На галоўную старонку
 


Судьба погребения
Казимира Леона Сапеги

Известно, что основатель и фундатор кляштора картузов в Березе Казимир Леон Сапега, сын Льва Сапеги, был перезахоронен в кляшторном костеле в 1666 году (умер в 1656 г. в Бресте).

Березовский кляштор картезианцев. Рисунок Н. Орды.
Березовский кляштор картезианцев. Рисунок Н. Орды.

В 1868 г. при разломе стены костела, когда разрушали березовский картузианский монастырь, нашли гроб князя Казимира Сапеги. На крышках наружного и внутреннего гробов были надписи на латинском языке следующего содержания (Национальный исторический архив Беларуси (г. Гродно) ф 1, оп 6, д. 1937, л. 49):

1757 года 21-го марта по воле светлейшего и преподобнейшего Г. Антония Воловича, Епископа Луцкого, Брестского; его Величества Канцлера; Декана Варшавского и проч. в присутсвии некоторых прелатов и монахов тамошняго монастыря, (которых имена тут приводятся) открыта гробница светлейшего Господина Казимира Льва Сапеги, вице-канцлера Великого Княжества Литовского, благочестивейшаго основателя сего дома, от смерти в 101 году.

Казимир Лев Сапега - Князь Быховский, Сапежинский, Чернобыльский и Черецкий, Маршал Двора и вице-канцлер Великого Княжества Литовского, Оршанский, Волпянский, Березский староста, от родителей Льва Сапеги, палатина Виленского, Воеводы Великого Княжества Литовского, и Княгини Елизаветы; дочери Христофера Радзивилла, палатина Виленскаго и воеводы Великого Княжества Литовского - необыкновенное явление в свое время для Великого Княжества Литовского, ученостью, образованностью, красноречием, честностью, за великие заслуги Государству любимый королями светлейшими Владиславом IV и Яном Казимиром, многих церквей, монастырей, богоугодных заведений (...) и сего Картузского креста основатель (...) Во время походов Короля при Зборове, Берестечке и Завапице вооруживший на свой счет 1500 всадников и пехоты убил (...). Укрепленные замки своего староства в течение 10-ти лет защищал своим войском против Шведов, Москвы, Казаков. Родился в Вильне 14-го июля 1609 года, умер в Бресте 9-го (в других местах 19-го) января 1656 года.

На сем месте сложил свои кости Казимир Лев Сапега Князь Быховский, Сапежинский, вице-канцлер Великого Княжества Литовского, префект Оршанский, Волпянский, Березский, администратор Брестской экономии, родился 1609 году 14-го июля в Вильне; умер в Бресте 19-го января 1656 года и в этой урне похороненный покоится.

Казимир Лев Сапега, Князь Быховский, прокуратор Великого Княжества Литовского, Оршанский, Волпянский, Любошанский староста, администратор Брестской экономии, родился в Вильне 1609 года 14-го июля, умер в Бресте 19-го января 1656 года, погребенный здесь почиет в мире. Аминь!

1764 года 4-го мая. По совершению торжественной панихиды переложено тело в этот гроб Павлом Веленбергфом, Игуменом, в присутствии выше упомянутых лиц (за исключением умерших) и новых (которых имена приводятся).

Последняя надпись, снятая с дощечки совершенно сходна с предыдущей.

Переводили и сличали Подписи
Директор Балванович
Учитель греч. языка Турянский (?)
1869 года Сентябрь 20 дня

Рядом с гробом Казимира Сапеги находился сосуд с его сердцем. О судьбе найденного сосуда говорится в следующим документе из того же дела (л. 46, 47):

3 октября 1869 г
г. Гродно

Господину Виленскому Гродненскому и Минскому Генерал-Губернатору и Главному Начальнику Витебской губернии

На предложение Вашего Высокопревосходительства от 25 августа за № 11825, имею честь уведомить, что князь Сапега, гроб которого найден при разломке Картуз-Березского костела, как видно из надписей на его гробе, родился в Вильне 14 июля 1609 года и умер в Бресте в 1656 году, был канцлером (или вице-канцлером) Великого Княжества Литовского и основателем Картуз Березского костела. Остальные о нем сведения Выше Высокопревосходительство изволите усмотреть из препровождаемых при сем надписей с крышки его гроба.

По произведенному дознанию оказалось, что урна найдена в стенах Картуз Березского костела в октябре месяце прошлого года была передана Надворным Советником Козыревым, которому предоставлена разборка костела, местному священнику Горбацевичу, а сим последним в начале июля месяца сего года отдана, в числе других вещей принадлежавших церкви золотых дел мастеру еврею Соде-Гольбергу, проживающему в м. Антополь Кобринского уезда, для переделки на два ковшика, употребляемых при совершении св. Евхаристии. Когда 6 минувшего Августа было мною дано приказание Пружанскому Исправнику немедленно отобрать урну от еврея Гольберга, то таковая была уже переделана в ковшик и таковые доставлены ко мне вместе с деревянным обшитым бархатом футляром в котором хранилась урна. Совершенные при дознании Надворный Советник Козырев и священник Горбацевич показали: первый, что он в отыскании урны, не имевшей при том надписи и из серебра весьма низкой пробы, не видел предмета столь важного или древнего, чтобы о нем доносить начальству, или предъявлять полиции, а священник Горбацевич – что он не имел никакого основания и права не принимать дар приносимый церкви, и что по общим законам подлежит ответственности только передерщики заведомо краденых вещей, в чем он, конечно, Г. Козырева подозревать не мог. Местный становой пристав, переведенный в начале нынешнего года в другой стан, отозвался, что он не донес об открытии урны и передачи ее в церковь потому, что ему не было поручено особенное наблюдение за разломкою костела и что в найденной урне он не видел предмета древности в отношении которого он должен был быть поступить на основании 27 ст. Т. II ч. 1 общ. Губ. Учрежд. Вообще во всем деле о найденной урне, заключавшей в себе по общему мнению, сердце князя Сапеги, не видно злого умысла, или преднамеренного нарушения закона с чьей либо стороны. Надворный Советник Козырев полагал сделать богоугодное дело, отдавши урну в церковь; священник не считал себя в праве не принять дара сделанного в церковь, и становой пристав не придавал этому делу ни какого значения, не донес об этом начальству. По этому я бы полагал настоящее дело оставить без дальнейших последствий, ограничившись в отношении станового пристава Рычкова, ныне находившегося в 4 стане Пружанского уезда, административным взысканием за небрежное отправление обязанностей. Что же касается до вещей переделанных из урны, то в виду совершившегося уже факта, и не пригодности назначения кроме употребления при совершении св. Евхаристии по православному обряду, я полагаю, что всего удобнее бы было передать их в какую либо православную церковь. Препровождая при сем переводы с надписей, находившиеся на крышках двух гробов, внутреннем и наружного, князя Сапеги, и испрашивая разрешения на приведение в исполнение вышеозначенных предположений, считаю долгом присовокупить что распространившиеся слухи о богатствах, найденных в гробе Князя Сапеги, дознанием не подтвердились, и по моему мнению и принадлежат к области вымысла. Если действительно покойный Князь Сапега и был когда-то, за 200 перед сим лет, похоронен в богатой одежде, то есть основание полагать, что одежда эта и драгоценные камни были с него сняты в прежнее время, ибо по не которым местным сведениям оказывается, что не раз в бывшем Картуз Березском костеле и монастыре происходили значительные кражи с выломом стен и ксендз соседнего Сигневичского прихода Скибицкий, в акте дознания заявил, что назад тому лет десять через пролом то же самой стены, в расстоянии четырех аршин от того места где находился гроб, украдены хранившиеся в ризнице деньги, в чем подозревались органист и бывший ксендз Картезианского костела Бернацкий, о чем производилось следствие при депутате, ксендзе Ромуальде Чилковиче, ныне находящимся настоятелем в м. Свислочи. Сверх того актом дознание обнаружено, что то место где находился гроб, заложено было из ризницы толщиною в один кирпич, при чем известка оказалась весьма слабою и при взятии ея в руки легко рассыпающеюся, тогда как известка в других местах костела и даже той стены, до того скипелась, что нет никакой возможности разломать ея руками и цвет ея белый; цвет же части стены заделанного отверстия темнее всех стен ризницы. Обстоятельство это побуждает предполагать, что отверстие, в котором находился гроб, было замуровано в последний раз не при переложении тела в новый гроб, в 1769 году, но гораздо в позднейшее время.

Свиты Его Величества / - / Генерал-Майор

Руины дворца Сапег. Фото Н. Синкевича.
Руины дворца Сапег. Фото Н. Синкевича.

Слухи в Березе о якобы найденных сокровищах в могиле Казимира Сапеги подтолкнули каких-то вандалов-кладоискателей в октябре 1869 г. вскрыть на римско-католическом кладбище могилу князя Сапеги. О чем читаем в следующем документе из Национального исторического архива в Гродно ( ф.1, оп. 6, д. 1937, л. 98):

1870 года февраля 27 дня, по Указу его Императорского Величества Гродненская Палата Уголовного и Гражданского Суда

Слушали: Уголовное дело о разрытии могилы князя Сапеги, краже из гроба крышки и галунов.

Приказали: Из обстоятельств настоящего дела оказывается, что в м. Береза Пружанского уезда была разрыта на кладбище могила Князя Сапеги, похищена крышка от гроба и обрезаны от подушки галуны, которыми была она обшита, в совершении сего преступления взведено обвинение на тамошних евреев мещан Лейбу Коваля, Шимеля Каплана, Менделя Юделиовича, Иоселя Фридмана и Изку Примака, но они взводимых на них преступлений не сознались и к изобличению их непредставлено по делу ни улик, ни доказательств, а по тому следует их , на основинии 304. ст XV т. 2. кн. Св. Зак. от суда по сему делу освободить. По сим соображениям Судебная Палата Определяет: Евреев мещан Лейбу Коваля, Шимеля Каплана, Менделя Юделиовича, Иоселя Фридмана и Изку Примака, от Суда по сему делу освободить.

А вот какая версия злоключений праха Казимира Сапеги приводится в воспоминаниях Ромуальда Траугутта (Traugutt. Dokumenty, listy, wspomnenia, wypisy. Londyn, 1970):

Стела на предполагаемой могиле Казимира Льва Сапеги. Фото Н. Синкевича.
Стела на предполагаемой могиле Казимира Льва Сапеги. Фото Н. Синкевича.
"При разборе в стороне от большого алтаря найдено погребение Казимира Леона Сапеги в металлическом гробу, которое священник Горбацевич приказал засыпать строительным мусором. Затем через несколько недель по всей округе разошлась весть о том, что останки Сапеги в гробу были ограблены и пропал восхитительный золотой польский пояс с богатой шапкой, украшенной бриллиантами. Известие дошло до Вильни, об этом узнал помощник тогдашнего генерал-губернатора Крыжановский. Спустя пару недель осенним вечером он проезжал через Березу почтовым экипажем. Осветив путь фонарями, в присутствии попа Горбацевича, Крыжановский приказал открыть гроб. И в нем ничего кроме останков не было найдено. Зато были обнаружены еще несколько гробов Радзивиллов в очень хорошем состоянии и с надписями. Все обнаруженные гробы пан Крыжановский приказал похоронить на местном кладбище неподалеку костела. Пробощ сигневичский, ксендз Михал Скибицкий, бывший профессор кременецкого лицея, выполнил это указание. Через несколько дней разошлась весть, что могила Сапеги раскопана, что и в действительности имело место быть. По поручению полиции произведено вторичное погребение останков. На месте преступления было видно, что святотатцы сорвали ночью с металлического гроба крышку, сам гроб вынуть не могли, т.к. масса насыпанной земли, перемешанной с останками, не позволяла сделать это. Гроб этот при осмотре оказался на самом деле серебряным, но покрытым плесенью. Его вместе с останками закопали наново еще глубже.

Молва утверждает, что все ценности из гроба Казимира Леона Сапеги забрал поп Горбацевич. А золотой перстень заказал злотнику в местечке Антополь переделать на брошь для своей жены. Широко разошлась весть, что слежкой и поиском ценностей занимались жандармы, и даже расспрашивали местных прихожан, не был ли открыт гроб сразу же по обнаружении его под алтарем. Позднее все это утихло, как говорят, после визита попа Горбацевича в Кобрин к начальству жандармерии."

В середине старого кладбища г. Березы, соседствующего с руинами монастыря картузов, до сих пор хорошо сохранилась старинная треугольная в сечении стела. Никаких табличек или надписей на ней уже давно нет, но кирпич, из которого она сделана, явно кляшторного происхождения. С очень большой долей вероятности можно предположить, что установлена она на могиле Сапег, перезахороненных при разрушении монастырского костела.

Николай Синкевич

На галоўную старонку