На галоўную старонку
 


"Богоматерь Купятицкая"
в церковно-художественной традиции XVII-XVIII вв.

Едва ли не исключительный случай, когда обнаруженный в окрестностях Пинска, повешенным на дереве в с. Купятичи, в 1182 г. бронзовый крест-энколпион был воспринят как чудотворная икона Богоматери, празднование которой впоследствии внесено в церковный календарь под 15 ноября. Сложное историческое будущее ожидало драгоценную находку, ставшую большой православной святыней, перемещенную затем в Киев, где она и закончила свое историческое существование, оставив его следы в гравюре и золотном шитье. Эта яркая страница духовной культуры Киева и вместе с тем Пинского Полесья во многих отношениях остается уникальной: изящный литой крест-реликварий с рельефными изображениями привлекает внимание исключительно как образ Богоматери, с усиливающейся популярностью, чему немало способствовали гравюры XVII в., надо сказать, своеобразно интерпретировавшие оригинал. Важно было и то, что реликвия находилась в киевском Софийском соборе, и, таким образом, оставалась доступной многочисленным паломникам1.

Основным источником исторических сведений о купятицком кресте-энколпионе является дополнение, озаглавленное как "Чудеса купятицкие", к сборнику "Тератургима", составленному иеромонахом Киево-Печерского монастыря Афанасием Кальнофойским и напечатанному на польском языке в Киеве в 1638 г.2. Здесь подробно описаны чудеса от иконы, происшедшие с 1617 по 1636 г. Некоторые из них описаны также в книге иеромонаха Иоанникия Галятовского "Небо новое", напечатанной во львовской типографии Михаила Слезки в 1665 г.3, а изображение еще было помещено в книге архиепископа Лазаря Барановича "Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы, прилучшееся в среду крестопоклонную року 1674", изданной в Новгороде-Северском в следующем 1675 г. Заимствованные из этих книг сведения, дополненные иными материалами, потом составили содержание большой статьи, напечатанной в неофициальной части "Минских епархиальных ведомостей" за 1891 г.4

По преданию, изложенному в приложении к книге Афанасия Кальнофойского, в очень давнее время шестилетняя крестьянская девочка по имени Анна, пасшая скот на месте полном "купин" или "купят" (терновника), увидела между зарослями необыкновенный свет, и, приблизившись, обнаружила на дереве небольшой крест, с Распятием на одной стороне и с Богоматерью с Младенцем Христом - на другой. Свою находку девочка отнесла домой и спрятала в сундук. Однако, вернувшись к стаду, снова обнаружила крест висящим на дереве, и, решив, что это иной, подобный первому, положила его за пазуху. Но, придя домой, не обнаружила его ни у себя, ни в сундуке. В сопровождении отца отправилась тогда на луг, и уже издали они увидели сияние вокруг дерева, на котором явился крест. Отец Анны рассказывал о чуде соседям. Расчистили место явления, и на нем была сооружена небольшая деревянная церковь. В 1240 г. ее сожгли татары, а местные жители так и не смогли отыскать на пожарище почитаемый крест-энколпион. Только в XV в. реликвия была обнаружена монахом-паломником Иоакимом, привлеченным "светлостью великой". Во вновь сооруженной церкви он стал пономарем. В 1495 г. княгиня Мария церкви в Купятичах пожаловала дворище5.

"Богоматерь Купятицкая" – киевский бронзовый крест-энколпион. Последняя четверть ХII в. (в поздней серебряной оправе).
"Богоматерь Купятицкая" – киевский
бронзовый крест-энколпион.
Последняя четверть ХII в.
(в поздней серебряной оправе).

Крест – имитация креста-энколпиона. Дерево, резьба. Третья четверть ХVII в. Николаевская церковь в с. Купятичи.
Крест – имитация креста-энколпиона.
Дерево, резьба. Третья четверть ХVII в.
Николаевская церковь в с. Купятичи.
Икона Богоматери Купятицкой. Гравюра на дереве. 1638 г.
Икона Богоматери Купятицкой.
Гравюра на дереве. 1638 г.



Киот иконы Богоматери Купятицкой в Николаевской церкви с. Купятичи. Средняя часть – ХVII в.; доска – XIX в.
Киот иконы Богоматери Купятицкой
в Николаевской церкви с. Купятичи.
Средняя часть – ХVII в.; доска – XIX в.

Во второй половине XVI в. купятицкая церковь обновлена Диримунтом Войной и отдана им во владение своему племяннику - брестскому каштеляну Григорию Войне, который в конце того же столетия капитально перестроил сооружение, дал средства для постройки жилых и хозяйственных помещений для клира, заказал образ своего патронального святого и "устроил подобающую раму для чудотворного образа". Сам же образ в это время был прикреплен к квадратной позолоченной доске, вставленной в упомянутую раму. В 1617 г. был пойман вор, обокравший церковь в имении Войнов, и, по завершении судопроизводства, сожжен как святотатец. Позже, по настоянию своей матери Аполлонии Воловичевны Войниной, Купятичи и иные имения Войнов в Пинском уезде купил Василий Копец. В 1628-1629 гг. при Купятицкой церкви основан мужской монастырь. Игумен Свято-Духова монастыря в Вильне Иосиф Бобрикович дал в настоятели Иллариона Денисовича, который вскоре собрал около тридцати человек братии. Инвентарь монастыря от 1631 г. дает представление об имуществе и церковной утвари. Записки этого первого купятицкого игумена, помещенные в приложении к "Тератургиме" Афанасия Кальнофойского, немало способствовали популярности образа.

Но монастырский храм успел обветшать, о чем доносил монах купятицкой обители Макарий Токаревский киевскому митрополиту Петру Могиле6. Игумен сбор денег поручил своему наместнику Афанасию Филипповичу и послушнику Онисиму Волковицкому. Составленная Афанасием Филипповичем история его путешествия с этой целью в Москву была вместе с изображающей купятицкую икону гравюрой в марте 1638 г. поднесена царю Михаилу Федоровичу7.

Что же представлял крест-энколпион как художественное произведение? Н.Закревский, исключительно внимательный к древностям, при описании Софийского собора в Киеве заметил: "это небольшой медный и складной, литой крест"8. Специально к изучению купятицкой находки, однако, обратился только Н.И. Петров, сопоставивший ее с иными древнерусскими крестамиэнколпионами9. По заключению исследователя, "Купятицкая икона Богородицы принадлежит к числу древних энколпионов киевского происхождения, относящихся, по времени, к первому киевскому периоду русской истории"10. Н.П.Кондаков признавал, что "самым любопытным по значению его для русской древности является бронзовый крест, известный под именем Купятицкой чудотворной иконы Божией Матери"11. Общую классификацию крестов-энколпионов этого типа осуществил В.Н.Зоценко12. Затем было предпринято монографическое изучение самого купятицкого креста-энколпиона, одного из самых качественных образцов металлопластики, имеющих стилистические признаки конца XII в.13 В частности, это массивность фигур, при весьма искусной пластической моделировке. В связи с этим нельзя не обратить внимание на судьбу произведения и на эволюцию его оформления14.

Поднесенный Афанасием Филипповичем в марте 1638 г. царю Михаилу Федоровичу в Москве типографиский оттиск с изображением Купятицкой Богоматери был идентичным гравюре, приложенной к "Тератургиме", напечатанной в Киеве. Следовательно, по пути в Москву, уже в русских пределах, игуменский посланец служил молебен, поместив на столе именно этот "паперовый" образ Купятицкой Богоматери, который "того року перший раз зъ друку киевского".

Крышка киота иконы в церкви с. Купятичи с изображением Богоматери Купятицкой. Серебро, гравировка. Первая треть ХVII в.
Крышка киота иконы в церкви с. Купятичи
с изображением Богоматери Купятицкой.
Серебро, гравировка. Первая треть ХVII в.

Гравюра с изображением Богоматери Купятицкой на странице Новгород-Cеверского издании 1674 г.
Гравюра с изображением Богоматери Купятицкой
на странице Новгород-Cеверского издании 1674 г.
Гравюра с изображением Богоматери Купятицкой на странице киевского издании 1659 г.
Гравюра с изображением
Богоматери Купятицкой на странице
киевского издании 1659 г.

Воздух с изображением Богоматери Купятицкой. Золотное шитье. Начало XVIII в. Чернигов, Исторический музей им. В. В. Тарновского.
Воздух с изображением Богоматери Купятицкой.
Золотное шитье. Начало XVIII в. Чернигов,
Исторический музей им. В. В. Тарновского.

Крест-энколпион здесь воспроизведен гравером с заметными упрощениями, вписанный в барочный овальный картуш и окруженный держащими реликвию четырьмя ангелами, в руках у которых раскрытые свитки с текстами, соединив которые, можно прочесть: "Радуйся, Обрадованная Марие, Господь е Тобою"15. Не исключено, что воспроизведено реально существовавшее обрамление, хотя настаивать на этом предположении не приходится, поскольку композиция могла быть сочинена и гравером. В изображении самого креста-энколпиона нет явных признаков следования оригиналу: упрощен даже абрис изделия, видоизменены изображения в медальонах, увеличено расстояние между ними и центральной фигурой, но при этом заботливо воспроизведены неизвестно когда появившиеся на металлических створках отверстия. Конечно, очертания креста-энколпиона могли оказаться закрытыми рамой, устроенной Григорием Войной, когда "образ был прикреплен к квадратной позолоченной доске". Эта гравюра явно способствовала популярности образа Богоматери Купятицкой, причем даже в демократической среде, которой были недоступны книги с упомянутым воспроизведением.

Между тем назревали печальные события. Афанасий Филиппович, ставший игуменом Брестского Симеонова монастыря, 5 сентября 1648 г. принял мученическую смерть16. Затем, судя по инструкциям пинской шляхты делегатам сеймов и королевской грамоте от 1650 г., встал вопрос об обращении Купятицкого монастыря в унию. Принято считать, что в связи с этим крест-энколпион тогда перенесен был в Киев. Угрозы унии уже до того звучали в инструкциях пинской шляхты делегатам сеймов 1645 и 1646 г. Существует также версия о перенесении образа из Купятичей в Киев в 1722 г.17 Но в таком случае было бы непонятным свидетельство источников не только об усилившемся в Киеве почитании Богоматери Купятицкой, но и о существовании его вещественных памятников, о которых здесь еще будет сказано. Не исключено, что принимали за оригинал имитацию, которая до настоящего времени остается в приходском храме в Купятичах. И подобный риторический вопрос, не эта ли икона подлинная, возникал еще в XIX в.

В действительности сохранившийся резной деревянный крест представляет рельефное воспроизведение реликвии, выполненное на основании использования в качестве образца уже упомянутой гравюры 1638 г., а не бронзового оригинала XII в. Доска-пластина, украшенная гравировкой и накладным венцом, имеет гнездо, по форме и размерам соответствующее именно деревянному кресту. Судя по всему, для него она и была изготовлена. Если учесть то обстоятельство, что венец, как известно, был снабжен датой - 23 июля 1658 г., то киот к указанному времени уже существовал, и, конечно, позже неоднократно обновлялся. Квадратная серебряная пластина, размером 15,5х15,5 см, обрамлена валиком. К оправе прикреплена круглая (диаметром 10,5 см) крышка-створка серебряной панагии, украшенной с внешней стороны гравированным изображением Богоматери Купятицкой,, окруженным кольцевой надписью, а с внутренней стороны - изображением Святой Троицы. Как следует из гравированной памятной надписи, изделие изготовлено для монастырской Введенской церкви18. Это относится к позднейшему дополнению, тогда как крышка киота если не первой трети ХVII в., то современная киевской гравюре 1638 г., с которой чрезвычайно схожее ее изображение. Все это укреплено на прямоугольной пластине больших размеров - 38,5х26,0 см. В инвентаре церкви в Купятичах от 1631 г. есть запись: "образ цудовны, оправны з обеих сторон сребром золочеными"19. Здесь явно речь вдет о более раннем оформлении.

Начиная с 1638 г. изображение Богоматери Купятицкой по временам воспроизводится в гравюре различных изданий. Особенно показательным является его помещение в напечатанном в Киеве в 1659 г. "Постановлении от его Царского величества з Войском Запорозким року 1659", где оно представлено уже как киевская святыня20. Иной вариант иконографической схемы, с Богоматерью в короне и с князьями Борисом и Глебом по сторонам креста, можно обнаружить в напечатанном в 1674 г. в Новгороде-Северском "Слове на Благовещение Пресвятой Богородицы" черниговского архиепископа Лазаря Барановича, стилистически отличающийся от предыдущего21. Не отражены ли здесь особенности оформления, появившегося на новом месте, в Киево-Софийском соборе?

Перенесенный в Киев крест-энколпион теперь постоянно привлекает к себе внимание митрополитов. Так, в "тестаменте" киевского митрополита Гедеона Святополк-Четвертинского, скончавшегося 6 апреля 1690 г., сказано: "В туюж Свято-софийскую церковь отказую на чудотворный образ Купятицкой Пресвятыя Богородицы зависите португал от 10 червоних золотых"22. Известно, что при митрополите Варлааме Ясинском (1690-1707) образ оставался прикрепленным к квадратной серебряной позолоченной доске, вероятнее всего привезенной вместе с ним из Купятичей, пока в 1700 г. не была этим иерархом устроена серебряная вызолоченная крестообразная "шата", на поперечных оконечностях которой были изображены Иоаким и Анна23. Киевский митрополит Евгений Болховитинов (1822-1837) утверждал, что икона перенесена во второй половине ХVII в., когда бенедиктинцы, а потом униатские монахи завладели Купятицким монастырем24. По завещанию наследников Василия Копца купятицким имением владел Городищенский бенедиктинский монастырь. Известно, что в 1659 г. жена Януша Радзивилла, Мария, дочь молдавского господаря, завещала тысячу золотых на неугасимую лампаду перед чудотворным образом Богоматери. К 1667 г. накопилось так много пожертвований, что полоцкий воевода Иван Карл Копец обязывал настоятеля монастыря составить подробную опись украшений. В Киеве, в Софийском соборе реликвия была помещена в особом киоте на западной галерее близ Андреевского придела.

Воздух с изображением Богоматери Купятицкой. Золотное шитье. Первая четверть ХVIII в. Звенигород, Историко-архитектурный и художественный музей.
Воздух с изображением Богоматери Купятицкой.
Золотное шитье. Первая четверть ХVIII в.
Звенигород, Историко-архитектурный и художественный музей.

Палица с изображением Богоматери Купятицкой. Золотное шитье. Начало ХVIII в. Германия, Частное собрание.
Палица с изображением Богоматери Купятицкой.
Золотное шитье. Начало ХVIII в.
Германия, Частное собрание.
Фрагмент палицы с изображением Богоматери Купятицкой. Золотное шитье. Вторая четверть ХVIII в. Киев, Национальный художественный музей Украины.
Фрагмент палицы с изображением Богоматери Купятицкой.
Золотное шитье. Вторая четверть ХVIII в. Киев, Национальный
художественный музей Украины.




Палица с изображением Богоматери Купятицкой. Золотное шитье. Начало ХVIII в. Национальный Киево-Печерский историко-культурный заповедник.
Палица с изображением Богоматери Купятицкой.
Золотное шитье. Начало ХVIII в.
Национальный Киево-Печерский
историко-культурный заповедник.

На сегодняшний день известно несколько произведений золотного шитья, несомненно, киевского происхождения, скорее всего выполненных в мастерской Вознесенского Печерского монастыря, славившейся своей исключительно высокого художественного уровня продукцией. Это прежде всего два воздуха, которые могли служить и подвесными пеленами к иконе, со стилистическими признаками первых десятилетий ХVIII в. Один из них хранится в Черниговском историческом музее, другой - в Звенигородском историко-архитектурном и художественном музее в Подмосковье. Они схожи по общей композиционной схеме и отличаются преимущественно в деталях, а также индивидуальной манерой исполнения. Важно, однако, то, что образцом для центрального изображения остается уже упомянутая гравюра 1638 г. То же можно сказать и о двух шитых палицах (эпигонатиях), одна из которых оказалась в частном собрании в Германии25, а другая, в фрагментированном виде, обнаружена в Анастасиевской церкви в Глухове и ныне хранится в Национальном художественном музее Украины в Киеве26. Есть еще одна, совершенно иная по манере исполнения палица, с более усложненной иконографией, в собрании Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника, выполненная явно по индивидуальному эскизу27. В киево-печерской лаврской ризнице сохранилась едва ли не единственная в своем роде фелонь середины ХVIII в., на оплечье которой нашито золотное воспроизведение Богоматери Купятицкой28.

Если соотнести известные исторические факты, то оказывается, что в местных купятицких преданиях наиболее отчетливо запечатлелись время явления образа, его утрата и обретение. В Киев же крест-энколпион возвращается, где был изготовлен, в ХVII в., уже как широко почитаемая реликвия. И именно здесь начинается период его художественной интерпретации, преимущественно в гравюре и золотном шитье. Остается надеяться, что со временем могут быть выявлены пока неизвестные воспроизведения, в частности в металлопластике. В приведенных случаях трудно не обратить внимание на как бы подсознательное игнорирование мастерами материала оригинала: главным оказывается сам иконографический образ с необычной крестовидной композицией, что особенно показательно для иконописных воспроизведений Нового времени.

На выполненной по заказу киевского митрополита Варлаама Ясинского "шате" была гравирована пространная надпись, с указанием на перенесение иконы в Киев в 1655 г. и на выполнение этого оклада в 1700 г., в виршованной форме29. А позже, по указанию митрополита Арсения Могилянского (l757-l770), западная стена и стены галереи собора были заполнены стихами на украинском языке, с поэтическим повествованием о чудесах иконы. При реставрации сооружения в 1843-1853 г. все это уничтожено.

Именно в указанное время, в 1852 г. прихожане Купятицкой Николаевской церкви предприняли безуспешную попытку ходатайствовать перед Синодом о возвращении чудотворной иконы, несмотря на то, что она была поддержана архиепископом Минским и Бобруйским Михаилом. Отказ был мотивирован тем, что икона "принадлежала не приходской церкви, построенной в 1822 г., а монастырю, ныне уже не существующему, и перенесена в Киево-Софийский собор не предками просителей, но православными бывшего монастыря монахами около 200 лет назад"30. Кто знает, возвращенная в Купятичи реликвия, возможно, и не погибла бы, тогда как в Киеве она исчезла бесследно. Споры вокруг церковного наследия редко имели счастливый исход, и его передел навсегда лишил наших современников возможности видеть древние святыни. Многие иконы исчезли, не получив качественных списков и фотоснимков. В итоге утраты не документированы.

Образ Богоматери Купятицкой имел более счастливую судьбу. О нем сегодня напоминают подобные кресты-энколпионы, гравюры и шитье. Благодаря этому он сохранился в памяти многих поколений.

Примечания

  1. Кiзлова А. Сакрум Софii Київської (шанованi святинi храму) у XVIII - серединi XIX столiття // Софiйськi читання. Матерiали III мiжнародної науково-практичної конференцiї "Пам'ятки Нацiонального заповiдника "Софiя Київська" та сучаснi тенденцiї музейної науки" ( м. Київ, 24-25 листопада 2005 р.). Київ, 2007. С. 141-142. См. также: Сiнкевич Н.О. Куп'ятицька iкона Богородицi - втрачена київська святиня // Могилянськi читання. 2008. Київ, 2009. С. 121-127.
  2. ТЕРАТОYРГНМА lubo cuda ktore byŀy tak w sawiętocudotwornym monastyru Pieczarskim kiiowskim iáko y w obudwu swiętych pieczarach, w ktorych po woli Boźey Bŀogosŀáwieni Oycowie Pieczárscy poźywszy, y ćięźary Ciaŀ swoich zŀoźyli, Wiernie y pilnie teraz pierwszy raz zebráne y sqiátu podáno przez W. Oycá Athanasiusa Kalnofoyskiego, Zakonniká tegoź S. Monástyrá Pieczárskiego, Z Drukarni Kiiowopieczaarskiey, Roku P. 1638; Cuda Kupiatickie. 1-52 (пiсля арк. 322).
  3. Небо новое, з новыми звездами сотворенное. То ест Преблагословенная Дева Мария Богородица с чудами своими, за старанем найменшого слуги своего недостойного иеромонаха Иоаникия Галятовского, ректора и игумена братства киевского. Року 1665. В Львове, в тип. Михайла Сльозки. Л. 72 об. - 73, 122-125.
  4. П-чин В.В. Купятицкая чудотворная икона Божией Матери // Минские епархиальные ведомости. Ч. Неоф. 1891: № 18. С. 481-494; № 19. С. 509-522; № 20. С. 533-547; № 21. С. 566-585; № 22. С. 620-634; № 23. С. 681-692; № 24. С. 731-740.
  5. Грушевский А. Пинское Полесье. Киев, 1903. Ч. 2. С. 48.
  6. Подробнее см.: Chomik P. Kupjatycki jako cśrodek kultowy cudownej ikony Matko Boskiej // Žycie monastyczne w Rzeczypospolitej. Białystok, 2001. S. 145-160.
  7. Диариуш берестейского игумена Афанасия Филипповича // Памятники полемической литературы. Кн. I. СПб., 1878. Стб. 49-156.
  8. Закревский Н. Описание Киева. Т. II. М., 1868. С. 823.
  9. Петров Н.И. Купятицкая икона Богородицы, в связи с древнерусскими энколпионами // Труды IX Археологического съезда в Вильно. 1893. Т. II. М., 1897. С. 71-79.
  10. Там же. С. 76.
  11. Кондаков Н.П. Иконография Богоматери. Т. II. Пг., 1915.С. 240.
  12. Зоценко В.Н. Об одном типе древнерусских энколпионов // Древности Среднего Поднепровья. Киев, 1981. С. 113-124. См. также: Корзухина Г.Ф., Пескова А.А. Древнерусские энколпионы. Нагрудные крестыреликварии XI-XIII вв. СПб., 2003. С. 101-110. Таб. 48-59.
  13. Пуцко В.Г. Купятицкий энколпион // Художественный металл России. Материалы конференции памяти Г.Н. Бочарова. М., 2001. С. 144-153.
  14. Пуцко В. Бронзовий енколпiон з Куп'ятич - чудовна iкона Богородицi // Над Бугом i Нарвою. 2000. № 4. С. 16-18; он же. Барочныя аправы цудадзейных абразоў Мацi Божай // Барокка ў беларускай культуры i мастацтве. 2-е выд. Мiнск, 2001. С. 214-216. Iл. 89-92.
  15. Собрание гравированных изображений Божией Матери и сказания о них. СПб., 1878. С. 8 (с двумя таблицами).
  16. Мельников А.А. Путь непечален. Исторические свидетельства о святости Белой Руси. Минск, 1992. С. 213-214.
  17. Хвальчевский С. Писцовая книга Пинского и Клецкого княжества, составленная Пинским старостой Станиславом Хвальчевским в 1552-1555 гг. Вильна, 1884. Примеч. К. Снитко на с. XXXI; Максiмава Э. Да пытання втрыбуцыi цудатворнай Купяцiцкай Iконы Божай Мацi// Проваслаўе. 2007. № 14-15. С. 45-46.
  18. Подробнее см. там же. С. 48-49.
  19. Акты, издаваемые Виленскою комиссиею для разбора древних актов. Т.II. Вильна, 1865. С. 236-237.
  20. Запаско Я., Iсаевич Я. Пам'ятки книжного мистецтва. Каталог стародрукiв, виданих на Українi. Кн. I (1574-1700). Львiв, 1981. С. 73, 76. № 399.
  21. См.: Делюга В. Зображення Богородицi у графiцi києво-печерських майстрiв на зламi XVII-XVIII столiть // Могилянськi читання. 2001. Київ, 2001. С. 94, 98.
  22. Минские епархиальные ведомости. Ч. Неоф. 1891. № 24. С. 735.
  23. Там же. С. 735-736.
  24. Митроп. Евгений. Описание Киевософийского собора и киевской иерархии с присовокуплением разных грамот и выписок, объясняющих оное, также планов и фасадов Константинопольской и Киевской Софийской церкви и Ярославова надгробия. Киев, 1825. С. 50.
  25. Jeckel S. Kirchenschatze des christlichen Ostens und Metallikonen. Recklinghausen, 1986. S. 93, 108. № 317.
  26. Пуцко В. Новые памятники украинского золотного шитья XVII-XVIII веков // Музеj примењене уметности. Зборник. Бр. 28-29. Београд, 1984-1085. С. 35-36. Рис. 7.
  27. На палицу обратила мое внимание и любезно предоставила фотоснимок покойная Е.С. Прасолова, за что я сохраняю признательность.
  28. Українське гаптування та вишивка XVI-XVIII ст. в зiбраннi Києво-Печерского iсторико-культурного заповiдника. Каталог. Київ, 1875. С. 45. № 141. Iл. 9.
  29. Минские епархиальные ведомости. Ч. Неоф. 1891. № 24. С. 736.
  30. Там же. С. 739 (Ответ Синода от 20 июня 1852 г. За № 4646); Кiсялёў У. Купяцiцкая iкона Божай Мацi напамiнае пра сябе // Праваслаўе. 2007. № 14-15. С. 40-43.

Василий Пуцко

На галоўную старонку