На галоўную старонку
 


"НЕ УМРУ ВЕСЬ"
500 лет первому упоминанию
рода Олешей на Полесье

Визит в родословную.
Юрий Олеша - потомок земли полесской?

В период половодья Горынь как бы теряет привычное русло. От Бережного до правобережных сел Рубель, Хотомель, Велемичи – целое море воды. Только несколько небольших возвышенностей в пойме не страдают от стихии. На одной из них находится коровник. А некогда люди выбрали это сухое место для кладбища. Пару развалившихся надгробий еще можно заметить среди кустарника у обочины скотопрогона. На черной гранитной плите под гербом фамилия – Олеша. Капитан Польских войск, скончался шестого марта 1870 года.

Поводом побывать в здешних местах стало пространное утверждение польского исследователя усадебных комплексов и шляхетских усадеб Романа Афтанази о том, что якобы из Бережного происходит ветвь рода Олешей, перенесшаяся на Витебщину, и ее потомком, возможно, является Юрий Олеша, сын Кароля, который в начале ХХ века жил на Украине и стал известным писателем.

Да! Да! Тот самый Юрий ОЛЕША (1899-1960), знакомый нам с детства по прочитанной революционной сказке "Три толстяка", а в зрелые годы, скажем, по роману "Зависть"; литературный эстет, журналист... Только вот в его официальных биографиях не найти и трех слов, прямо подтверждающих существование его генеалогических корней на полесской земле.

Однако не будем понапрасну осуждать Юрия Карловича за утрату семейных традиций. Вспомним, в какие годы делались записи: в "моде" были слежки, доносы, НКВД регулярно проводил чистки. О каком дворянстве тогда можно было вести речь бывшему ведущему фельетонисту газеты "Гудок", писавшему под псевдонимом "Зубило"? Тем не менее, некоторые выдержки из книги "Ни дня без строчки" наводят на вполне конкретные выводы. Тогда и Погорынье, да и все наше Полесье становятся не такими уж чужими для писателя.

Составитель списка древних белорусских шляхетских родов Владимир Круковский не забыл упомянуть и Олешей. Еще бы! Вот самый что ни на есть шляхетский документ из старинного сборника королевских и княжеских привилегий. "1508 год. Мая второго дня. Федор, князь Ярославич село Бережное с людьми... и со всеми пожитками Петру Олеше на вечность в Пинске передал". Исполнилось 500 лет первого упоминания рода Олешей на Полесье. Впрочем, в XV–XVIII веках где только не встретишь потомков основоположника этой фамилии – боярина с прозвищем Олешка или Олеша, имевшего происхождение с Волыни. Они – рыцари, государственные чиновники, священники, крупные землевладельцы. Федор Олеша-Олешкович в 1482-1486 годах был секретарем короля Казимира Ягеллончика. А Петр Федорович мужественно сражался с татарами из расколовшейся дикой Орды. Через сто лет место секретаря при королевском дворе снова занял представитель полесского рода – Флориан Олеша. В 1607 году он усмирял казацкое восстание. Ту же должность имел позднее и Станислав. Наследники Михаила Олеши и Софьи из Дубинецких значились судьями пинскими.

К этому времени Олеши прочно обосновались в Бережном. Изменить привилегию Петра Петровича Олеши, полученную на здешние владения от последнего пинского князя Федора Ярославича, не сочла возможным даже новая хозяйка полесских пустошей и болот королева Бона. С тех пор шляхетский род с основным гербом "Брохович" – в белом поле красный олень, обращенный влево, с золотой короной на шее – и девизом "Non omnis moriar" просуществовал на Полесье немногим более 430 лет.

Хорошо прослеживается 14 поколений Олешей с берегов Горыни. Когда и от кого именно "отпочковалась" ветвь прародителей семьи Ю.К.Олеши, доподлинно не установлено. Сам же Юрий Карлович как бы помогает нам не усомниться в его полесском происхождении. В книге "Ни дня без строчки", делясь воспоминаниями об отце, писатель упомянул об имении, проданном Карлом Олешей и его братом, а вернее, о фольварке Юнище. По спискам землевладельцев Минской губернии во второй половине ХIХ века удалось выяснить, что эти угодья, числящиеся на момент описи за Антоном Юстиновичем Олешей, находились недалеко от родового имения в окрестностях и поныне существующей деревни с тем же названием. Расположена она в нескольких километрах от станции Видибор железной дороги Лунинец-Сарны.

Однако Олеши не особенно-то "сорили" землей. Их соседи давидгородокские Радзивиллы – при первой же возможности готовы были прибрать к рукам любой упущенный кусок. Владельцы Бережного старались приобретать пашню, сенокосы и теряли их разве что, определяя в приданое дочерям. Это приучило Олешей дорожить семейными ценностями. Вот почему Юнище оставалось в роду, как говорится, до последнего. Факт утраты имения, деньги за которое были проиграны в карты, Юрий Карлович сообщает с глубоким разочарованием о моральных достоинствах отца.

Есть и другие подтверждения западного, польского происхождения семьи писателя. Еще до войны отец и мать, как бы подчиняясь зову предков, переселились в Гродно, хотя этот город явно уступал шикарной Одессе, где они провели лучшие годы жизни. Дома у родителей Юрия Олеши соблюдались католические обычаи, его первыми книгами стали издания на польском языке. Знали Олеши и о гербе "с оленем и короной". Особенно о фамильной чести заботилась бабушка Юрия Карловича, о которой он с особой теплотой и любовью пишет в своих воспоминаниях.

В дореволюционной России существовала еще одна ветвь Олешей. Ее основал в "смутные времена" начала XVII века один из участников польского похода на Московию. Прозвище приобрело иное звучание – Олешевы. Главные усадьбы находились на Вологодчине. И здесь не обошлось без литературных дарований. На этом славном поприще был знаменит земянин Алексей Олешев (1724-1807). Он же стал швагром полководца А.В.Суворова.

В Великом княжестве Литовском среди Олешей отмечен автор богословских трактатов Ян – игумен греко-католической обители в Витебске. Монах жил во второй половине XVII столетия. Титус и Франциск Олеши посвятили себя служению римско-католическому костелу, являясь прелатом и деканом слонимским.

Само Бережное, вернее уже Новое Бережное, основанное в начале XIX века, оставалось у Олешей до самого прихода Советской власти и национализации крупной собственности. Красивое имение до сих пор сохраняет черты былого величия. Особенно интересен старый пейзажный парк с множеством древесных экзотов. Двухэтажный из красного кирпича господский дом давно пришел в упадок. После войны он приютил многих оставшихся без крова полешуков. Последними, еще в конце 90-х годов, здесь жили инвалиды Иван Иванович и Прасковья Евдокимовна Жолобовы. Они вели хозяйство на свой лад: в парке паслась корова Майка, а в бывших панских апартаментах поселили кур. "Прорывавшиеся" на волю петухи занимали места повыше в башенке-обсерватории. Ее построил Константин Олеша. Его отец Цезарий Антоний Олеша отправил старшего сына в Германию учиться прогрессивному земледелию. Но вместе с агрономией тот увлекся астрономией. Да так, что, возвратившись в имении, устроил там обсерваторию и прекрасно сочетал работу на земле с научными наблюдениями за небесными светилами. Был членом-корреспондентом нескольких научных обществ.

Еще один контраст эпох бросился в глаза при посещении сельского магазина. Местная агрофирма имени Ленина взялась оригинальным образом популяризировать историческое наследие. На винзаводе, расположенном в сотне шагов от усадьбы, начали разливать дешевое "чернило" под названием "Замок Олешей", используя в качестве иллюстрации абстрактную картинку красивой средневековой крепости. Впрочем, "Замок Олешей" существовал и находился в имении Теребежов, деревне, что сегодня находится у самой границы с Украиной. Здешние земли также принадлежали Олешам. Приносили неплохой доход. И все шло бы своим чередом, пока не случилась несчастная любовь. Цезарий, еще один сын Цезария Антония из Нового Бережного, женился на красавице-варшавянке. Та наотрез отказалась ехать в глушь. Супруг решил удивить жену и создать ей самые лучшие условия. В короткий срок был построен дворец рыцарских времен, с башнями, витражами, каминным залом. Мебель везли аж из Санкт-Петербурга, из Польши – картины и утварь. В заботах и переживаниях Цезарий подорвал свое здоровье. Стала развиваться слепота. Тяготили громадные долги. Не найдя иного выхода, незадачливый супруг застрелился. А все хозяйство Цезария Цезаревича пошло прахом. Об этой истории рассказывают в Теребежове и поныне. В старом фотоальбоме я видел этот "замок". И надо признать – красивейшая неоготика. Жаль, что от постройки не осталось и следа.

Еще в первые столетия становления рода, представители которого тогда исповедовали православие, подстолий мозырский Петр Олеша, попав в плен к мусульманам, решительно отверг предложение отречься от Родины и жить с "неверными". Как гласит предание, он ответил на угрозы: "Не умру весь". Так и случилось со всей фамилией, несмотря на перипетии времен и событий, сложившей многовековую историю.

...Вот о чем я рассуждал, стоя у одинокой могиле, на забытом Богом и людьми кладбище, в самом сердце глубинного Полесья.

"Иногда думаешь, как коротка жизнь". Не так ли, Юрий Карлович?

Вячеслав Ильенков

От редакции. Польский исследователь Р. Афтанази выдвинул робкую гипотезу о полесских корнях писателя Ю.К. Олеши. Пинский журналист В. Ильенков привел убедительные аргументы в пользу этой гипотезы. А недавно её окончательно подтвердил краевед, бывший директор бережновской школы Андрей Цывис, который благодаря их статьям стал серьёзно заниматься изучением генеалогии рода Олешей. Краевед в своей статье "Столинские корни Ю.К. Олеши" (газета "Навіны Палесся", 2009, № 17) пишет: "(...) окончательный ответ даёт изучение хранящегося в НИАБ дела № 27 Минского Дворянского Депутатского собрания о дворянском происхождении рода Олешей (фонд 319, опись 2, дело 2319). Из помещённой в деле родословной № 1020 от 15.11. 1893 г. видно, что, отца Юрия Карловича зовут Карл Александр, деда – Антон Пётр, а прадеда звали Юстином Ивановичем (являлся кузеном бережновского помещика Цезария Олеши и совладельцем имения Бережное до 1824 г.). (...) Когда Олеши приобрели имение Юнище недалеко от деревни Юнище, пока не ясно, но зато известно, что в 1861 г. в костёле д. Осовая был окрещён отец писателя Карл Александр, а крёстным отцом был бережновский помещик Цезарь Олеша, на то время старший в столинско-пинской ветви рода".

Андрей Цывис уточняет и историю имения Бережное: "Следует указать, что с конца XIX в. имением Бережное частично владели Чемеринские. Фома Чемеринский выдал дочь Юзефу за Леона Самуиловича Олешу, владельца в 1820 году другой части имения. В 1824 году Фома Чемеринский выкупил ещё одну часть имения Бережное у Юрия и Юстина Олеши (прадеда писателя) и передал дочери. Леон Самуилович Олеша (1788-1842) выкупил в 1831 г. ещё одну часть имения у своих двоюродных братьев Антона и Игнатия Олешей и стал владельцем всего имения". Трудно только согласиться с краеведом в одном, что род Олешей имел московские корни. Обнаруженная В. Ильенковым в Бережном могильная плита капитана Польских войск, по мнению Цывиса, лежала на могиле Карла Самуиловича Олеши (1791-1870), родного брата Леона.

Какова дальнейшая судьба имения Юнище после проигрыша его в карты? В областном архиве найден документ о том, что имение "Юнище" под Столиным (граничило с имением "Маньковичи" князей Радзивиллов) в 1909 году купила баронесса Елена Николаевна Рауш фон Траубенберг (предположительно, жена командующего Минским военным округом, генерала от инфантерии Е.А. Траубенберга), вероятно, у Сергея Ивановича Жекулина, который, в свою очередь, купил его в 1900 году. К сожалению, пока неизвестно, у кого Жекулин приобрёл имение (возможно, что у Олешей). В 1911 году имением Юнище владел уже помещик Анатолий Родзянко, а в 1930 г. – его сын, гражданин Югославии Пантелеймон Родзянко просил разрешения поселиться в Польше, где у него есть имение Юнище.

На галоўную старонку