУУ. - Ф. 4547. - Оп. 1. - Д. 1.
  8. Гай-Нижник П. П. Борис Стеллецький - начальник Головної Квартири та Власного Штабу Гетьмана П.Скоропадського // Національна та історична пам'ять: Зб. наук. праць. - Вип.7. - 2013. - С.175-183.
  9. Улановская М., Улановская Н. История одной семьи. - Нью-Йорк, 1982. - С. 192-193.
  10. Генерал Василий Соболевский был женат на Анне Фёдоровне Подчейцовой (1821-1905). Супруги имели две дочери и сына Геннадия Васильевича Соболевского (1849-1898).
  11. Понєдєльнік Л. Мистецтво архітектури міжвоєнної Волині ( 1921-1939 рр.) // Історичні студії Волинського національного університету імені Лесі Українки. - 2011. - Вип. 6. - С. 52.
  12. Михайлишин О.Л. Архітектура и містобудування Західної Волині 1921-1939 рр. - Рівне, 2013. - С. 132.
  13. Елена Васильевна Соболевская (1861-1936) была, наверно, замужем за капитаном Владимиром Дмитриевичом Ребезовым - сыном тайного советника, которым в 1898 году в Варшаве была издана книга "Военное обозрение Северного фронта Варшавского военного округа". Он умер приблизительно в 1900 году. Известно, что в 1901 году вдова Е.В. Ребезова организовала в своём имении сельскохозяйственную школу для бедных девочек, наверно, в память безвременно умершего мужа.
  14. По документам Ровенского архива, в 1930 г. Елена Ребезова имела 37 га земли и млын (водяную мельницу), которую, наверно, построил Константин Стеллецкий.
  15. Швайко В. Некоторые аспекты развития русской культуры в Полесском воеводстве в 1921-1939 годах (статья помещена на сайте: http://www.mochola.org/russiaabroad/shvayko03.htm)
  16. Это Анна (Алиса) Стеллецкая - дочка Фёдора Семёновича Стеллецкого.
  17. Организован 31 марта 1921 г. в Варшаве с целью оказания моральной, материальной и правовой помощи русским студентам-эмигрантам в Польше.
  18. ГАБО. - Ф.463. - Оп. 8. - Д. 12. - Л. 173.
  19. Вечерний Оренбург. - 2000. - № 23.
  20. Сергей Ярмолюк был, наверно, братом священника Мокранской церкви Игнатия Ярмолюка (1876-1943), впоследствии виленского протоиерея, расстрелянного немцами.
  21. Интересно, что генералы-инженеры А. Овчинников, Д. Карбышев, И. Белинский и В. Догадин служили в Красной армии.
  22. Известный советский учёный-автомобилист.
  23. Борис Николаевич Лелявский (1886-1935) - депутат IV Государственной думы.
  24. ГАБО. - Ф. 201. - Оп. 1. - Д. 5. - Л. 3.
  25. Ещё одна загадка: Татьяна - их совместная дочь или только Ольги Васильевны? Маймескулы - известный на Брестчине дворянский род.
  26. Директрисой была не бывшая жена генерала Петра Архипенко, а его дочь Елена.
  27. Сарычев В. В поисках утраченного времени. - Брест, 2006. - Кн. 1. - С. 252.
  28. ГАБО. - Ф. 59. - Оп. 5. - Д. 85. - Л. 2.
  29. Национальный исторический архив Беларуси (Гродно). - Ф. 27. - Оп. 1. - Д. 473.